России не нужна самоизоляция

России не нужна самоизоляция

Политика 28 января Андрей Бабицкий

Первый телефонный разговор между новоизбранным президентом США Джо Байденом и российским лидером Владимиром Путиным не содержал в себе никаких неожиданных сюрпризов. Перечень обвинений, адресованных России новым обитателем Овального кабинета, полностью совпал со списком претензий, о которых Байден, ещё будучи кандидатом, заявлял в предвыборный период.

Президент России подвергся критике за хакерские взломы и атаки, вмешательство в выборы, отравление Алексея Навального, агрессию на Украине, за награды, объявленные за головы американских военнослужащих в Афганистане. Последнее, кстати, было давно опровергнуто в самих США.

Информация о выговоре, сделанном Байденом, содержится в пресс-релизе Белого дома. То есть именно это новая администрация считает основным содержанием беседы. Российский пресс-релиз составлен совершенно иначе. В нём говорится, что президенты обсудили пандемию коронавируса, различные вопросы в сфере торговли и экономики, перспективы ядерного соглашения с Ираном, а также продление договора СНВ-3, что Кремль счёл «позитивным сигналом».

То есть Москва решила, что обвинения в её адрес – это глубоко второстепенный момент, и акцентировала внимание на тех вопросах, по которым стороны нашли взаимопонимание.

По большому счёту это очень традиционный для Кремля подход. Путин не то чтобы стремится избегать конфликтов, хотя на Давосском форуме он и призвал Запад от них отказаться. Нет, его заявления иногда звучат крайне жёстко. Просто он отдаёт себе отчёт в том, что с этой администрацией придётся работать долго – возможно, три ближайших срока, поскольку Демпартия, похоже, надолго обеспечила себе подавляющее электоральное преимущество. А после легализации 8 миллионов нелегальных иммигрантов США вообще могут стать однопартийной страной. Следовательно, надо попытаться вести игру по собственным правилам, договариваясь, а не отталкивая тех, кто считает тебя главным врагом Америки и демократии.

Сторонники изоляционистской политики уверены в том, что Россия должна замкнуться сама в себе и переждать период торжества глобалистских элит, захвативших власть в США. Едва ли такую точку зрения можно считать верной. С 2007 года, после знаменитой мюнхенской речи Путина, российское государство начало восстанавливать свой суверенитет, одновременно став паттерном для других государств, которые тоже поначалу признали претензии США на право пасти народы, но впоследствии поняли, что это разрушает их экономику и общественный строй.

Однополярный мир не состоялся, констатировал Владимир Путин в своём выступлении в Давосе. Он, правда, не упомянул, что это произошло главным образом благодаря его воле и усилиям. Но мы можем об этом сказать и сделать вывод, что даже в условиях враждебного окружения Россия не вправе покидать «великую шахматную доску», на которой она играет уникальную роль, становясь от года к году всё более влиятельной державой.

Несомненно, Америка по многим параметрам гораздо более могущественное государство. Но у неё не получилось тотально навязать планете правила вашингтонского обкома после развала СССР.

Россия первой выступила против глобального миропорядка и выиграла. Именно поэтому мы можем говорить о паритете нашей страны и Америки на ринге международной политики, несмотря на существенную разницу в весовых категориях двух государств.

Более того, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сообщил, что именно Путину принадлежала инициатива проведения телефонного разговора. Глава российского государства не мог не знать, какие обиды и обвинения адресует ему Джо Байден. Однако ему было важно перехватить инициативу и доказать, что диалог возможен даже с откровенно враждебной стороной. Именно диалог, поскольку альтернативой ему является война.

Российско-американские отношения не будут конструктивными, но они таковыми не были и при Трампе, которому приходилось доказывать отсутствие «русского следа» в выборах. Они будут такими же, какими и были, при условии, что Москва не станет считать себя «осаждённой крепостью», а останется активным и влиятельным политическим игроком на внешнем направлении.