Пропускная буря в стакане Москвы

Пропускная буря в стакане Москвы

Политика 13 апреля Вера Зелендинова

С 13 апреля в Москве и Московской области вводятся системы электронных пропусков, получение которых – это особо подчёркивается – носит заявительный характер. То есть граждане должны уведомлять власти о целях своих передвижений, а полиция получает право проверки соответствия маршрутов указанным целям. Анонс «пропускного режима» неделю назад вызвал массовое недовольство москвичей. Но паникёрам можно успокоиться: до «цифрового концлагеря» в Москве и области далеко, потому что «лагерь» этот ещё не достроили.

В распоряжении чиновников пока нет единой системы по работе и с паспортной базой МВД (чтобы проверить личные данные заявителя), и с базой Пенсионного фонда (чтобы удостовериться в правильности указанного места работы), и с базой предприятий налоговой службы (чтобы узнать, как функционирует предприятие в режиме самоизоляции).

О необходимости собрать все государственные базы данных в единый хаб много говорили на всевозможных форумах и конференциях, но это так и не было сделано – потому что дело это небыстрое и очень затратное в финансовом и в организационном плане.

Пока жителям Москвы и области предлагается принять участие в массовом тестировании интерфейса или внешнего контура информационной системы, которая когда-нибудь будет сделана. Но, как выяснилось, этот интерфейс тоже сбоит. 

Первые попытки получить электронный пропуск показали, что вместо места жительства можно написать что угодно, а вместо фотографии прислать любую картинку. Это означает, что система функционирует без элементарных проверок на соответствие данных – внешний контур не проработан должным образом, мэрии подсунули откровенную халтуру.

Пропускной режим стартовал, несмотря на то что не подкреплён законодательно.Пропускной режим стартовал, несмотря на то что не подкреплён законодательно.Фото: Алексей Майшев/РИА Новости

Ещё хуже обстоит дело с нормативно-правовым обоснованием использования так называемых «цифровых технологий». Председатель общественного совета при МВД РФ адвокат Анатолий Кучерена уже предупредил, что ограничительные меры, в том числе и пропускной режим в Москве, не подкреплены законодательством и их применение может спровоцировать поток судебных исков. Здесь стоит напомнить, что о необходимости создания правовой базы использования цифровых технологий тоже много говорили, но воз и ныне там.

Всего этого не могли не понимать в московской мэрии. Ведь не случайно, выступая на прошлогоднем Петербургском международном экономическом форуме, руководитель департамента информационных технологий города Москвы Эдуард Лысенко заявил: «...власть переходит из рук чиновничества в руки тех, кто создаёт другие правила с помощью информационных систем». В том же выступлении он указывал на необходимость «создания новых правил игры».

Так куда же вдруг делось это понимание двух в общем-то очевидных и вполне внятно озвученных Лысенко вещей? Того, что айтишники пользуются некомпетентностью чиновников, и того, что законодательной базы для применения их разработок пока не существует. Получается, что в припадке административного восторга об этом срочно забыли.

Или нужно копать глубже и усматривать в волюнтаристских инициативах чиновников асимметричный ответ на попытки президента реформировать Конституцию? Раз голосование по поправкам отложено, возьмём полномочия на себя? 

Может, такая тактика и могла сработать до 15 января, но теперь, когда гражданам напомнили о существовании основного закона, она не сработает.

Из сказанного, впрочем, не следует, что не нужно применять и соблюдать ограничительные меры. Нужно – пик эпидемии ещё не пройден. Но важно соотносить решения с реалиями, чтобы не провоцировать людей и избежать эксцессов, аналогичных тем, что уже происходят в Италии, Бельгии и других европейских странах.

В конце прошлой недели в Москве и области появились гигантские очереди из скорых на въезде в приёмные покои.В конце прошлой недели в Москве и области появились гигантские очереди из скорых на въезде в приёмные покои.Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

За последний месяц к московскому руководству накопилось много вопросов. Например, история с огромной очередью скорых на въезде в одну из больниц. Объяснения, сводящиеся к тому, что машины отправляют туда, где больше свободных мест, не могут быть признаны удовлетворительными, потому что здесь речь идёт об элементарной логистике.

Если подобные решения принимает «искусственный интеллект», нужно гнать в шею программистов. Если диспетчеры – им пора напомнить, что длительные простои машин блокируют работу службы скорой помощи, а это плохо для заболевших.

Есть вопросы и к тому, как осуществляется сопровождение прибывающих из-за границы, и к решению не разделять в стационарах заражённых коронавирусом и больных пневмонией другой этиологии. Если это такая «оптимизация», то сейчас только ленивый не вспоминает, как «оптимизировали» систему здравоохранения в Москве: сокращали койко-места, увольняли врачей. А теперь, когда пик заболеваемости ещё не достигнут, пугают людей, заявляя, что московская система здравоохранения не справляется с наплывом заболевших.

Пустая Москва. Кому это выгодно?Пустая Москва. Кому это выгодно?Фото: Щелкунов/Коммерсантъ

На фоне связанного с этими историями раздражения актуализируются и другие вопросы к московскому руководству. Пресловутая плитка и бесконечная замена бордюров, практика манипуляций электронным голосованием на площадке «Активный гражданин», длящийся с 2013 года скандал вокруг радиоактивного могильника в районе платформы Москворечье, который вместо дезактивации на фоне истерики вокруг коронавируса «засыпали песочком».

«Под предлогом коронавируса мэрия легализует массу очень плохих вещей», – говорит депутат Мосгордумы Павел Тарасов. Разумеется, мэрия найдёт какие-то ответы на каждый из этих вопросов. Но это не поможет, потому что их количество уже переходит в новое качество.