КПРФ умирает на пороге своего съезда

КПРФ умирает на пороге своего съезда

Политика 22 апреля Вера Зелендинова

24 апреля КПРФ проводит свой XVIII съезд, который может стать точкой сборки внутрипартийных конфликтов и противоречий, накопившихся за 20 лет политического, идеологического и организационного анабиоза, в котором пребывает руководство партии. Ответа на вопрос, что делать дальше, нет. Между тем выбор прост: преодоление деструктивных тенденций и развитие или, что более вероятно, продолжение стагнации, угасание и смерть.

Кто в этом виноват – общемировая тенденция искажения левого тренда или нынешнее руководство КПРФ – ещё один важный вопрос, ответ на который может обозначить причины изменений, происходящих в партии. Одной из подсказок является сравнение нынешнего разброда и шатаний в КПРФ с боевым настроем XVIII съезда ВКП(б) 1939 года, последнего предвоенного съезда советских коммунистов.

Сегодня КПРФ – это политический и идеологический оксюморон, позиционирующий себя как «единственную альтернативу действующей власти» и одновременно многие годы сотрудничающий с ней и с бизнесом, то есть с капиталистами, которые являются классовыми врагами коммунистов.

Очевидно, что ситуация в КПРФ в значительной степени определяется её руководством в лице Геннадия Зюганова, который возглавляет партию с момента её создания в 1993 году. При этом последними пароксизмами идейной и организационной борьбы КПРФ с «преступной властью» были президентские выборы 1996 года и попытка объявить импичмент президенту Борису Ельцину в 1999 году.

Как говорят злые языки, в 2000-х между руководством КПРФ и Кремлём был заключён пакт о ненападении: коммунисты могут сколько угодно поносить власть, но не должны предпринимать против неё никаких конкретных действий, а Кремль гарантирует КПРФ статус респектабельной парламентской партии, а Зюганову – почётное положение её бессменного лидера.

Возможно, поэтому, прогнозируя итоги съезда КПРФ и думских выборов 2021 года, многие политологи предпочитают ссылаться не на партийные документы или результаты опросов, а на утечки информации из высоких кабинетов и доносить до публики успокаивающие обещания: «Зюганов останется лидером», «КПРФ будет представлена в будущем составе Госдумы» и им подобные. Казалось бы, стабильность ещё на пять лет обеспечена, но что-то пошло не так.

Кремль может скорректировать условия договора с КПРФ

Спровоцированный ковидом кризис обострил социальные проблемы, что привело к росту популярности партии Зюганова и одновременному падению рейтинга «Единой России», а процессы, идущие на всех уровнях КПРФ, повышают вероятность возникновения нештатных ситуаций, при которых партия, долгое время игравшая роль одного из столпов режима, может превратиться в лидера уличного протеста.

А возглавляемые КПРФ протесты, учитывая рост её популярности и специфику реального и потенциального электората партии, будут существенно отличаться и от Болотной, и от молодёжных акций последних месяцев. С другой стороны, рост популярности КПРФ создаёт предпосылки для перераспределения мест в Госдуме следующего созыва в её пользу, что может превратить парламент в «место для дискуссий» и осложнить процедуру принятия законов, вносимых президентом и Правительством.

Принимая во внимание внутренний партийный раскол и последние злоключения членов КПРФ, партия, игравшая долгое время роль одного из столпов режима, может превратиться в лидера уличного протеста.Принимая во внимание внутренний партийный раскол и последние злоключения членов КПРФ, партия, игравшая долгое время роль одного из столпов режима, может превратиться в лидера уличного протеста.Фото: Максим Стулов/Ведомости/ТАСС

Эти достаточно серьёзные риски вынуждают власть принимать меры по дискредитации КПРФ и одновременно поддерживать Зюганова, который получил от президента гарантии сохранения своего статуса. Иными словами, Кремлю нужна слабая партия под руководством Зюганова. Отсюда следует решение: КПРФ мочить – Зюганова не трогать.

Учитывая методы работы Кремля, можно прогнозировать усиление поддержки других левых партий, появление новых материалов, компрометирующих оппонентов Зюганова в руководстве КПРФ и не лояльных к Кремлю партийных лидеров регионального и местного уровней, а также очень аккуратную критику коммунистической идеологии, чтобы не ударить по партиям-спойлерам и не задеть силовиков, на которых обычно переносят весь негатив политического террора 30-х годов прошлого века.

Главная интрига – чем закончится съезд

В последние два месяца участились вбросы, касающиеся политических перспектив Зюганова и сценариев развития дискуссии в ходе предстоящего съезда. Доминирует прогноз о переизбрании Зюганова председателем ЦК КПРФ, но есть и альтернативные сценарии – от добровольного ухода (версия лидера ЛДПР Владимира Жириновского) до бунта и избрания другого главы.

Косвенным подтверждением возможности радикальных сценариев являются экстравагантное поведение члена ЦК КПРФ, депутата Госдумы и лидера московского горкома партии Валерия Рашкина и возросшая в последнее время активность члена президиума ЦК КПРФ и депутата Госдумы 44-летнего Юрия Афонина, считающегося наиболее вероятным преемником Зюганова.

В эту же копилку можно добавить появление видеоролика, в котором Рашкин и бывший губернатор Иркутской области Сергей Левченко обсуждают план смены власти в КПРФ, и присутствие имён коммунистов, в том числе работников аппарата ЦК, в базе Фонда борьбы с коррупцией, созданной накануне последнего митинга в поддержку Алексея Навального.

В сухом остатке получаем три основных сценария.

Первый – съезд проходит спокойно (или попытка бунта быстро подавляется), Зюганов остаётся лидером. Такое развитие событий выглядит наиболее правдоподобным: серьёзный конфликт, чреватый расколом и массированным вбросом компромата на первых лиц партии, за пять месяцев до выборов похож на попытку суицида, а актив КПРФ самоубийцами не является. К тому же есть мнение, что разногласия между Рашкиным и Зюгановым носят показной характер, а на самом деле они работают с разными группами потенциального электората.

Второй и третий сценарии подразумевают победу бунтовщиков, радикализацию повестки и избрание лидером КПРФ Рашкина, что маловероятно, потому что его не поддержит привыкшая к сытой и спокойной жизни партийная элита, или Афонина, после чего станут возможны некоторые незначительные перемены, а потом всё вернётся на круги своя.

Захар Прилепин ведёт переговоры с коммунистами об объединении перед выборами в Госдуму.Захар Прилепин ведёт переговоры с коммунистами об объединении перед выборами в Госдуму.Фото: Andreyev Vladimir/URA.RU/TASS

Оживить ход съезда может присутствие на нём сопредседателя партии «Справедливая Россия – За правду» Захара Прилепина. Он уже ведёт переговоры с лидерами КПРФ об объединении левых сил перед выборами в Госдуму и, как ожидается, выступит на съезде с предложением трансформировать соперничество в сотрудничество.

Феномен Рашкина и казус Афонина

Главные действующие лица внутрипартийных интриг, Рашкин и Афонин, выглядят как классические антиподы. Рашкин – далеко не молодой, но резкий и подвижный, состоящий из одних углов холерик. Принципиальный, из КПРФ не вышел даже после распада Союза. Постоянно бросает вызовы начальству своей партии, задевает мэра Москвы Сергея Собянина и наезжает на Владимира Путина. Афонин – вполне ещё молодой, но вальяжный и гладкий сангвиник. Лояльный к начальству, но себе на уме. Лихо продавливает нужные решения, если речь идёт о тех, кто ниже по рангу.

Рашкин – технарь, долго работал инженером. Партийную карьеру делал медленно, стал членом президиума ЦК в 48 лет. Популист, сотрудничал с Навальным. Афонин получил диплом преподавателя истории и стразу переквалифицировался в партийного функционера. Карьеру делал быстро и стремительно – через комсомол, в 31 год стал членом ЦК КПРФ, в 36 – президиума ЦК. Прагматик, в порочащих связях не замечен.

Рашкин оппонирует лидеру КПРФ и даже, как полагают некоторые эксперты, рискует вылететь из ЦК, Афонин считается преемником Зюганова. Рашкин борется против антинародного режима и прогнившей верхушки КПРФ, Афонин – за место под солнцем для себя и для КПРФ, которую рассчитывает возглавить. Рашкина готова поддержать значительная часть пожилого, то есть уходящего электората, Афонин должен понравиться молодым, но их доля среди избирателей КПРФ исчезающе мала.

Получается, что Рашкин – коммунист старой формации, а Афонин – новой. Но Рашкин пытается работать с молодёжью и использовать новые технологии – умное голосование (УГ), обучение кандидатов агитации в соцсетях и записи видеороликов, а Афонин работает по старым административно-командным схемам, а ролики у него и так есть.

И несмотря на возрасты, Рашкин является коммунистом старой формации, а Афонин – новой.И несмотря на возрасты, Рашкин является коммунистом старой формации, а Афонин – новой.Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ

У Рашкина все новомодные «блины» комом: избранные с помощью УГ коммунисты оказались слабыми политиками, а ролики – крайне неудачными. Зато у Афонина всё получается – от оппонентов шерсть клочьями летит, и теперь, оказавшись не у дел, они скорбят по деградирующей КПРФ в интернете.

Кто из них лучше для партии – Рашкин или Афонин? Если приглядеться – оба хуже. Потому что Рашкин превратит вторую по популярности партию в сборище маргиналов, и уже на следующих выборах она не пройдёт в Госдуму и превратится в толпу далёких от реальной жизни идеалистов, как это уже случилось с «Яблоком».

А Афонин будет лепить из КПРФ левую партию нового типа, и как далеко он зайдёт в этом начинании, сегодня не может сказать никто. Чтобы оценить направление и перспективу, достаточно посмотреть на новых левых в США. Итогом станет сохранение, а может быть, и развитие партии, но коммунистической в плане идеологии она уже не будет.

Ходорковский снова пытается установить контроль над КПРФ

Россия была и продолжает оставаться левой страной, а в течение последних 20 лет постепенно левеет и её руководство. Отсюда – начавшийся на фоне кризиса рост популярности КПРФ: не вникая в детали, люди заявляют о готовности поддержать коммунистов, потому что считают их носителями соответствующей идеологии. Но проблема состоит в том, что в КПРФ некому по-настоящему работать с левым трендом.

Старые и часть новых кадров, сделавших быструю карьеру в партии, используют свои руководящие должности и депутатские мандаты в качестве входных билетов в элиты, что позволяет им неплохо зарабатывать на контактах с бизнесом, участии в лоббистских схемах, продаже мест в избирательных списках и так далее.

Отсюда – постоянные конфликты в региональных и местных отделениях, попытки их лидеров и рядовых членов достучаться до руководства партии. Показательным в этом смысле является тиражируемое в интернете «Обращение коммунистов к делегатам XVIII Съезда КПРФ и всем членам партии», фиксирующее деструктивные процессы, происходящие в КПРФ.

«КПРФ утрачивает классовый характер. Вместо авангардной партии трудящихся она превращается в парламентскую партию, где трудящихся представляют бизнесмены. Партию захватывает буржуазия. Народ это видит. И это отталкивает людей от КПРФ».

«Региональное руководство загнивает. Верх берут соглашатели и откровенные карьеристы. Они погрязли в финансовых злоупотреблениях, в постоянных грубых нарушениях Устава. Для сохранения своей власти они окружают себя подхалимами и выталкивают из партии честных коммунистов. Первые секретари превратились в ханов, которые бесчинствуют безнаказанно. Для них Устав КПРФ – пустое место. Главное для них – поддержка в Москве».

«Молодёжь в партию не идёт. А если и приходит, то скоро или уходит в разочаровании, или её выталкивают, как только она попробует предложить что-то своё».

Такое положение дел создаёт предпосылки для перехватывания контроля над партией внешними игроками, и это уже происходит. В 2002–2003 годах Михаил Ходорковский попытался установить контроль над КПРФ через её верхушку и вполне преуспел. Реализации этого проекта помешал его арест. На этот раз он соблазняет местный и региональный актив партии через своих эмиссаров, задушевные роли, организационный ресурс и, возможно (доказанных фактов пока нет), финансовые вливания. Нечто подобное пытается делать команда Навального.

В марте этого года представители КПРФ должны были принять участие в съезде муниципальных депутатов, организованном «Открытой Россией» Ходорковского. Власть отреагировала на эту затею задержанием делегатов под предлогом нарушения ковидных ограничений, а КПРФ сделала вид, что ничего не происходит, хотя понятно, что целью подобных мероприятий является консолидация актива и электората партии для участия в уличных акциях деструктивной направленности.

Развалили Союз – развалим и КПРФ

Комментируя очередной скандал, руководители КПРФ и околокремлёвские политологи заявляют, что ничего страшного в партии не происходит, а то, что происходит (вбросы компромата, уход из партии целых райкомов), оживляет сонную жизнь политической организации и создаёт интригу, способствующую росту популярности партии в глазах журналистов и будущих избирателей.

Зюганов настолько расслабился, что, поддавшись на элементарную трёхходовку, согласился выдвинуть кандидатом на выборах в Госдуму по 208-му округу Москвы возглавлявшую аппарат фракции КПРФ Нину Останину, проигнорировав тот факт, что по этому округу собирался идти гораздо более популярный у избирателей и более молодой, чем Останина, журналист Максим Шевченко.

Журналист Максим Шевченко ушёл из КПРФ в «Российскую партию свободы и справедливости».Журналист Максим Шевченко ушёл из КПРФ в «Российскую партию свободы и справедливости».Фото: Виталий Белоусов/РИА Новости

Результаты этой комбинации превзошли все ожидания: Шевченко ушёл из КПРФ в конкурирующую с ней Российскую партию свободы и справедливости (РПСС) и будет выдвигаться по тому же округу; в интернете появились слухи об «эксклюзивных» отношениях Зюганова и Останиной, и теперь вместо неё будет баллотироваться молодая Екатерина Енгалычева, избранная депутатом Мосгордумы по схеме продвигаемого Рашкиным УГ и, возможно, являющаяся его протеже.

Такой же потрясающий эффект дала поездка Афонина в Ленинградскую область: ему удалось продавить назначение председателем ленинградского обкома никому не известного 32-летнего москвича Виктора Царихина и спровоцировать бунт Выборгского, Всеволожского и Тихвинского райкомов, где коммунисты начинают сдавать партбилеты; такие же сюжеты развиваются ещё в трёх райкомах.

Аналогичная картина наблюдается в Омске, Волжске, Йошкар-Оле, в Курганской и Владимирской областях. Поводы везде разные, но суть одна: руководство КПРФ не считается с членами партии, принципы демократического централизма не работают, назначаемые из Москвы лидеры руководят возглавляемыми ими организациями как личным бизнесом.

Ситуация в КПРФ, считает окунувшийся в эти проблемы редактор портала «АПН Северо-Запад» Андрей Дмитриев, «очень напоминает загнивание и разложение партийной номенклатуры КПСС накануне распада Советского Союза». При этом левая идея востребована населением, популярность КПРФ среди граждан растёт, есть развитая региональная и местная структура, есть рядовые члены, а руководящих кадров, способных переломить деструктивные тенденции и наладить работу, нет.