Россия раскинет соцсети по миру

Россия раскинет соцсети по миру

Политика 19 января Сергей Аксёнов

Блокировка действующего президента США глобальными интернет-платформами продемонстрировала их реальную власть. Под угрозой не только личность, общество, но и государственный суверенитет. Россия как один из мировых полюсов силы вынуждена дать технологический ответ на новый вызов. Задел есть, кадры – тоже. Для полноценного развития своих социальных сетей нам пока не хватает только широты мышления, уверены эксперты.

Последние недели прошли под знаком осознания миром будущего, в которое заведут человечество процессы, происходящие в США. Внутриполитическая борьба обнажила всю беспомощность «старой» американской власти перед могуществом глобальных интернет-платформ, одним щелчком отрезавших Дональда Трампа от его электората. А это чуть ли не половина Америки. Последствия этого сугубо технологического, на первый взгляд, хода могут быть самые масштабные.

Причина блокировки в том, что предложенная в 2016 году Трампом политическая линия на североамериканский изоляционизм противоречит интересам транснационального капитала, в том числе глобальных IT-компаний, которые могут потерять триллионы долларов прибыли, говорит эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН Константин Блохин. В минусе также оказалась и представляющая их интересы часть американского истеблишмента. Отсюда и реакция.

Цифровая война

Произошедшее можно сравнить с созданием и демонстрацией США мощи ядерного оружия в Хиросиме: мол, мы можем расправиться со своими недругами вот таким страшным образом, а они не могут. Не зря политически обоснованная американская блокировка вызвала в мире яростные споры. Причём не только среди маргиналов – её противником оказалась, например, канцлер Германии Ангела Меркель.

По словам сенатора Алексея Пушкова, из блокировки Трампа американскими сетевыми гигантами будут сделаны выводы. Зависимость от зарубежных интернет-платформ несовместима с суверенитетом страны.

«Доктрина суверенного интернета становится единственно возможной для России. Теперь необходимо создать её технологическое обеспечение, независимое от Google & Co. Столкновение с американскими сетевыми компаниями – лишь вопрос времени».

Алексей Пушков | российский сенатор Алексей Пушков
российский сенатор

Впрочем, иностранные сервисы уже демонстрировали похожий подход в отношении российских СМИ и публичных личностей. Google удаляла размещённые на принадлежащей ей платформе YouTube аккаунты российских ресурсов «Царьград» и «Двуглавый Орёл». В минувшие выходные Роскомнадзор направил в компанию Google LLC письмо с требованием снять ограничения, наложенные на распространение телепередачи «Постскриптум» на YouTube-канале телекомпании «ТВ Центр – Москва».

Дело движется к цифровой войне, но, прежде чем вступить в схватку, России предстоит подготовить полноценную линейку требуемых для неё «вооружений» – создать и развить свои платформы, поприжать чужие. И здесь есть риск столкнуться с непониманием со стороны сетевой общественности. Если власти хотя бы в силу большей информированности видят угрозы заранее, то обыватель может встретить требуемые новшества в штыки.

Относительная доступность и дешевизна Сети, а также гигантские расстояния делают её незаменимым инструментом коммуникации россиян. По данным ВЦИОМ, на конец 2020 года интернет игнорировали лишь 17 процентов населения. Большинство же активно использует Сеть для общения, а с началом пандемии – и для работы, решения бытовых проблем, образования. Замена привычных американских сервисов даже по веским политическим причинам может расстроить капризный электорат.

У российской аудитории ещё свежи воспоминания о блокировке «Царьграда» и «Двуглавого Орла», а Google опять выступила, наложив ограничения на программу «Постскриптум» на YouTube.У российской аудитории ещё свежи воспоминания о блокировке «Царьграда» и «Двуглавого Орла», а Google опять выступила, наложив ограничения на программу «Постскриптум» на YouTube.Фото: Christoph Hardt/imago images/Future Image/TASS

Государственные интересы часто воспринимаются как малопонятные обременительные ограничения, пояснил «Октагону» политолог Александр Асафов. Например, в части охраны государственных границ сомнений меньше: люди знают, что это нужно для защиты от множества вредоносных действий. С цифровым пространством пока всё не так очевидно. Но и здесь, как уже известно, возможны и преступления, и терроризм. У США, например, есть программа по нанесению киберударов.

– То же касается и личной сферы, – отмечает эксперт. – Её используют в политических целях. В том числе в цензуре. Российские СМИ неоднократно отключали от глобальных платформ – с их помощью легко нанести прямой ущерб стране: формировать общественное мнение, распространять фейки, сеять панику. Поэтому работа по импортозамещению должна вестись, какой бы жестокой она ни казалась обывателю. В состоянии информационной войны чем-то придётся жертвовать. Это надо было делать ещё несколько лет назад.

Свобода для своих

Россия отличается от большинства стран тем, что у нас есть собственные соцсети, мессенджеры, поисковые системы, почтовые службы. «Яндекс», «ВКонтакте», тот же Telegram – ресурсы мирового уровня. Приобретённый «Газпром-медиа» видеохостинг Rutube его глава Андрей Жаров пообещал сделать не хуже YouTube, а в вопросах монетизации – лучше (хотя многие годы платформа не развивалась). Ещё одна покупка «Газпрома» – сервис коротких видео «Я Молодец» – аналог TikTok, также пока малопопулярный.

Как рассказала «Октагону» руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова, несмотря на тотальное изучение программирования в школах, на рынке труда есть определённый дефицит узкопрофильных специалистов. Тренды с точки зрения знаний по-прежнему задаёт Запад, но наши ребята быстро обучаются, переваривают, и тот же Запад начинает их «хантить». Российские компании стараются удерживать молодых людей, ведут их начиная со 2–3-го курса. Зарплата у них одна из самых высоких на рынке. Явного повода уезжать из России у таких специалистов нет. К тому же мешают политические ограничения.

– Санкции сказались на российском рынке. Менее привлекательными для переезда оказались те же Штаты, и сложнее это стало сделать. Ограничения по визам, переезд – это трудоёмкий процесс. А программисты – люди тонкой души. Им сложно заниматься организационными вещами. Им комфортно, когда всё уже организовано, – отмечает рекрутер.

«Поэтому многие наши компании стараются потакать запросам IT-специалистов. И когда те видят такую лояльность, им становится неинтересно смотреть на Запад. Российский работодатель порой оказывается лучше».

Мария Игнатова | руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова
руководитель службы исследований HeadHunter

Но есть и проблемы. Чувствительная тема – защита персональных данных, отмечают участники рынка. В Европе закон General Data Protection Regulation (GDPR) не позволяет хранить информацию, по которой можно полноценно идентифицировать пользователя. Доступ к ней жёстко регламентирован. По первому требованию пользователя её нужно быть готовым удалить. В России всё наоборот: нужно иметь и долго хранить всю возможную информацию о пользователях (например, из голосовых чатов), а это дорого. Поэтому компании вынуждены ограничивать функционал своих сервисов.

– Ещё одно слабое место – патентное право, – рассказал изданию разработчик компьютерных игр Александр Филиппов. – Очень интересным было предложение Павла Дурова превратить Крым в открытую зону, информационный офшор, где не действует американское и любое другое авторское право. Создать этакую пиратскую республику Тортуга. Ведь защищаться патентами должны те, у кого есть что украсть. А у нас ничего нет. У нас самих всё украли. Это даст толчок независимому развитию. Людей в IT-cектор привлекает свобода. А в Штатах никакой свободы уже нет.

После объявления о передаче WhatsApp данных пользователей Facebook число абонентов Telegram превысило 500 миллионов. Когда на днях Дурову предложили купить у него долю в Telegram, он отказался.После объявления о передаче WhatsApp данных пользователей Facebook число абонентов Telegram превысило 500 миллионов. Когда на днях Дурову предложили купить у него долю в Telegram, он отказался.Фото: Пётр Ковалёв/ТАСС

Успех мессенджера Telegram говорит в пользу того, чтобы прислушаться к идеям его создателя, отмечает эксперт. После американских блокировок и объявления о передаче WhatsApp данных пользователей Facebook число абонентов Telegram превысило 500 миллионов. Среди них Реджеп Эрдоган и Биньямин Нетаньяху. На Западе уже почуяли запах денег, которые могут принести проекты российского бизнесмена. На днях консорциум инвесторов захотел купить долю в Telegram, оценив мессенджер в 30 млрд долларов (!). Дуров отказался.

Рынки сбыта

Об экономической схеме развития российских интернет-ресурсов участники рынка высказывают разные, порой крайне оригинальные мнения. Сервисами должен заниматься бизнес, говорит Александр Филиппов, но условием окупаемости является наличие достаточного рынка. Китай отгородился от мира файерволом благодаря численности населения: тамошний капитал понял, что создание аналогов западных сервисов для внутреннего использования позволит заработать. Российский рынок даже вместе с республиками на порядок меньше китайского.

Для того чтобы развить компании до уровня GAFAM (Google, Amazon, Facebook, Applе, Microsoft), нужен мировой рынок. Тогда нам придётся подчиниться закону доллара, пояснил «Октагону» президент НП «РУССОФТ» Валентин Макаров. Но США печатают эти доллары, а значит, от наших компаний потребуют перейти в американскую юрисдикцию и стать для России врагами. Следуя их правилам, с точки зрения финансов мы свой потенциал реализовать не сможем. Выходом может стать договорённость, например, с Китаем о совместных действиях. Но это очень опасно – Китай такой же «друг», как Америка.

«Другой вариант – стать лидером движения технологического неприсоединения. Страны, которые не хотят присоединяться ни к Китаю, ни к США, понимая, что Россия является равным, а не большим партнёром, чем они, могут с нами договориться об объединении рынков и создании общих платформ».

Валентин Макаров | президент НП «РУССОФТ» Валентин Макаров
президент НП «РУССОФТ»

– Причём эти платформы не должны принадлежать какому-то одному инвестору. Это даст ему лишнюю власть. Нужна новая модель ведения бизнеса, более прогрессивная, чем существующие. Цифра даёт такой шанс. Государство софинансирует открытые платформы на базе свободного ПО, в этом участвуют компании, но не становятся собственниками того, что сделано. Платформа становится общей, принадлежит всем участникам, – говорит Макаров.

За счёт такого подхода снижается стоимость платформы, к тому же нет прибыли, которую получал бы один из участников и потом мог бы доминировать. Множество участников обеспечивают безопасность, тестирование, проверку и поддерживают её функционирование. А частные компании делают на базе этой платформы приложения. Прибыль будут получать от приложений. Такая форма не опасна для государства – оно участвует в процессе и контролирует его и при этом даёт все возможности пользователям.

– Нам нужен свободный условный Google, который функции определяет, но не имеет права влиять на социум и политику государства, – резюмирует Макаров. Этот подход уже обсуждается некоторыми лидерами бизнеса.

Протекционизм – хорошо

С 1 апреля иностранные производители будут обязаны предустанавливать российское программное обеспечение на свои устройства: ПК, смартфоны и планшеты, Smart TV. Для сторонников разумного протекционизма список обязательного ПО звучит как неземная музыка. Среди отобранных программ – поисковик, браузер, диск и карты от «Яндекса», мессенджер, соцсети, голосовой помощник и новости от Mail.ru, а также платёжная система «Мир», «Мой офис», «Госуслуги», «Антивирус Касперского» и другие. Перечень утверждён распоряжением Правительства и может пополняться.

С 1 апреля зарубежные производители обязаны устанавливать российское ПО на свои устройства: ПК, смартфоны и планшеты, Smart TV.С 1 апреля зарубежные производители обязаны устанавливать российское ПО на свои устройства: ПК, смартфоны и планшеты, Smart TV.Фото: Пётр Ковалёв/ТАСС

Отбором счастливчиков занималось Минцифры, для чего была сформирована комиссия из представителей авторитетных профессиональных ассоциаций. Критерием отбора было число уникальных пользователей программ, что позволяет исключить лоббирование тех или иных сервисов.

Происходящее укладывается в тренд импортозамещения в критически важных областях. Причём, принуждая иностранцев следовать российским правилам, государство постаралось дать послабления своим гражданам. К ним можно отнести бесплатный доступ к социально значимым сайтам, предложенный в своё время президентом РФ. Соответствующий закон внесён в Госдуму в последние дни 2020 года.

Есть и менее заметные, но, пожалуй, более важные изменения в сетевой практике.

Скоро приступит к работе Национальный удостоверяющий центр (НУЦ), который обеспечит сертификатами безопасности российские сайты.

– Это позволит гражданам гарантированно доверять им, не боясь, что кто-то эмитирует сайт (например, портал «Госуслуги») для хищения данных граждан, – пояснил изданию смысл новации заместитель директора – директор программ ФГБУ НИИ «Восход» Андрей Пьянченко. – НУЦ обеспечит независимость российских ресурсов от западных удостоверяющих центров, так как были случаи безосновательного отзыва сертификатов наших сайтов со стороны иностранных центров. Особенность в том, что корневой сертификат НУЦ распространяется не с операционными системами, а с теми криптографическими модулями, которые выпускают наши лицензиаты.

Чужие здесь не ходят

Решимость российского государства обеспечить если не приоритет, то хотя бы более-менее равные условия для отечественных разработчиков объясняется буквально наплевательским отношением мировых интернет-грандов к российскому законодательству.

Facebook уже в течение пяти лет обещает перенести в Россию серверы. И до сих пор компания этого не сделала даже под страхом блокировки, сетует директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров Владимир Зыков. Чтобы их не блокировать, изменили российский закон. Им выписали сначала 3 тыс., а потом 4 млн рублей штрафа, и обе суммы они демонстративно не выплачивали долгое время. По словам бывшего пресс-секретаря Роскомнадзора Вадима Ампелонского, тот же YouTube реагирует далеко не на все требования надзорного ведомства.

«Власти РФ должны рекомендовать не использовать иностранные соцсети, мессенджеры и отдельные куски кода этих площадок на госресурсах. Например, счётчики посещаемости. При их установке владельцы кода получают полный доступ к происходящему на ресурсе, включая его аудиторию».

Владимир Зыков | директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров Владимир Зыков
директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров

– То же самое при установке так называемого пиксела Facebook, Twitter или Instagram. Они помогают таргетировать рекламу. Аналогичными свойствами могут обладать и кнопки шеринга и другие части кода, которые из Facebook имплементируются на сайт: система авторизации, комментирования и тому подобное. Но все они до сих пор не запрещены даже на госресурсах, – отмечает Зыков.

Системным решением проблемы станет закон о суверенном Рунете, позволяющий полностью или частично ограничивать доступ к ресурсам, нарушающим «основополагающие права и свободы человека». Он уже прошёл Госдуму и Совет Федерации, осталось подписать президенту. После этого манипуляции глобальных платформ с российскими сюжетами не останутся без последствий. Впрочем, инициаторы закона называют блокировку теоретической и надеются, что применять закон на практике не придётся. Западные компании должны выполнять российские законы, иначе с ними поступят как в Китае.

Всех этих теоретических ограничений помог бы избежать запуск космического интернета Илона Маска и британской OneWeb.Всех этих теоретических ограничений помог бы избежать запуск космического интернета Илона Маска и британской OneWeb.Фото: John Raoux/AP/TASS

Но все эти разумные ограничения можно было бы обойти после запуска проектов космического интернета Илона Маска и британской OneWeb, о чём писал «Октагон». Важнейшей мерой на пути самостийного приёма такого трафика станет уже внесённый закон, обязывающий провайдеров пропускать его через наземные станции сопряжения, находящиеся на территории РФ. Пиратская же поставка необходимого оборудования слишком сложна и в серьёзных масштабах, скорее всего, невозможна. Это значит, суверенитет России в этой части останется неприкосновенным.

Запрет не обязательно должен быть тотальным, резюмирует Александр Асафов. Можно ограничивать внешних игроков, предлагать российские аналоги. Хотя на данном этапе это звучит забавно. Выстроить машину, аналогичную тому же YouTube, сложно. Но надо осознать ущерб, который может быть нанесён тем же самым обывателям при помощи этих сервисов. Если раньше целесообразность работы с глобальными платформами воспринималась неоднозначно, то скоро это станет необходимостью.