мск 15°
  • USD ЦБ 71,2298
  • EUR ЦБ 80,2689
  • GBP ЦБ 89,6712
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Кризис обострил миграционную проблему

Пандемия коронавирусной инфекции фактически полностью парализовала работу мигрантов: из-за режима самоизоляции остановлено большинство строек. Параллельно увеличилось количество преступлений, совершённых приезжими. По данным «Октагона», доклад об этом Совет безопасности РФ направил президенту. Издание разобралось в том, как оставшиеся из-за эпидемии без работы приезжие становятся миной замедленного действия.

По всей стране – в Москве, Новосибирске, Екатеринбурге, Орле – на мигрантов прошли «коронавирусные облавы». В некоторых регионах по решению властей возвели специальные обсерваторы – как правило, это палаточные лагеря. В Москве для этих целей за счёт городского бюджета перепрофилирован корпус «Крокус Экспо». Очевидно, что власти на местах стали рассматривать гастарбайтеров едва ли не как главную угрозу эпидблагополучию.

На днях стало известно о том, что власти российской столицы решили отказаться от благоустройства города в текущем году, заморозив программу «Моя улица». В Федерации мигрантов России уже выступили против этого решения. «Ситуация крайне тяжёлая, очень многие потеряли работу», – заявили там. Глава организации Вадим Коженов указал на необходимость максимально занять людей работой.

«Если рабочих мест нет – их надо придумать, а не сокращать действующие. Если говорить про классическую стройку, то есть, в принципе, благоустройство – это же где-то стройка, то сколько там работает мигрантов, никто не знает, считать их крайне сложно. Но всё равно их число ощутимо».

Вадим Коженов | президент Федерации мигрантов РоссииВадим Коженов президент Федерации мигрантов России

Потеря мигрантами работы привела к ухудшению их отношения к власти. Тезис, по информации «Октагона», содержится в докладе, подготовленном ФСБ и МВД. В нём также сообщается о росте числа преступлений, совершённых мигрантами.

В беседе с «Октагоном» Коженов указал на то, что сейчас мигранты активно оказывают другу другу помощь, в частности собирают продуктовые наборы.

– Риск роста преступности, конечно, есть. Но нам на горячую линию часто звонят мигранты и прямо говорят: «Мы верующие люди, грабить не пойдём», – сообщил собеседник.

В то же время Коженов признал: возврат на «докоронавирусный» уровень будет происходить долго:

– Потребуется немало времени. Если до этого кризиса были заняты 10 из 10 мигрантов, то в обозримой перспективе работу обретут примерно семь из 10. Экономика будет постепенно восстанавливаться, но этот период надо как-то пережить. Например, в Москве службы такси сильно просели: было 50 тысяч машин, а сейчас работают около 10 тысяч. Но мы же понимаем: если даже сейчас эпидемия закончится, это не будет означать, что все сразу куда-то поедут.

Если до кризиса были заняты десять из десяти мигрантов, то в перспективе работу получат не более семи из тех же десяти.
Если до кризиса были заняты десять из десяти мигрантов, то в перспективе работу получат не более семи из тех же десяти.
Фото: Артём Геодакян/ТАСС

По мнению Коженова, оказать госпомощь мигрантам крайне сложно:

– Даже если правительство того же Таджикистана захочет оказать финансовую помощь своим соотечественникам в России, то сделать это будет крайне сложно чисто технически: как раздать эти деньги? Нельзя же собрать всех таджиков в России у посольства.

Кроме того, звучит мысль о влиянии радикальных исламских элементов в многочисленной среде. Наш источник в правоохранительных органах заверяет, что с выходцами из Средней Азии, проблем в этом плане – нет. Как ни странно, но мигранты наименее опасная группа риска. Если и ловят радикалов, то это, как правило, исключение. Собеседник объясняет, что минимальное знание «правильного» ислама, которым, конечно, обладают гастарбайтеры из соседних республик, всё же страхует от влияния вербовщиков.

– У них все хорошо и у нас с ними – тоже. Они «погоды» и раньше не делали, – подчеркивает инсайдер. Но делает оговорку, что в целом, в отличии от кавказских исламистов, выходцы из Средней Азии более «тихие» и скрытные.

Крышевание на всех уровнях

Главная угроза, с которой неизбежно столкнётся страна на фоне пандемии, – бесконтрольный рост этнической преступности, заявил «Октагону» руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности Александр Жилин.

– В последние годы мигранты беспрепятственно приезжали в Россию, мы видели совершенно неконтролируемый поток. Сейчас мигранты остались полностью без работы и средств к существованию – при этом надо понимать, что речь идёт преимущественно о молодых здоровых мужчинах, которым надо кормить свои семьи. В сложившихся условиях они будут сколачивать ОПГ по этническому принципу, – пояснил Жилин.

При этом, по словам эксперта, правоохранительные органы «не заточены на работу с этой проблемой».

«Важно, что ФСБ обращает внимание главы государства на эту важнейшую проблему, однако регулировать вопрос должна преимущественно полиция. ФСБ на всё просто физически не хватит. Но готова ли полиция к этому? Сомневаюсь. С учётом того, что для многих правоохранителей мигранты на протяжении длительного времени являлись устойчивой “кормовой базой”».

Александр Жилин | руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасностиАлександр Жилин руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности

Источник «Октагона» в одной из национальных диаспор пояснил, что по итогам 2019 года поток зарубежной трудовой силы в Москве вырос на 15,5 процента, превысив отметку в 1,6 миллиона человек, из них 86 процентов – выходцы из стран ближнего зарубежья: Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Украины, Азербайджана, Молдавии.

– Мэрия столицы ввела для мигрантов ежемесячный рабочий патент, с 2018 по 2020 год повысив его стоимость с 4500 до 5350 рублей. Теперь московская власть ежегодно рапортует о поступлениях в бюджет от этой статьи доходов: в 2018 году – 17,4 миллиарда рублей, в 2019 году – 18,3 миллиарда рублей. Для бюджета города, который приблизился по расходам в текущем году к 3 триллиона рублей, это просто капля в море, – отметил собеседник издания.

Он также сообщил, что в 2018 году на коллегии Главного управления МВД по Москве мэр Сергей Собянин заявил, что число зарегистрированных мигрантов, которые легально находятся в столице, составляет две трети от общего числа мигрантов Москвы.

«Таким образом, в серой зоне находится треть мигрантов, – говорит собеседник «Октагона». – Получается, власть города признала наличие в столице более 100 тысяч нелегалов, о которых ни полиция, ни ФСБ, ни мэрия ничего не знают».

Инсайдер утверждает, что в основе миграционной проблемы лежит коррупция. Например, перевод Федеральной миграционной службы (ФМС) под руководство МВД только усугубил проблему, после всех перестановок ведомство покинули квалифицированные кадры:

– Система крышевания на всех уровнях, начиная с выдачи документов, заканчивая «резиновыми квартирами», стройками, курированием этнических ОПГ. Лишь один пример: в минувшем марте сотрудники ФСБ в Подмосковье закрыли три лаборатории по подделке документов для мигрантов. Только этот небольшой «бизнес» принёс его владельцам за год 10 миллионов рублей. Естественно, с этих денег было уплачено ноль процентов налогов в казну.

Александр Жилин из Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности подтверждает: все эти годы мигранты были едва ли не золотым прииском для чиновников и бизнеса:

– Во-первых, это самая дешёвая рабочая сила, во-вторых, бесправная, не имеющая ровным счётом никаких гарантий, в том числе социальных, в-третьих, это уникальная возможность для коррупции, в том числе низовой. Зарплата дворника в Москве в среднем – 40 тысяч рублей. А дворник-киргиз в реальности подчас получает 20 тысяч, а в ведомости расписывается за 40.

Мигранты не брезгуют никакой трудовой деятельностью. Всю грязную работу в Москве выполняют исключительно приезжие работники.
Мигранты не брезгуют никакой трудовой деятельностью. Всю грязную работу в Москве выполняют исключительно приезжие работники.
Фото: Makeev Petr/Shutterstock

Однако эксперты, опрошенные «Октагоном», признают: все последние годы россияне в целом и москвичи в частности довольно мирно сосуществовали с мигрантами. Количество преступлений, совершаемых приезжими, было довольно низким. Новые риски появились лишь сейчас – на фоне эпидемии, обернувшейся тотальной безработицей. При этом в Федерации мигрантов России заверяют: приезжие работники не отнимут хлеб у россиян; как правило, они работают в тех секторах экономики, куда жители России не стремятся трудоустраиваться.

За 200 долларов сделают что угодно

Представители национальных диаспор в регионах, с которыми удалось пообщаться «Октагону», признают: традиционные каналы воздействия на мигрантов через общины перестают работать: «Это же экономика. Люди не могут жить без денег. На родину они уехать сейчас не могут, да на родине жить ещё хуже. Для них больше нет авторитетов. Конечно, это очень опасно с точки зрения террористической угрозы. Голодные люди за 200 долларов сделают что угодно, им зачастую просто нечего терять».

Гуманитарная помощь, оказываемая негосударственными организациями, недостаточна, чтобы улучшить ситуацию в этой сфере.

Этот факт подтверждает директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев:

– Контролировать сейчас общины мигрантов сложно, поэтому во избежание разного рода осложнений, в том числе и развития преступности, необходима координация и взаимодействие с представительствами крупных миграций.

В неожиданно ворвавшемся в повестку вопросе есть два ключевых момента, заявил «Октагону» политолог Николай Евдокимов.

– Во-первых, структура миграции. К нам мигрируют в основном сезонные рабочие, причём неквалифицированные. Соответственно, они не рассматривают Россию как место постоянного пребывания, а значит, не нацелены на то, чтобы адаптироваться здесь, в том числе в плане социокультурном. Во-вторых, нелегальная миграция, слабый учёт и отсутствие чёткого представления о количестве мигрантов в стране, – пояснил Евдокимов.

Пункт временного размещения и питания для граждан Азербайджана, которые не могут вернуться домой из-за временного закрытия государственной границы.
Пункт временного размещения и питания для граждан Азербайджана, которые не могут вернуться домой из-за временного закрытия государственной границы.
Фото: Муса Салгереев/ТАСС

Однако у этой проблемы, похоже, нет очевидного решения, констатирует в разговоре с «Октагоном» глава аналитического центра «ПолитГен» Ярослав Игнатовский.

– Согласно исследованию РАНХиГС, только в столице более полутора миллионов мигрантов из-за коронавирусного простоя лишились работы, из-за ограничительных мер многие из безработных не могут вернуться домой, фактически вынуждены выживать на хлебе и воде. В условиях распространяющейся инфекции мигрантские общежития становятся местами повышенного риска как для здоровья, так и для психологического состояния: когда заболевает один – заболевает всё общежитие, а надвигающийся голод вынуждает мигрантов идти на преступления, – пояснил Игнатовский.

Даже открытие строек, которые изначально являются местом повышенной эпидемиологической опасности, не решит проявившиеся проблемы, говорит эксперт:

– В полной мере справиться с надвигающейся волной нового социального кризиса не удастся: безработных, голодных и ищущих жилье мигрантов меньше не станет. Поскольку именно за их счёт наниматели трудовых ресурсов ищут способы сократить накладные расходы в первую очередь.

Коллаж на обложке: Анна Бабич

Читайте также