мск 11°
  • USD ЦБ 70,7998
  • EUR ЦБ 80,8392
  • GBP ЦБ 89,3493
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Обнуление кубышки или обнуление нацпроектов?

За полтора месяца Правительство РФ не провело ни одного заседания по нацпроектам. Если верить официальному сайту, последний раз президиум тематического совета при президенте собирался в конце февраля. Социальная часть январского послания Владимира Путина лежит в тех же папках, что и национальные проекты. И папки эти уже покрываются пылью. Напоминать о том, что о нацпроектах не забыли, приходится Кремлю.

В марте в страну пришёл коронавирус. Он отправил экономику на самоизоляцию, а цены на нефть в какой-то момент упали до уровня 1999 года. Реализация нацпроектов и январского послания Путина оказалась под угрозой.

С начала апреля цена на нефть откатилась до уровня 2003 года. Однако 32–35 долларов за баррель – не та ситуация, при которой Россия может позволить себе масштабное развитие, намеченное в нацпроектах. С тыла по налогооблагаемой базе бьёт ещё и коронакризис.

Что мы теряем при отмене или сокращении нацпроектов? Давайте просто вспомним самые яркие страницы красочного буклета по нацпроектам, который кабмин выпустил чуть меньше года назад.

©octagon.media, 2020
©octagon.media, 2020

Велика вероятность, что теперь эти планы будут отложены в долгий ящик. Вместе с ними там окажется и январское послание Владимира Путина. Напомним, что президент пообещал увеличить и расширить материнский капитал, пособия на детей, обеспечить больше бюджетных мест в медицинских вузах.

«Пока я не считаю, что нацпроекты отменят, просто какие-то мероприятия сдвинут “на потом”. Если же [цена на] нефть ниже 40 [долларов за баррель] надолго, то это новая нормальность, нам нужно к ней привыкать. К слову, [при цене] ниже 40 мы уже имеем право использовать ФНБ», – рассказывает «Октагону» старший научный сотрудник лаборатории исследований бюджетной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Сергей Белёв.

©octagon.media, 2020
©octagon.media, 2020

Где деньги, Зин?

Средства на масштабные проекты предполагалось черпать в том числе из Фонда национального благосостояния (ФНБ). По данным на январь 2020 года, в нём имелось 7,7 трлн рублей. Нацпроекты в рамках майских указов Владимира Путина финансировали из «национальной кубышки», но отнюдь не полностью. Бережливый Минфин ввёл правило, по которому доля ФНБ в нацпроектах может составлять лишь 20 процентов. К слову, в феврале, будто предчувствуя кризис, этот показатель увеличили до 40 процентов.

Из этого же источника должны были финансироваться и проекты в рамках послания президента. Только схема была несколько хитрее.

Антон Силуанов подсчитал, что только исполнение январского послания президента обойдётся в 450 млрд рублей
Антон Силуанов подсчитал, что только исполнение январского послания президента обойдётся в 450 млрд рублей
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

По подсчётам министра финансов Антона Силуанова, исполнение послания должно обойтись бюджету в 450 млрд рублей только в этом году. Финансирование должно осуществляться за счёт средств, полученных от весьма запутанной сделки между Сбербанком и Центральным банком России.

«Центробанк продаёт акции Сбербанка, а государство их покупает за счёт средств ФНБ. ЦБ возвращает большую часть денег – если быть точным, 75 процентов – в бюджет. За счёт этих денег будут осуществляться выплаты пособий, материнского капитала и детские завтраки», – объясняет «Октагону» член бюджетного комитета Госдумы, депутат от КПРФ Вера Ганзя.

Важно, что законопроект о выделении средств на исполнение послания президента, подготовленный Минфином, был составлен с учётом цен на нефть на февраль 2020 года и позитивных прогнозов роста потребительского спроса в России.

©octagon.media, 2020

Первое, что коронавирус обрушил, – потребительский спрос. Из этого следует, что и над социальными проектами Кремля нависла угроза. «Я думаю, что мы должны чётко понимать, что и коронавирус, и стоимость рубля повлияют на динамику исполнения нацпроектов. Где-то перенаправят часть финансирования, где-то будут смещены сроки. Изменения будут, но, скорее всего, не кардинальные. До конца года будет переходный период. По некоторым проектам будет 30-процентное отставание», – рассказывает «Октагону» зампред комитета Госдумы по бюджету Сергей Катасонов.

Добавим, согласно данным портала «Электронный бюджет», в первом квартале уровень исполнения расходов по нацпроектам составил 16 процентов, при этом на проект «Здравоохранение» ушло уже 40,5 процента от годового плана.

Эпидемия также внесла свои поправки в распределение накопленной «кубышки». Средства ФНБ, скорее всего, понадобятся на укрепление и спроса, и предложения. Сначала в рамках поддержки малого и среднего бизнеса, который приостановил деятельность на время режима самоизоляции, обсуждалась сумма в 300 млрд рублей. Позже премьер-министр Михаил Мишустин заявил, что весь пакет антикризисных мер обойдётся в 1,4 трлн рублей. Источник этих средств он не указал, но заявил, что они уже зарезервированы Минфином на борьбу с вирусом и антикризисную политику.

По словам Михаила Мишустина, антикризисные меры обойдутся бюджету в 1,4 трлн рублей
По словам Михаила Мишустина, антикризисные меры обойдутся бюджету в 1,4 трлн рублей
Фото: Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС

Первоначально предполагалось, что деньги найдутся в резервном фонде Правительства РФ. Туда стекаются выделенные, но не освоенные за год регионами и ведомствами средства. В том числе и от нацпроектов. К примеру, в 2019 году расходы на нацпроекты отстали от плана на 150 млрд рублей как раз по причине того, что их не смогли освоить.

По словам члена профильного комитета Госдумы Веры Ганзи, сейчас в фонде Правительства РФ находится около 700 млрд рублей. При общей стоимости антикризисных мер в 1,4 трлн рублей резервного фонда может просто не хватить. В Госдуме уже привыкают к мысли, что законсервировать нацпроекты всё же придётся.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков 10 апреля заявил, что в национальные проекты пока не вносились никакие корректировки, но из-за пандемии этот процесс может быть гибким. Вопрос находится в компетенции правительства, добавил он: «Именно правительство будет принимать решения о, скажем так, как и куда канализировать эти средства».

На то, что часть проектов пустят под нож или перенесут, до этого намекали почти официально. Так, Алексей Кудрин заявил, что Счётная палата уже осенью представит новый мониторинг реализации нацпроектов с учётом предстоящей корректировки планов их исполнения.

«Мы понимаем, что в этом году будет новая корректировка нацпроектов», – заявил Кудрин, выступая перед Советом Федерации.

«Как снег на голову упала пандемия, да и никто не предполагал, что начнёт так лихорадить нефтяной рынок. Если будет необходимость законсервировать реализацию нацпроектов – что же, придётся это сделать. Сейчас важно, чтобы массы людей не были выкинуты на улицы».

Вера Ганзя | депутат ГосдумыВера Ганзя депутат Госдумы

Исполнение планов по нацпроектам, которые Владимир Путин в послании охарактеризовал как «огромные», возможно при цене на нефть 55 долларов за баррель, напоминает старший научный сотрудник лаборатории исследований бюджетной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Сергей Белёв.

«Пока вопрос [реализации нацпроектов] очень больной. Надо посмотреть, насколько долго будет длиться кризис. Если цена на нефть продержится на уровне ниже 40 долларов, то можно ожидать, что эти проекты сдвинут. Ведь проще всего всегда резать инвестиционные расходы», – считает эксперт.

Ещё один риск: при цене на нефть на уровне 2003 года ФНБ рискует быть исчерпан. Тогда правительство как на машине времени вернётся во времена, когда «кубышки» в России не было.

«Бюджет развития»

Напомним, идея таких фондов и создание «бюджета накопления» пришла на смену «бюджету развития» антикризисного правительства Примакова 1998 года. Родилась она в недрах экономического блока правительства, который тогда возглавляли Герман Греф и Алексей Кудрин. 20 лет экономический блок правительства уговаривали раскупорить Фонд национального благосостояния, в который стекаются доходы от продажи нефти, и снова превратить его в «бюджет развития». «Не проще ли разбрасывать деньги с вертолёта?» – отвечали там. Но вот в начале этого года государство всё же решилось разбить копилку на чёрный день, чтобы потратить её на социалку. В своём послании Владимир Путин пообещал увеличить и расширить материнский капитал, пособия на детей, дать больше бюджетных мест в медицинских вузах. В каком-то смысле это был символический жест. Послание Путина воодушевило сторонников «вертолётной экономики». Однако поправки к Конституции, оглашённые в этом же послании, быстро забрали на себя всё внимание, оставив путинский соцпакет на обочине повестки. Закопал их там чёрный день, который всё-таки настал, потихоньку превратившись в чёрный месяц.

Изначально майские указы Владимира Путина и его январское послание в экономическом блоке российского правительства встретили с плохо скрываемым скепсисом. Достаточно вспомнить, какие речи звучали во время «завтрака Сбербанка» на питерском экономическом форуме. Кудрин, например, прямо говорил, что цели нацпроектов попросту недостижимы.

Можно предположить, что экономические власти РФ попытаются найти позитив в начавшемся коронакризисе. Например, сложить на дальнюю полку социальные планы Путина. 

Однако политолог Константин Калачёв считает, что на самом деле возможности для такого политического манёвра ни у кабинета министров, ни у нашей экономической элиты в целом нет.

«Обратной дороги нет. История сослагательного наклонения не знает. Они [нацпроекты] уже заявлены как главные проекты нынешнего президентства Владимира Путина. Надо уже отчитываться об их исполнении. Говорить, что мы их сейчас закроем, – значит обманывать людей. Да, есть вещи, о которых люди забыли, вроде Стратегии-2020 или программы «Догоним и перегоним Португалию». Много чего было, что в народной памяти не отложилось. Но вот нацпроекты отложились. Их отмена поставит под сомнение все 20 лет правления. Президент хочет заложить основу развития и решить все проблем пред тем, как, возможно, передаст страну. Отказаться от нацпроектов – это как СССР в своё время отказался от строительства развитого социализма», – рассказал Калачёв «Октагону».

Возможно, настало время глобальных перемен?
Возможно, настало время глобальных перемен?
Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Коронакризис обнажил тот факт, что реформа здравоохранения была в корне не верна и надо разворачиваться на 180 градусов. Может быть, его развитие уже после окончания эпидемии заставит сделать те же выводы относительно нашей экономической политики? Весной 2020 года идея «разбрасывать деньги с вертолёта» захватила многие умы и в либеральной оппозиции, где раньше над подобными предложениями было принято презрительно посмеиваться. Насмотревшись на то, как в западных странах тратят деньги на поддержку населения, они из рыночников вдруг превратились в радикальных социал-демократов. Повлияет ли это? Возможно. Но, вероятнее всего, продолжатся и реформа медицины, и существующий экономический курс. Несменяемые 20 лет подряд люди – в финансовом и экономическом блоке – крепко вросли в свои кресла. Скорее всего, они опять навяжут нам идею собирать деньги на новую «кубышку», а обнищавшему после коронакризиса народу и разорившемуся малому бизнесу достанутся шиш без масла и отложенные на какой-то срок нацпроекты.


Иллюстрация на обложке: Екатерина Селивёрстова

Читайте также