Европа заигрывает с новым типом фашизма – объединённым

Европа заигрывает с новым типом фашизма – объединённым

Политика 21 апреля Вера Зелендинова

В последние две недели в Европе набирает обороты антироссийская кампания, в которой слились заявления в защиту Алексея Навального, требования «остановить российскую агрессию» против Украины, истерика по поводу «военной угрозы» России в отношении Европы и серия дипломатических и шпионских скандалов. Детали и нюансы ещё интересны, но уже не имеют значения. Сегодня европейский тренд – это объединение ради совместной травли и ненависти.

Собраться всем вместе, в пучок (fascio, ит.), но не людям, а странам. По сути, тот же фашизм, а если добавить идеологию превосходства – нацизм, но на совсем другом уровне. Это уже практиковалось, когда всем «цивилизованным миром» дружно навалились на Ирак. Потом уже гораздо грубее повторили в Ливии. Это очень по-европейски, в полном соответствии с новой, ещё не описанной, но уже работающей западной культурой.

Западный мир модерна, которым принято восхищаться, породил фашизм, сосредоточенный внутри отдельных стран. В современном мире постмодерна растёт свой монстр – континентальный фашизм. Правда, у них внутри не всё в порядке, что-то вроде коллективной шизофрении, но это не беда – у Гитлера тоже было не всё в порядке с внутренним миром.

Сейчас ещё идёт период становления. Если сравнивать с Германией, самое начало 30-х. Ещё не все охвачены, но уже маршируют. Ещё не все понимают, что происходит, и многие сопротивляются. А всё потому, что настоящего страха ещё нет. Какая-нибудь Венгрия ещё пытается наращивать суверенитет, хотя прекрасно знает, что у западных демократий нет моральных ограничений, но в отношении чужих, а она же своя.

Границы допустимого сдвигаются постепенно. Сначала можно, считая себя демократией с гуманистическим уклоном, сбросить парочку атомных бомб, но на чужие города. Потом в течение восьми лет жечь напалмом чужой Вьетнам. Затем попробовать немножко побомбить в Европе, но радиоактивными бомбами с обеднённым ураном. Именно тогда президент Чехии Вацлав Гавел, писатель, драматург и большой демократ, изобрёл формулу-оксюморон – «гуманитарные бомбардировки».

Европа давно тяготела к объединению. Не с империи Карла Великого, как считают некоторые, а со времён Наполеона. Но сделать это надолго не получалось, потому что два главных объединителя (Гитлер и Бонапарт) были вынуждены начинать с войн, поскольку добровольно объединяться другие страны не хотели, и в войнах в конечном счёте проиграли.

Сейчас совсем другое дело. За 76 лет мира Европа отвыкла от внутренних войн и привыкла быть вместе, создав Евросоюз, являющийся и инструментом, и питательной средой для совместных проектов. Национальный дух постепенно истаивает. Ещё два-три поколения, и евроскептики практически исчезнут – спасибо урокам толерантности и прочим достижениям постиндустриального мира.

А пока объединённая Европа тренируется «на кошках», то есть на России, с которой по-любому нужно что-то делать.

Взять её в своё объединение – это всё равно что привязать к венику здоровенное бревно и начать подметать пол. Значит, нужно раздробить и постепенно, по несколько маленьких веточек подвязывать в общий пучок, а если будет упорствовать в своём заблуждении – поступить как с чужим.

Из сказанного не следует, что вся политика сосредоточена в этом тренде. Нет, его можно сравнить с большой неторопливо текущей рекой, на поверхности которой отдельные государства занимаются своими делами и принимают решения, вступающие в резонанс или в противоречия с направлением течения, а река тем временем уносит их всё дальше и дальше вниз по течению.

Сегодня общей головной болью европейских лидеров является ковид. Число инфицированных продолжает расти, локдауны убивают экономику, уставшие от карантинных мер люди бунтуют, вакцин не хватает. Англо-шведская AstraZeneca даёт побочные эффекты вплоть до смертельных исходов, из-за чего многие страны ограничили её применение. Американской Pfizer на европейском рынке практически нет.

На этом безрадостном фоне Россия продаёт свой «Спутник V» и заключает договоры о его производстве по всему миру. Более 60 государств уже одобрили применение российского препарата и начали или готовятся начать вакцинацию. ВОЗ добивается включения «Спутника V» в программу COVAX (обеспечение вакциной бедных государств), что будет означать получение Россией четверти мирового рынка препаратов от ковида, ежегодный объём которого оценивается в 200–300 млрд долларов.

Big Pharma в ужасе: дело идёт к переделу фармацевтического рынка. В США растущую популярность «Спутника V» называют продолжением российской экспансии с использованием «мягкой силы».

В результате РФ получила массированную кампанию под лозунгом «Российское не может быть хорошим», которая оказала влияние и на определённый сегмент российского общества.

Легализации «Спутника V» на территории Евросоюза препятствуют фармацевтические компании, Вашингтон, оказывающий давление на европейские правительства, Европейское агентство лекарственных средств (ЕМА), которое уже полтора месяца не может решить вопрос о его регистрации, и Еврокомиссия, предупредившая о проблемах с сертификатами о вакцинации для европейцев, которые едут прививаться в Россию. Но давление и угрозы действуют не на всех.

Венгрия, Словакия и несколько балканских государств закупили «Спутник V» и прививают своих граждан. Ключевые государства ЕС (Германия, Франция, Италия и Испания) ведут с Россией переговоры о его производстве. Австрия, Германия и несколько стран Центральной Европы готовятся начать переговоры о покупке «Спутника V», не дожидаясь разрешения Брюсселя, который, в свою очередь, ждёт сигнала из Вашингтона.

При таких настроениях очень важно сплотить европейские страны общим и как бы важным, не особо обременительным, но постоянным делом. Поэтому девиз нового фюрера – «Атаковать Россию каждый день, а если вы не знаете, за что, вам подскажут» (Такер Карлсон, Fox News). И действительно подсказывают.

А европейцы слушают и бросаются в бой, представляющий собой непрерывно усиливающийся медийный скандал, целью которого является не достижение каких-то конкретных целей, но новый виток скандала. Для чего нужно ставить недостижимые или абсурдные цели, повторяя лозунг парижских студентов 1968 года «Будьте реалистами – требуйте невозможного!»? Именно так ведётся атака на Россию по всем направлениям.

Защита Навального – это постоянные вбросы страшилок о его здоровье и требование, чтобы его лечил личный врач, при полном понимании того, что подобной практики нет в пенитенциарных системах ни одной из европейских стран.

Тема «российской агрессии в отношении Украины» – это театр абсурда, в котором вообще нет места фактам. Столь же невыполнимыми и абсурдными являются требования прекратить движение войск и военной техники по территории России.

И так во всём. Участвовать в такой кампании легко и приятно – достаточно прокричать соответствующие мантры и опубликовать несколько статей с броскими заголовками. И всё. Незначительные усилия каждой страны сливаются в единую непрекращающегося истерику, и вот уже никуда не деться от «больного Навального», Российской армии в Донбассе и лязга «вторгающейся в Европу» военной техники.

Гораздо сложнее устроить полноценный скандал, организация которого требует каких-то конкретных действий. Когда в середине апреля США запустили шпионско-дипломатический сюжет, выслав 10 российских дипломатов, их примеру последовала только Польша, но и она ограничилась тремя сотрудниками дипломатической миссии.

Выждав пару дней, США привлекли Чехию, и она отлично справилась с ролью клакера, выдав в эфир залп неожиданных и громких решений: выслала из страны 18 российских дипломатов, обвинила российские спецслужбы в организации взрывов оружейных складов во Врбетице в 2014 году и – гениальный ход – привязала к этому сюжету Петрова и Боширова.

Весеннее российско-чешское обострение

Несколько дней назад вице-премьер Чехии Ян Гамачек (на обложке), возглавляющий одновременно МИД и МВД страны, собирался в Москву для переговоров, в том числе о поставках в Чехию российской вакцины «Спутник V». За два дня до визита он объявил о решении выслать из страны 18 российских дипломатов, которые подозреваются в работе на спецслужбы.

Перейти к материалу

Эффект оказался настолько мощным, что практически вытеснил из медийного поля не менее скандальную историю о заговоре с целью свержения президента Белоруссии Александра Лукашенко, что, как полагают некоторые наблюдатели, и было конечной целью антироссийского демарша Чехии.

Вдогонку чешская сторона приняла решение отстранить российский «Росатом» от участия в тендере на достройку АЭС «Дукованы», отказаться от покупки «Спутника V», переговоры о которой были назначены на 19 апреля, и призвала европейские страны начать согласованную кампанию по высылке российских дипломатов.

Прошло два дня, но страны Европы, поддержав на словах позицию Чехии, присоединяться к шпионско-дипломатическому скандалу не стали. Тогда Прага пообещала депортировать из Чехии ещё нескольких сотрудников российской дипмиссии.

Поверить, что чешское руководство по собственной инициативе устраивает этот вредящий её репутации балаган, невозможно, а это значит, что давление на европейские столицы будет нарастать, и рано или поздно в Москву потянутся вереницы выдворенных из европейских столиц дипломатов.

Комментируя свои скандальные решения, высокие должностные лица Чехии постоянно противоречат друг другу и опровергают собственные заявления, выставляя себя и свою страну в крайне невыгодном свете. В первую очередь это касается взорванных оружейных складов, которые были размещены на территории Чехии в рамках Варшавского договора.

Судя по заявлениям первых лиц правительства, чешские власти вообще не контролировали и не контролируют весь этот огромный арсенал и до взрывов 2014 года не интересовались, кто владел этим оружием и кто занимался его продажей. По одним данным, это была какая-то чешская фирма, по другим – болгарский бизнесмен.

Пока руководство Чехии путалось в показаниях, журналисты и военные эксперты выяснили, что владельцем боеприпасов являлась компания ЕМКО, которой руководил болгарский торговец оружием Эмилиан Гебрев; что США покупали у этой компании вооружение для афганской армии, но оно регулярно оказывалось у боевиков запрещённой в России ИГИЛ, и что среди взорвавшихся боеприпасов были запрещённые международными конвенциями противопехотные мины.

Одновременно с этим появилась версия, согласно которой взрывы происходили на практически пустых складах, что, учитывая теневой характер этого сегмента оружейного рынка, представляется вполне правдоподобным. Вывезти и продать большую часть оружия, а потом списать его пропажу на взрыв – распространённая схема получения дополнительной прибыли.

В сухом остатке получается, что чешские власти, выдвинув бредовые обвинения в адрес российских спецслужб, сами вскрыли оружейный кейс, содержимое которого ударило по репутации страны, подтвердив её участие в нелегальных поставках запрещённых видов оружия боевикам.

Но самым интересным в этой истории является поведение руководства Чехии.

Его шокирующее легкомыслие и поразительная небрежность вызывают ассоциации с «Похождениями бравого солдата Швейка» и заставляют иначе взглянуть на творческий метод Ярослава Гашека. Принято считать, что Гашек потехи ради делал из чехов идиотов, а оказалось, он был кондовым реалистом.

Самое интересное объяснение неожиданной активности чешского руководства базируется на утечках информации из российских коридоров власти. Согласно этой версии, антироссийский демарш Праги был заказан не командой Джо Байдена, а старыми элитами Демократической партии после того, как не оправдался их расчёт выстроить теневые согласования между Москвой и Вашингтоном по линии «клан Клинтонов – “семья” (Александр Волошин, Анатолий Чубайс и другие)».

Реальную линию контактов обозначила «случайная» встреча главы российского МИД Сергея Лаврова и спецпредставителя президента США по вопросам климата Джона Керри в одном из отелей Нью-Дели. Ответом стала попытка разрушить связку Лавров – Керри, помешать диалогу Владимира Путина с Байденом и вынудить двух президентов передать функции переговорщиков представителям «семьи» и клана Клинтонов.

В Кремле эту интригу расценили как нарушение договора о нейтралитете (власть не трогает «семью» – «семья» не лезет в политику), что может стать поводом для пересмотра старых соглашений.

Косвенным подтверждением того, что Кремль может изменить отношение к «семье», стала серия публикаций о принадлежащей Татьяне Дьяченко и Валентину Юмашеву недвижимости на острове Сен-Бартелеми в Карибском море.

Считается, что Путин получит возможность начать зачистку старых элит, то есть сделать то, чего давно ждут от него партия служения и значительная часть общества, только после того, как договорится с Байденом о новых правилах игры. Отсюда – попытка помешать этим переговорам.

Независимо от того, насколько соответствуют действительности это или иные объяснения происходящего в Праге, чешский кейс интересен как модель того, что происходит со всей Европой. Готовность, с которой чешское руководство бросилось исполнять указание, неважно, Байдена или Клинтонов, нанося реальный ущерб своей стране, характеризует качество чешских элит и прорисовывает для всей Европы путь в её по-новому страшное будущее.