мск 13°
  • USD ЦБ 71,2298
  • EUR ЦБ 80,2689
  • GBP ЦБ 89,6712
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Страхование старости, защита от безработицы

Сравнительно беспроблемное принятие налога на доход с банковских депозитов спровоцировало дальнейший чиновничий креатив, и новые предложения по увеличению налоговой нагрузки на граждан посыпались как из рога изобилия. Если предложения пройдут, то зарплаты россиян похудеют на пару процентов, зато чиновники социального блока получат несколько тысяч хлебных рабочих мест. Новые поборы могут быть замаскированы под «социальное страхование».

Налог на работу

Кроме множества прочих проблем кризис наглядно показал властям, что в России просто не работает система поддержки безработных. Даже смысла регистрироваться безработным сейчас никакого нет. Как правило, пособие от государства составляет всего лишь 350–500 рублей в месяц, все муниципальные программы переквалификации работают «на отвяжись», а реальной помощи по поиску места по специальности социальные работники не предоставляют.

Поэтому для того, чтобы хоть как-то снять напряжённость с отравленного в карантин рынка труда, пришлось вводить фиксированные выплаты по безработице – 12,1 тысячи рублей (в Москве и области – 19,5 тысячи и 15,5 тысячи рублей соответственно), чтобы у потерявших рабочие места людей был шанс не умереть с голоду.

Однако это счастье явно продлится недолго: так или иначе коронавирус отойдёт на второй план, и на этом правительственная щедрость закончится. И тут проснулся Минтруд с новым предложением: а пусть граждане сами себя страхуют от безработицы – накладно же при каждой эпидемии аж по 12 тысяч каждому безработному выплачивать, так и бюджеты треснут.


Предложение простое. Сейчас с зарплаты каждого россиянина помимо подоходного налога (13 процентов) удерживается ещё 30 процентов страховых взносов: 22 процента – на будущую пенсию, 5,1 процента – на государственную медицинскую страховку и 2,9 процента – на социальное страхование (например, из этих денег оплачиваются больничные листы и декретные выплаты).

Минтруд предлагает к текущим взносам добавить ещё 1–2 процента от зарплаты на «защиту от безработицы».

Все деньги пойдут в новый социальный внебюджетный фонд (сейчас их три: ПФР, ФОМС и ФСС), и в случае потери работы гражданин будет несколько месяцев получать 75 процентов от своего среднего заработка, после чего пособие будет постепенно снижаться, чтобы мотивировать человека к трудоустройству.

Звучит, конечно, красиво, но хитрость чиновников видна невооружённым глазом. Во-первых, даже увеличенное пособие будут платить всего лишь несколько месяцев (максимально – год), а брать проценты будут ежемесячно, всю трудовую карьеру россиянина. А во-вторых, самое сладкое для чиновника – это создание новой бюрократической структуры с постоянным и гарантированным денежным потоком.


Какая будет реальная польза от этого фонда безработным – неясно, а вот для чиновника это – отличное место для кормления. Тут тебе и необходимость целого штата сотрудников, и покупка/аренда офисов по всей России, и поездки первым классом на международные конференции по проблемам безработицы.

А то ведь пенсионеры могут сколько угодно жаловаться на низкие пенсии, и это никак не влияет ни на строительство дворцов пенсионного фонда в регионах, ни на доход его топ-менеджеров.

Страхование от старости

Ещё один побор, тщательно лоббируемый социальным блоком, – это страховка «на старость». Или, по-чиновничьи, «для финансирования услуг по постоянному уходу за пациентами преклонного возраста». Идея не нова. Ещё в 2019 году, почти сразу после повышения пенсионного возраста, тогдашний премьер Дмитрий Медведев дал поручение социальному блоку правительства проработать вопрос об источниках дополнительного финансирования специального ухода за пожилыми людьми. Всё это – в рамках реализации национального проекта «Демография».

А то ведь, сетовал Дмитрий Анатольевич, сейчас социальная защита «лежачих» пожилых россиян, мягко говоря, заставляет желать лучшего: при самом благоприятном раскладе социальный работник раз в неделю купит старику продукты – и всё. А им нужна постоянная забота и внимание. И хотя повышение пенсионного возраста для всех остальных россиян принесло бюджету десятки миллиардов рублей, «лежачим» старикам от этих денег мало что осталось.


Социальный блок пораскинул мозгами, и непотопляемый вице-премьер Татьяна Голикова выдала идею, уже не слишком оригинальную: защищённую старость россияне также сами должны себе оплатить. Как и в случае со «страховкой от безработицы», Голикова предлагает ввести «страховку на старость» – 1 процент от зарплаты. Эти деньги опять же пойдут во вновь созданный социальный Фонд финансирования долгосрочного ухода (ага, уже и название есть), и этот фонд будет гарантировать должный уход за лицами старшего возраста, которые по тем или иным причинам утратили навыки самообслуживания.

Им будет (по крайней мере, на словах) гарантирован некий стандартный пакет услуг, разработанный чиновниками: трёхразовое кормление, мытьё и уборка жилища. А для богатых «лежачих» (то есть лиц с ранее высокими зарплатами, а значит, и отчислениями), будет предусмотрен настоящий пенсионный бизнес-класс – расширенный перечень услуг от фонда.

О том, что новая организация потребует представительства во всех регионах России, огромного штата, который сможет гораздо эффективнее «лежачих» стариков скушать практически весь полученный бюджет, тут, конечно, никто особо не распространяется.

Горшочек, не вари!

Социальному блоку правительства не впервой требовать увеличения налоговой нагрузки на россиян. И, надо сказать, в 2009 году (тогда непотопляемая Голикова была министром здравоохранения) им это сделать удалось. Тогда все предложения «во благо немощных и стариков» были приняты, и уже в 2011 году общая ставка страховых взносов выросла с 26 до 34 процентов. Право сбора и администрирования этих взносов было отнято у налоговой службы, и полный контроль над «страховыми» денежными потоками получил пенсионный фонд. Его штат увеличился примерно на 20 тысяч человек, а поступления страховых взносов, несмотря на значительное увеличение ставки, снизилось. Общие поступления в бюджет от НДФЛ и страховых взносов уменьшились с 10,22 процента ВВП до 10,16 процента ВВП. Компании просто стали уводить зарплаты «в тень».

И было принято решение в 2012 году снизить ставку страховых с 34 процентов до нынешних 30 процентов, а в 2017 году право администрирования взносов вновь передали в налоговую службу.

Похоже, предлагая всё новые и новые варианты страхования, социальный блок хочет опять взять реванш над финансистами. О простых россиянах тут, ясное дело, никто не думает.

Иллюстрация на обложке: Екатерина Селивёрстова

Читайте также