Госдума на дистанции

Госдума на дистанции

Политика 12 мая Иван Зуев

Россия погрузилась в кризис самоизоляции в момент переустройства всей политической системы. Эпидемия застала врасплох. Если ещё за месяц до эпидемии поправки Владимира Путина к Конституции давали повод рассуждать об усилении Госдумы и Совета Федерации, то по итогам месяца жизни на карантине многим стало понятно, что вся полнота полномочий в руках у исполнительной власти.

– Исполнительная власть действительно перетянула одеяло на себя в этих условиях, – говорит депутат Госдумы, член «Справедливой России» Дмитрий Ионин.

Впрочем, в Госдуме с этим новым статусом мириться не хотят, но сопротивляться не получается.

Режим работы Госдумы за последний месяц существенно изменился. Депутаты во время эпидемии собирались вместе только для принятия срочных мер по борьбе с COVID-19. Заметно изменился и регламент парламентских сессий. По факту депутаты Госдумы заседали вместе не больше двух часов, при этом новые правила запрещали выступления и любые комментарии к законопроектам.

– Пленарные заседания проходили более сжато из-за нежелания находиться долго в одном помещении. Заседали с ограничением времени высказываний на голосовании. Я не думаю, что это принципиально отразилось на итогах голосования, – рассказывает «Октагону» первый зампред комитета Государственной думы по бюджету и налогам Сергей Катасонов.

Новые правила согласились принять в том числе и оппозиционные партии. При этом они остались недовольны тем, что целый ряд их предложений не был принят к рассмотрению.

– Сокращение дискуссии, невозможность детально обсудить те или иные меры действительно имели место. Но мы же должны понимать, в каких условиях это происходит. Наша фракция согласилась с таким форматом, потому что надо принимать меры оперативно. Но у нас был ряд претензий, в первую очередь связанных с правами и свободами граждан, а также рядом вопросов в банковской сфере. С нашей точки зрения, пакет антикризисной помощи можно было бы ещё и расширить, в том числе напрямую направить всем гражданам помощь в размере двух МРОТ, – делится с «Октагоном» первый заместитель председателя комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, член фракции КПРФ Юрий Афонин.

В неожиданной и кризисной ситуации по факту выстроилась новая система сдержек и противовесов. Она несколько отличается от той, что выстроил в своих новых поправках к Конституции Владимир Путин. Теперь целый ряд лоббистских групп серьёзно расширили своё влияние.

Как стало известно «Октагону», закон о штрафах за нарушение режима самоизоляции в Госдуме принимали по просьбе чиновников правительства Москвы. При этом изменения, внесённые в административный кодекс, хоть и были рамочными, действуют теперь на территории всей страны.

Губернаторам вслед за Москвой приходилось принимать меры по вводу штрафов, хотя не везде они были необходимы. В результате во многих регионах возникала путаница с соблюдением режима самоизоляции.

– Большей частью это требовалось для Москвы и Санкт-Петербурга. На этом (на изменениях в КОАП. – τ.) московские власти очень настаивали. Жёсткая, конечно, мера, но необходимая. Мы дали возможность губернаторам контролировать ситуацию на месте. Можете принять такой же драконовский, как в Москве, а можете – как в Тюмени, Ханты-Мансийске, на Ямале, лёгкий вариант, – рассказывает «Октагону» депутат от ЛДПР Евгений Марков.

На днях спикер Госдумы Вячеслав Володин признал принятые в Москве ограничительные меры, соблюдать которые население мотивируют одобренные депутатами штрафы, эффективными.

Немногие инициативы парламентариев блокировались на уровне правительства. Как рассказывает «Октагону» Дмитрий Ионин, несмотря на то, что закон о кредитных каникулах в итоге был принят, в парламенте продолжают бороться за то, чтобы он исполнялся.

Встреча руководства фракции «Справедливой России» с Правительством РФ.Встреча руководства фракции «Справедливой России» с Правительством РФ.Фото: duma.gov.ru

– Пример: больше месяца мы пробивали наш закон (о кредитных каникулах. – τ.), боролись с Центробанком, в итоге нас поддержал президент. Но что в результате? Некие чиновники в Минфине берут и выписывают лимиты по кредитным каникулам. Ипотека не больше двух миллионов и так далее. В итоге 70 процентов граждан, у кого есть кредиты, перестали подпадать под эти каникулы. Вопрос: а зачем тогда мы закон принимали? – говорит он. – Создаётся ощущение, что у чиновников есть видение, что они сами с усами и советоваться ни с кем не собираются, – добавляет Ионин.

Сами депутаты отмечают, что снизилась посещаемость пленарных заседаний, но на кворум это не повлияло: «Поменьше депутатов было. Можете это увидеть на голосованиях. Было меньше обычного, но не критично. Может быть, процентов на 10–15 меньше посещаемость была».

Некоторые парламентарии не посещали заседания из-за заражения COVID-19: сообщалось о положительных тестах у Леонида Калашникова, Дмитрия Новикова; госпитализирована депутат Светлана Максимова, её тест на коронавирус также показал положительный результат.

По информации «Октагона», отчасти на то, что Госдума социально дистанцировалась от принятия ключевых решений во время эпидемии, повлияло замешательство среди партийных лидеров. Глава «Справедливой России» ещё 31 марта заявил о приостановлении политической работы партии и сосредоточении на помощи населению в ситуации коронавируса. Когда режим повышенной готовности был продлён, эсерам пришлось срочно навёрстывать упущенное время. Результатом стали популистские законопроекты о легализации Telegram в российском цифровом пространстве и закон о об установлении для госкомпаний нормы отчисления на дивиденды (до 50 процентов). Последний законопроект на рассмотрение вносил лично Сергей Миронов, по его словам, госкомпании стабильно недоплачивают в бюджет, и такая мера поможет стране во время пандемии. Источники «Октагона» объясняют подобную активность тем, что появившиеся и получившие регистрацию Минюста накануне пандемии новые «мелкие» партии («За правду», Партия прямой демократии), рассматриваются парламентской оппозицией в качестве конкурентов.

Ни эпидемия, ни кризис не отменяют того, что уже в конце марта, по сути, стартовала предвыборная гонка.

В сентябре 2020 года в России будут выбирать 18 губернаторов, обновится состав парламентов 11 субъектов федерации, пройдут выборы в муниципальные собрания 22 областных столиц. В 2021 году пройдут уже выборы в Госдуму. На фоне этого слабая позиция парламентариев во время коронакризиса может сыграть с ними злую шутку.

Впрочем, по данным «Октагона», проблемы ждут и «Единую Россию», которая после ухода Дмитрия Медведева с поста премьер-министра буквально перед самым началом эпидемии также исчезла из виду. По имеющейся у «Октагона» информации, на фоне коронавируса и кризисных явлений в экономике зампред Совбеза Дмитрий Медведев решил нарастить своё влияние в «Единой России», используя поддержку Бориса Грызлова, чем несколько расстроил планы её оперативного руководства во главе с Андреем Турчаком.

Очевидно, что накануне выборов в Госдуму партийные структуры ожидают реформы. На фоне истончившегося за время эпидемии влияния парламента непонятно пока, в какую сторону их направят.

Политические системы за время эпидемии изменились во многих странах Европы. В Германии раздаются голоса, предлагающие оставить на посту канцлера несменяемую десятилетиями Ангелу Меркель, в Венгрии Виктор Орбан целиком подмял под себя парламент и наделил исполнительную власть законодательной инициативой. В России коронавирусная истерика, хоть и кажется гражданам чем-то небывалым и пугающим, на фоне Европы всё же выглядит лёгким потрясением.