Оппоненты лидера Поднебесной ждут поддержки из Америки

Оппоненты лидера Поднебесной ждут поддержки из Америки

Политика 18 января Вера Зелендинова

На фоне «большого транзита» в США обостряется борьба между опирающейся на госсектор, военно-промышленный комплекс (ВПК) и армию командой Си Цзиньпина и кланом «комсомольцев», который контролирует руководящие посты в госсовете, финансовом секторе и ряде регионов. Из-за закрытости системы к китайской власти в полной мере применим образ «схватки под ковром». О ходе такой схватки можно судить по трупам, которые периодически выбрасывают из-под этого «ковра».

Сегодня главный вызов для Пекина – слом привычной модели глобализации, подразумевавшей открытость общего рынка, на котором работали суверенные национальные экономики. Прекрасная адаптация к этим правилам позволила Китаю заполнить мировые рынки товарами с лейблом «Made in China» и обеспечить за счёт получаемых доходов китайскую экспансию на всех континентах.

Отказываться от этой практики Китай не собирается просто потому, что экономическая экспансия обеспечивает приток энергетических, сырьевых, продовольственных и других ресурсов, необходимых для выживания и воспроизводства его огромного населения.

Проблема сегодняшнего дня состоит в том, что в условиях ковидного кризиса спрос на мировом рынке снижается, а внутреннее потребление, ставка на которое была сделана ещё в 2012 году, практически не растёт. В этой ситуации руководство страны во главе с Си Цзиньпином приняло, как уже писал «Октагон», решение о переходе от рынка к государственному управлению экономикой, что вызвало сопротивление либералов из «комсомольской» группы.

Китай: раненый дракон готовится к бою

В появившихся летом 2020-го слухах о пробуждении китайских драконов – дикий подземный рёв в провинции Гуйчжоу, удар пламени по вышке ЛЭП в Шэньяне, столице провинции Ляонин – есть что-то символическое. Китайский дракон действительно уязвлён атаками на его далеко идущие планы.

Перейти к материалу

Противостояние между командой Си Цзиньпина и «комсомольцами», которое в течение многих лет было нервом внутриполитических процессов, вышло на новый уровень на фоне прихода к власти в США демократов – деловых партнёров и политических союзников китайских «комсомольцев».

В ожидании атаки на Си Цзиньпина

Если администрация Дональда Трампа воспринимала Китай как единое целое и боролась с ним с помощью торговых войн и обвинений в распространении коронавируса, демократическое окружение Джо Байдена видит существенную разницу между командой Си Цзиньпина и «комсомольской» группой.

Байден называет Си Цзиньпина «головорезом» и «парнем, во взглядах которого нет и малой доли демократии».Байден называет Си Цзиньпина «головорезом» и «парнем, во взглядах которого нет и малой доли демократии».Фото: Lan Hongguang/Zuma/TASS

Поэтому, оценивая перспективы американо-китайских отношений при президенте Байдене, эксперты прогнозируют прекращение торговой войны с Китаем и усиление давления на Си Цзиньпина с целью передачи власти в Китае партнёрам Демократической партии в лице китайских «комсомольцев». Косвенным подтверждением этого сценария являются высказывания Байдена, который называет Си Цзиньпина «головорезом» и «парнем, во взглядах которого нет и малой доли демократии».

Одновременно пробросы о нормализации отношений с определённой частью китайских элит делают европейские союзники США. Речь идёт о согласованном, но ещё не подписанном торгово-инвестиционном соглашении между Европейским союзом (ЕС) и Китайской Народной Республикой (КНР), главными бенефициарами которого станут ориентирующиеся на экспорт китайские «комсомольцы», и о недавнем заявлении британского премьера Бориса Джонсона, который осудил «необдуманную синофобию», подчеркнув, что «трения по уйгурскому вопросу не должны мешать британско-китайскому экономическому сотрудничеству».

Точки над «и» должен расставить визит в США высокопоставленной делегации из Китая: в ходе него планируется обсудить экономические отношения двух стран.

Представитель американской торговой палаты Майрон Бриллиант сообщил, что встреча состоится вскоре после инаугурации Байдена.

По мнению экспертов, первые выводы относительно дальнейшего развития событий можно будет сделать, исходя из того, кто возглавит китайскую делегацию. Если представитель команды Си Цзиньпина – можно говорить о сохранении равновесия между противоборствующими группами, если представитель «комсомольцев» – атаки на председателя КНР усилятся.

Новые локдауны в Китае – очередная попытка перехвата власти

На следующий день после эксцесса с захватом здания Капитолия в США началась серия ковидных локдаунов в китайских городах, расположенных в провинции Хэбэй. На пятый день был заблокирован пятимиллионный Ланфан, в котором был выявлен (sic!) один заражённый коронавирусом. Одновременно из-за одного больного и 36 бессимптомных инфицированных был введён локдаун в восьмимиллионном городском округе Суйхуа провинции Хэйлунцзян.

Общее число заражённых в четырёх городах с населением от 5 до 11 миллионов человек не превышает полутора сотен человек, но представители власти из группы «комсомольцев», в том числе премьер Ли Кэцян и вице-премьер Сунь Чуньлань, призывают к принятию «ещё более эффективных мер для сдерживания распространения коронавируса».

Возможно, именно такими жёсткими мерами необходимо бороться с распространением инфекции в китайских городах с очень высокой плотностью населения.

Но настораживает локализация драконовских мер, их влияние на политическую жизнь Китая, а также тот факт, что движущей силой второй волны ковидной истерии являются члены «комсомольской» группы.

Провинция Хэбэй, в которой уже заблокировано нескольких городов и куда руководить борьбой с ковидом приехала вице-премьер Сунь Чуньлань, со всех сторон окружает Пекин. При такой географии расширение зоны локдаунов будет означать фактическое блокирование Пекина.

Закрытие нескольких городов стало поводом для отмены сессий региональных парламентов провинции Хэбэй и граничащей с ней провинции Ляонин, куда на поиски пока не найденных инфицированных выехал ещё один «комсомолец» – глава комитета по делам здравоохранения КНР Ма Сяовэй. Он курировал борьбу с эпидемией SARS в 2003 году, по итогам которой «шанхаец» Цзян Цзэминь был вынужден уступить «комсомольцам» рычаги управления армией, а в 2020 году курировал блокаут Уханя.

Очевидно, что очередной виток ковидной паники в Китае лоббируется «комсомольцами».Очевидно, что очередной виток ковидной паники в Китае лоббируется «комсомольцами».Фото: ROMAN PILIPEY/EPA/TASS

Отмена сессии региональных парламентов спровоцировала разговоры о необходимости переноса назначенной на март сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП). Если учесть, что ВСНП является главным законодательным органом власти, собирающимся раз в год, а исполнительная власть (госсовет) находится под контролем «комсомольцев», возгонка ковидной паники из-за пары сотен заболевших выглядит как создание условий для сосредоточения оперативной власти в руках «комсомольцев» – партнёров и союзников американских демократов.

Ухань-2020 как пролог зачистки «комсомольских» элит

Аналогичным образом, вплоть до переноса сессии ВСНП на конец мая 2020 года, развивались события во время первой волны коронавируса. Чрезвычайные меры, решения о которых принимали руководившие Уханем «комсомольцы», по согласованию с тем же главным «комсомольским» медиком Ма Сяовэем были одобрены руководством Китая, которое направило в зону бедствия пять тысяч военных.

Несмотря на принимаемые меры, ковидная истерия привела к росту протестных настроений: часть населения прониклась уверенностью, что власти скрывают масштабы опасности и не принимают должных мер для борьбы с эпидемией, а хозяева и работники небольших частных предприятий разорялись и нищали из-за закрытия экономики. В ряде районов протестующие захватывали местные органы власти. Страна оказалась на грани мощного социального взрыва.

Блокаут Уханя в первую волну пандемии и методичное раскачивание «комсомольскими» элитами угрозы COVID-19 поставили страну на грань социального взрыва.Блокаут Уханя в первую волну пандемии и методичное раскачивание «комсомольскими» элитами угрозы COVID-19 поставили страну на грань социального взрыва.Фото: AP/TASS

На этом фоне появились первые слухи о том, что причиной закрытия Уханя стала не эпидемия, а попытка «комсомольских» элит использовать распространение коронавируса для раскачивания власти и игры против Си Цзиньпина. Косвенным подтверждением этой версии стала начавшаяся летом 2020 года «чистка» элит, принадлежащих к «комсомольской» группе. В отставку было отправлено шесть министров, треть губернаторов и сотни чиновников. Ещё две тысячи руководителей, в том числе девять вице-губернаторов, несколько заместителей министров и руководителей полицейских управлений крупных городов, мэры и другие должностные лица, стали фигурантами уголовных дел.

Интересно, что некоторых арестованных обвиняют не в привычных для китайской Фемиды воровстве и коррупции, а в «организации банды», «политическом авантюризме» и «безосновательном осуждении курса партии». То есть речь идёт о политическом контексте, отсылающем к таким эпизодам китайской истории, как разоблачение «Банды четырёх» в период завершения «культурной революции» и борьбы за наследие Мао Цзэдуна.

Источником заражений в Китае может быть объявлена Россия

Первым звоночком стало обнаружение коронавируса на плавниках привезённой в Китай российской рыбы. Потом вирус нашли у нескольких российских моряков. Затем последовало решение «комсомольского» вице-премьера Ху Чуньхуа о полном запрете импорта российской рыбы «из-за угрозы распространения коронавируса».

10 января на государственном портале Med China появилось сообщение о том, что вирус, из-за которого были закрыты три города провинции Хэбэй, пришёл из России через аэропорт Пекина. После этого пекинский комитет по транспорту ввёл правило, согласно которому для поездки на такси нужно иметь «паспорт здоровья». Глава этого комитета, «комсомолец» Ли Сяньчжун, известен любовью к чрезмерным мерам, в том числе прошлогодним решением о блокировании автобусного сообщения между Пекином и другими городами.

Другая пикантная подробность состоит в том, что провинция Хэйлунцзян, городской округ которой был заблокирован из-за одного заражённого, имеет протяжённую границу с Россией по рекам Амур (Забайкальский край, Амурская область и ЕАО) и Уссури (Приморский и Хабаровский края).

В итоге создаётся впечатление, что, подобно тому, как Трамп обвинял в возникновении эпидемии Китай, китайские «комсомольцы» на всех уровнях качают тему ковидной токсичности России.

На прошлой неделе в Китай прибыла группа экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Миссия специалистов, судя по всему, состоит в том, чтобы дезавуировать антикитайские инсинуации Трампа, и нельзя исключать, что под давлением «комсомольцев» стрелки будут переведены на Россию.

Стратегия Си Цзиньпина: развитие с опорой на военную мощь страны

Ещё в первой половине 2000-х, когда китайские «комсомольцы» во главе с председателем КНР Ху Цзиньтао с энтузиазмом строили общую с США экономику, саботируя программы военного строительства, в армейской среде пришли к консенсусу относительно необходимости защиты национального суверенитета военными средствами, что подразумевало развитие ВПК, реформирование и перевооружение армии.

Именно эта часть китайской элиты привела к власти Си Цзиньпина, оттеснив продвигаемого Ху Цзиньтао «комсомольца» Ли Кэцяна, который в итоге занял пост главы госсовета (правительства). Такое распределение полномочий определило столкновение двух стратегий: та или иная форма Чимерики или суверенная экономика с опорой на военную мощь страны.

В полном соответствии с концепцией Си Цзиньпина 2021 год начался в Китае с общевойсковых учений и принятия нового Положения о вооружениях и оборудовании в вооружённых силах.

Главная новация документа – вывод вопросов, касающихся вооружений, снабжения войск и мобилизации населения, из ведения «комсомольского» госсовета и передача этих компетенций Центральному военному комитету КНР. Ровно два года назад аналогичное решение было принято в отношении Вооружённой народной полиции.

Кроме того, основанием для мобилизации теперь считаются любые действия, направленные на «срыв национального развития» или на необходимость обеспечить его защиту. Одновременно в целях развития новых оборонных технологий создаётся единый координационный механизм мобилизации государственных и частных предприятий.

Ещё одно нововведение – разграничение ответственности за военные действия между командованиями боевых зон, созданных в 2016 году на базе военных округов. Фактически это означает превентивное создание замороженных фронтов, которые в случае необходимости могут быть развёрнуты на заданных направлениях. Такая подготовка, независимо от её оправданности с точки зрения военной стратегии, свидетельствует о том, что Китай всерьёз готовится к войне.

Именно концепция необходимости защиты национального суверенитета военными средствами привела Си Цзиньпина к власти.Именно концепция необходимости защиты национального суверенитета военными средствами привела Си Цзиньпина к власти.Фото: ANDY WONG / POOL/EPA/TASS

Отсюда огромные инвестиции в военно-космические проекты, в строительство авианосцев и разработку высокоскоростных ударно-разведывательных беспилотников и создание первой в мире сети с использованием квантовой криптографии, которую невозможно взломать извне. Кроме того, алармистские заявления Си Цзиньпина: «Китайские солдаты должны направить всю волю и энергию на подготовку к войне».

Пока «комсомольские» элиты ведут игру по перехвату рычагов управления, центральный комитет Коммунистической партии и центральный военный комитет ограничивают их административные возможности и мобилизуют ресурсы для военного строительства, необходимого, как они считают, для защиты территории страны и транзитных маршрутов, связывающих Китай с другими государствами. Вся эта деятельность вызывает недовольство у политиков, сидящих в Вашингтоне, и их можно понять: из соперника в сфере экономики Китай на глазах превращается в противника, готовящегося к военному противостоянию.

Особое недовольство США вызывает политика Пекина, касающаяся установки контроля над Восточно-Китайским и Южно-Китайским морями, через которые идут критичные для китайской экономики поставки энергоносителей. Новый президент США Байден даже обещал послать туда бомбардировщики, чтобы заставить Китай «играть по правилам», и, в принципе, нельзя исключить, что нечто подобное может случиться уже в ближайшее время.

Что касается России, то пока руководство Китая рассматривает её как крепкий северный тыл и источник энергоресурсов, поток которых можно будет нарастить в случае перекрытия южных транзитов или начала военных действий на юго-восточном направлении.