Небесный мандат требует цифровизации

Небесный мандат требует цифровизации

Мир 13 апреля Павел Кобер

Устрашающая картина того, что «всех китайцев уже сосчитали», далека от истины. Сами жители КНР в общем-то относятся к этому достаточно спокойно. За высокотехнологичными методами скрывается традиционный способ, с помощью которого пытаются решить проблему управляемости. Это система мягкого управления через репутацию: мы будем наказывать за плохое поведение и поощрять за хорошее. И граждане у нас будут становиться лучше.

По словам старшего научного сотрудника Института философии и права Уральского отделения РАН, кандидата политических наук Анны Трахтенберг, формирующаяся сегодня в КНР система социального кредита – абсолютно в духе тысячелетних китайских традиций. Ведь основной принцип управления по Конфуцию – не институты развивать, а людей совершенствовать. В интервью «Октагону» она рассказала о развитии рейтинговой системы в Поднебесной и эффекте для государства и граждан.

– Анна Давидовна, для чего и в чьих интересах создаётся система социального кредита в Китае?

– Система социального кредита – достаточно сложная вещь. Её образ в мировых СМИ не совсем совпадает с тем, как она реально развивается в Китае. Западная пресса описывает эту систему в духе Оруэлла: якобы каждому китайцу присвоен идентификационный номер, вся информация о нём из самых разных официальных, коммерческих источников, социальных сетей собирается в одном месте, по некоему алгоритму рассчитывается рейтинг, и на его основе гражданин КНР получает поощрение или наказание. В действительности такого не существует.

«Образ системы социального кредита в мировых СМИ не совсем совпадает с тем, как она реально развивается в Китае».«Образ системы социального кредита в мировых СМИ не совсем совпадает с тем, как она реально развивается в Китае».Фото: Shutterstock

– А что есть?

– Есть решение, принятое в 2014 году на съезде Коммунистической партии Китая о создании системы социального кредита, в основу которой действительно положена идея интеграции информации о гражданине из самых разных источников (хотя о ней начали говорить очень давно, ещё при предыдущем председателе КНР, в 2003 году). Срок выполнения – 2020 год, но масштабные проекты практически никогда не реализуются в отведённые сроки.

Теперь о сути. Китайское слово «кредит» сродни русскому слову «долг», под которым подразумевается не только финансовый долг, но и, допустим, долг перед Родиной. Точно так же иероглифы 信用, из которых состоит слово «кредит», подразумевают ещё и верность слову, честность, надёжность и добросовестность.

Поэтому правильнее было бы переводить примерно как «система оценки социальной репутации». Создавалась эта система не для того, чтобы установить в стране диктатуру и всё контролировать, а для решения вполне конкретных китайских проблем. Как известно, в Китае проходят масштабные процессы индустриализации и урбанизации, сопровождающиеся, помимо всего прочего, огромным наплывом сельского населения в города и чрезвычайно низким уровнем доверия граждан друг другу. Естественно, это плохо влияет на общество.

Вторая проблема – управленческая. Она остро стоит последние примерно три тысячи лет.

Китай – очень большая страна. У нас есть три уровня управления: федеральный, региональный и муниципальный. А в Китае их пять, и там всегда есть проблема, связанная с тем, что на локальном уровне имеет место срастание местных чиновников с местными элитами. Соответственно, возникает необходимость контроля вышестоящих над нижестоящими.

Таким образом, чтобы решить проблему управляемости и бороться с резким снижением уровня доверия граждан друг другу, возникла идея системы социального кредита. То есть попытка управлять через репутацию.

– В какой сегодня стадии формирование этой системы?

– Единой системы социального кредита пока не существует. Возьмём Народный банк Китая. Он понимает слово «кредит», как и полагается, в самом прямом банковском смысле. К этой системе присоединился и Верховный народный суд, потому что чрезвычайно остро стоит проблема неисполнения судебных решений, прежде всего невыплаты штрафов. Создан чёрный лист должников и тех граждан, кто не исполняет судебные решения. Лист очень большой, счёт идет на миллионы человек. Тот, кто туда попадает, получает ограничения – прежде всего в пользовании разнообразными предметами роскоши. То есть ему не продадут билет на самолёт, не пустят в приличную гостиницу. Бывают и более серьезные ограничения. Известны случаи, когда детей ограничивали в поступлении в вузы.

Такие же списки составляют различные министерства и ведомства по своим направлениям, но там это не скоординировано. Получается, что одного гражданина могут наказать за одно и то же несколько раз. Кроме того, ещё не выработан чёткий механизм, как человеку покинуть чёрные списки.

«Система социального кредита Китая нацелена на выработку алгоритма поощрений, чтобы граждане правильно вели себя в будущем».«Система социального кредита Китая нацелена на выработку алгоритма поощрений, чтобы граждане правильно вели себя в будущем».Фото: Фёдор Телков

Системой социального кредита также занимается Государственный комитет по делам развития и реформ. Но если в предыдущих примерах оценивались прошлые поступки человека, то эта комиссия нацелена на выработку системы поощрений, чтобы граждане правильно вели себя в будущем. По данным на 2018 год, комиссия координирует 47 различных министерств и ведомств и, самое главное, координирует разные эксперименты на муниципальном уровне.

В муниципальных образованиях Китая, зачастую превышающих по численности населения наши субъекты федерации, пробуют разные системы социального кредита и смотрят, что получается. Сейчас такие системы действует в 40 муниципалитетах, в основном в богатых приморских провинциях к югу от Янцзы.

Тут применяется подход, который сформулировал ещё Дэн Сяопин: «переходить реку, опираясь на камни». То есть не сразу вводить систему в масштабах всей страны, а запустить серию пилотов и посмотреть, кто справится лучше. 

В приморской провинции Шаньдун есть образцовый кредитный город (точнее – городской уезд с численностью населения всего-то 670 000 человек) Жунчэн (荣成). Там система выглядит так. Каждому жителю изначально присваивается тысяча баллов, а потом в зависимости от его поведения баллы могут прибавлять или вычитать. Информация о гражданине интегрируется из разных источников и, согласно отчётам уездной администрации, обрабатывается с помощью технологии Big Data: учитывается 160 000 различных параметров из 142 учреждений. Жителей разделили на пять категорий, и в зависимости от того, какой у них рейтинг, им полагаются (или не полагаются) разные муниципальные льготы. Например, могут выдать велосипед или положить в больницу без внесения залога, выдавать книги в библиотеках на более долгий срок и т. д. К высшей категории А+++ сейчас относится 90 процентов населения.

– Насколько система эффективна?

– Система в Жунчэне работает прежде всего на тех, кто сам работает на государство. О том, сколько у них баллов социального кредита, помнят (и учитывают в поведении) сотрудники различных госучреждений. Значительная часть остальных граждан даже не подозревает, что их мерят. Один хозяин лавки там сказал: «У меня покупают не по рейтингу, а по качеству товара». Пока мы не можем определённо оценить эффективность этой системы. Да и нельзя сказать, что в Жунчэне система построена только на использовании больших данных и алгоритмов. В уезд наряду с 10 городскими районами входит ещё 12 посёлков. И там информация может собираться вообще тётенькой с тетрадкой в руке, которая обходит домохозяйства и отмечает, кто подмёл улицу перед своим домом, кто подарил телевизор местному культурному центру и т. д. Вот всё это записала, села на велосипед и совершенно прогрессивно поехала сдавать отчёт.

Анна Трахтенберг.Анна Трахтенберг.Фото: Фёдор Телков

– Случались ли социальные протесты в связи с внедрением такой системы?

– Упоминается только один случай. Он произошёл в 2010 году, ещё до решения партийного съезда. В городе Суйнин (遂宁; провинция Сычуань) местные власти решили снижать рейтинг за обращения в государственные инстанции, то есть за то, что человек жалуется в обход муниципальных чиновников. Вот тут китайцы почувствовали, что у них отнимают право, которым они пользовались три тысячи лет. Что тут началось! В китайских СМИ отзывы были резко негативные. Действия городской администрации сравнивали с требованиями оккупационных японских властей получать сертификат лояльности. С китайской точки зрения ничего хуже быть не может. В результате нововведение отменили.

Но что касается отношения китайцев в целом к системе социального кредита, независимые социологические исследования, которые проводятся в том числе западными социологами, фиксируют одобрение процентов на 90. Причём чем выше уровень образования и доходов, тем чаще люди одобряют. Надоело изобилие мошенников!