Власти готовятся увести детей из школ в онлайн

Власти готовятся увести детей из школ в онлайн

Истории 12 марта Николай Морозов

В последние месяцы федеральные власти всё активнее пытаются убедить общество в том, что цифровые технологии вводятся в школах исключительно как вспомогательный элемент. Дескать, гаджеты и умные программы помогут учителю сделать очное образование более качественным и современным, но никогда не заменят живого общения. Однако эксперты и родители уверены: цифровая школа задумана для полного поглощения реальной. Об этом свидетельствует энергичная политика властей Москвы по внедрению дистанционного образования.

Очередным недвусмысленным сигналом о скором переходе на тотальный дистант стало заявление заммэра столицы Анастасии Раковой. В эфире телеканала «Россия 24» она со ссылкой на данные неназванных соцопросов сообщила, что большинство родителей «тотально поддерживали» дистанционное образование в период пандемии: «Просто те, кто поддерживает, их обычно не слышно – они в “фейсбуках” не пишут, а те, кто не поддерживает и которым не нравится, они более активны, поэтому их больше видно». Заявление чиновницы уже не похоже на прощупывание почвы. Если взглянуть на повестку цифровизации столичного образования, переход на дистант идёт полным ходом.

Источник «Октагона» в социальной сфере Москвы утверждает, что концепция удалённого образования разрабатывалась и готовилась к внедрению в столице задолго до пандемии коронавируса.

Онлайн-обучение, как показывают расчёты, позволит государству существенно сократить расходы на содержание образовательных учреждений. В первую очередь – за счёт коммерциализации сферы: дистант даст частнику возможность зарабатывать на онлайн-платформах и обучающем контенте, а бизнес возьмёт на себя все накладные расходы.

Именно коронавирус и связанные с ним ограничения дали толчок к стремительному внедрению цифровых технологий в образовательный процесс. В декабре 2020 года в 14 регионах страны, несмотря на протесты родителей, стартовал эксперимент «Цифровая образовательная среда» (ЦОС).

Для живого учителя места не найдётся

Онлайн-обучение во время пандемии стало приучением родителей и школьников к тотальному дистанту, его обкаткой, но решение о глобальной цифровизации не только образования, но и медицины, а также других сфер было принято задолго до пандемии, считает кандидат исторических наук, директор Центра геополитики Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ Ольга Четверикова.

– Чиновники из регионов, в частности из Нижегородской области, где якобы только в декабре начался эксперимент ЦОС, говорят, что на самом деле внедрение цифровых технологий идёт уже два года, то есть власти задним числом стремятся задокументировать то, что давно существует, скрывают свои истинные планы под видом эксперимента. При этом всё это происходит в ситуации правового хаоса – без каких либо исследований о влиянии онлайн-обучения на здоровье детей. Более того, с 2018 года в школах перестали проводить диспансеризацию, чтобы максимально скрыть негативные последствия онлайн-обучения. Тем временем исследования учёных показывают, что дистант приводит не только к гаджетозависимости, но и к атрофии мозга, которая после 10-летнего возраста становится практически необратимой, – поясняет Четверикова.

Согласно задумке авторов проекта, к 2024 году не менее 70 процентов школ должны реализовывать образование в сетевой форме. По мнению эксперта, рвение властей в вопросе цифровизации образования объясняется просто: цифровая школа – это крупный финансовый проект, бенефициарами которого станут IT-компании и банки.

Действительно, на нацпроект «Образование» выделено 784 млрд рублей, на «Современную школу» – 295 млрд рублей, на «Цифровую образовательную среду» – 79 млрд.

– В некоторых случаях дело доходит до абсурда: в сельских школах, где нет нормальных туалетов, здания нуждаются в срочном ремонте и не хватает учителей, закупают интерактивные доски и гаджеты. Но самое страшное в том, что ради своих финансовых интересов бенефициары цифровизации готовы принести в жертву здоровье наших детей, их будущее. Если общественность не сможет остановить реализацию проекта, мы рискуем вообще остаться без учителей и преподавателей, образование будет отдано на откуп искусственному интеллекту. А в результате всё это приведёт к ликвидации культурного наследия страны как такового, – считает Четверикова.

В обращении к родителям и учителям автор поправок к закону «Об образовании», касающихся полномочий Минобрнауки и Минпросвещения в сфере дистанционного образования, депутат Лилия Гумерова заявила, что поправки нужны, чтобы прописать правила применения такого формата не только в случае вынужденного перехода на дистант, но и в качестве части образовательного процесса.

Именно поэтому родители выступают категорически против изменения законодательства и требуют полного запрета на внедрение цифровых технологий в школах.

В рамках цифровизации российских школ профильные министерства анонсировали создание библиотеки цифрового контента. Также готовятся софт для цифрового портфолио каждого ученика и персональной образовательной траектории, возможность сдачи сессии студентами онлайн с помощью биометрии.

– Все эти нововведения говорят о том, что в ближайшем будущем нормальной очной школе в системе образования и живому учителю просто не будет места, – рассказывает «Октагону» учитель русского языка и литературы Светлана Васильева. – Например, суть персональной траектории ученика состоит в том, что каждый школьник сидит на уроке и по ноутбуку изучает свою программу. А зачем это делать в стенах школы? Из дома же удобнее.

«Массовый переход на онлайн-обучение, сокращение учителей позволит государству экономить огромные деньги, а образование и медицина – это как раз те статьи расходов, которые постоянно у нас стремятся сократить».

Светлана Васильева | учитель русского языка и литературы Светлана Васильева
учитель русского языка и литературы

При этом, по словам педагога, внедрение цифровой среды проходит агрессивно, определённые программы и платформы учителям навязывают:

– Например, осенью мы могли вести онлайн-уроки только на платформе Teams, встроенной в электронный дневник школьника. В некоторых школах настоятельно рекомендовали, помимо МЭШ (Проект «Московская электронная школа». – τ.), пользоваться также образовательными порталами, где в том числе присутствуют платные задания. То есть здесь речь идёт явно ещё и о чьих-то финансовых интересах.

В рамках внедрения ЦОС возможен передел сфер влияния в области онлайн-образования. В период пандемии и вынужденного дистанта рынок в этой области показал взрывной рост. Пока государственные платформы только набирали обороты, частные онлайн-школы с интерактивными уроками и лекциями собирали всё большее количество пользователей.

– Вокруг онлайн-обучения сейчас крутятся большие деньги, оно явно и дальше будет стремительно развиваться, – поясняет «Октагону» экономист Иван Плешаков. – Этой сферой уже плотно заинтересовался Сбербанк, он участвует во внедрении ЦОС в школы. Не исключено, что рынок онлайн-обучения может быть со временем поделён между приближенными к власти бизнесменами.

Кампания по отуплению

Примечательно, что одновременно с внедрением ЦОС власти вновь взялись за регулирование законодательства о семейном образовании. До 16 марта на федеральном портале проектов нормативных правовых актов идёт общественное обсуждение поправок к соответствующей статье закона «Об образовании». В прошлом году поправки уже были сняты с рассмотрения после массового протеста со стороны родительской общественности.

Как полагают чиновники, изменение законодательства улучшит качество семейного образования и защитит права детей. Однако родители считают, что цель поправок состоит в ограничении их прав и свобод. В частности, в случае принятия законопроект позволит муниципалитетам навязывать взрослым определённые учебные заведения для прохождения детьми промежуточной и итоговой аттестации.

Новый законопроект предполагает, что выбранные муниципалитетом школы будут сами устанавливать сроки и порядок проведения промежуточных аттестаций.Новый законопроект предполагает, что выбранные муниципалитетом школы будут сами устанавливать сроки и порядок проведения промежуточных аттестаций.Фото: Александр Кряжев/РИА Новости

По новым правилам родители ребёнка, обучающегося в форме семейного образования, будут обязаны выбирать школу для аттестации «на основе рекомендаций органа местного самоуправления муниципального района или городского округа, на территории которого они проживают». Сейчас многие «семейники» заключают договор с популярными частными онлайн-платформами. У каждой из них есть школа-партнёр, в которой можно пройти аттестацию. После внесения изменений в законодательство такой возможности родителей могут лишить.

Законопроект также предполагает, что выбранные муниципалитетом школы будут сами устанавливать сроки и порядок проведения промежуточных аттестаций. При этом в случае провала на аттестации ребёнок, находящийся на семейном обучении, может быть оставлен на второй год или переведён на адаптивную программу уже в стенах учебного заведения. В том числе предлагается сделать обязательной аттестацию после начальной школы. Сейчас подобные решения могут приниматься строго по согласованию с родителями, ведь семейное образование отличается от дистанционного (заочного) именно тем, что ответственность за обучение ребёнка полностью лежит на семье; родители имеют право самостоятельно выстраивать образовательную траекторию, а к обязательной аттестации относится только сдача ОГЭ и ЕГЭ.

«Поправки ограничивают и возможность переводить ребёнка на семейное обучение посреди года. По новым правилам заявление нужно подать не позднее чем за две недели до начала учебного года. Даже это нововведение уже серьёзно ограничивает наши права».

Наталья Сахарова | многодетная мать Наталья Сахарова
многодетная мать

– Я, например, забрала сына-младшеклассника из школы после возобновления дистанта в октябре. Толку от уроков в МЭШ не было практически никакого, скорее вред, так как в заданиях встречались ошибки и неточности, а полноценный урок с учителем длился не более 20 минут. В связи с этим сын стал заниматься на одной из частных образовательных платформ, – говорит многодетная мать.

По словам Натальи, перевод на домашнее обучение – часто вынужденная мера для родителей, связанная с резким падением качества образования в последние годы. А сейчас власти хотят ограничить семьи и в этом праве. Хотя, по сути, такие родители экономят государству бюджет, поскольку берут на себя обязанности школы. Однако власти вместо того, чтобы поддержать «семейников», стремятся вставлять им палки в колёса.

– Со стороны это выглядит так, будто в стране идёт масштабная кампания по отуплению населения, – уверена Наталья Сахарова.

Официально

Департамент образования города Москвы в комментарии «Октагону» отметил, что переводить школы на дистанционный формат работы или вводить платное обучение в городе не планируется.

– Также абсолютно неверно утверждение, что цифровое образование заменит учителя. Современные цифровые инструменты значительно расширяют возможности в обучении каждого ребёнка, но они призваны только помочь педагогам, а не заменить их. Очные занятия в школе и живое общение педагога с детьми, конечно, останутся в приоритете. Основная роль в образовательном процессе по-прежнему принадлежит учителю, – сообщили в пресс-службе.

Также в департаменте отметили, что дистанционное обучение в период пандемии было вынужденной мерой, «которая позволила защитить от инфекции детей и их близких»:

– В октябре благодаря переходу на дистанционное обучение учащихся 6–11-х классов более 40 тысяч детей избежали инфекции. Кроме того, дистанционное обучение позволило оградить от опасности вируса учителей старшего поколения и сотрудников с хроническими заболеваниями. В настоящее время учащиеся вернулись к очным занятиям в школах. При этом в образовательных организациях продолжают строго соблюдать все требования санитарной безопасности.

Что касается заявлений об ошибках и неточностях в контенте «Московской электронной школы», то в департаменте отмечают, что все материалы МЭШ перед публикацией проходят тщательную техническую и содержательную проверку:

– При проверке ведущие учителя, эксперты и методисты учитывают современные требования к предметному и метапредметному содержанию учебных материалов, а также психолого-педагогические и возрастные особенности школьников.

«Если родители или другие пользователи заметили неточности в уроках МЭШ, просим предоставить данные для проведения проверки».

| Департамент образования города Москвы
Департамент образования города Москвы

Ведомство считает не совсем корректным утверждение мамы учащегося о том, что в период пандемии урок длился только 20 минут:

– Продолжительность непрерывного применения технических средств на уроках действительно не превышала 20 минут, такие нормы установлены законодательством. Остальное время урока ребята выполняли письменные задания, читали или повторяли материал.

В департаменте добавили, что учителя не давали задания школьникам на платных образовательных сервисах:

– Использование любого платного образовательного контента не может являться обязательным условием при освоении общеобразовательных программ, принуждение родителей к его применению противоречит действующему законодательству.

Про деньги, а не про людей

По мнению первого заместителя председателя комитета Госдумы по образованию и науке Олега Смолина, поправки к закону о семейном образовании не нацелены на поддержку семей. Родители, самостоятельно обучающие детей, должны получать денежную компенсацию, однако она выплачивается только в шести регионах страны.

– Было бы логичным потратить эти средства на помощь таким семьям. Но новые поправки не предусматривают поддержку родителей, которые занимаются семейным образованием. Такое образование возможно по федеральному закону, при этом федеральный закон не гарантирует родителям компенсаций за такую работу, – поясняет депутат.

Нет в законопроекте ни слова и о необходимости введения льготного проезда для детей, находящихся на семейном обучении. В отличие от обычных школьников, они обязаны оплачивать пользование транспортом в полном объёме.

Согласно данным Минпросвещения, за два года количество детей, обучающихся в форме семейного образования, выросло в два раза.Согласно данным Минпросвещения, за два года количество детей, обучающихся в форме семейного образования, выросло в два раза.Фото: Артём Житенев/РИА Новости

– Законопроект не предусматривает защиту прав семей. По сути, он про деньги, а не про людей, – объясняет педагог онлайн-школы Александр Толмачёв. – Поправки нацелены на то, чтобы отобрать у людей, самостоятельно выстраивающих траекторию обучения собственных детей, свободу выбора. Если закон будет принят, государство сможет резко сократить количество школ, где возможна аттестация при семейной форме обучения. Очевидно, это делается в том числе для того, чтобы взять под контроль существующую сферу дистанционного образования, ведь дети-«семейники» в большинстве случаев проходят аттестацию и изучают предметы на базе частных онлайн-школ. При этом взрослые всё чаще переводят детей на домашнее обучение и пользуются услугами репетиторов только потому, что система нашего образования с каждым годом всё больше разрушается. Но, вместо того чтобы вкладываться в образование, в том числе привлекать высококвалифицированных педагогов к работе в школах, законодатели пытаются вмешиваться в деятельность родителей, которые хотят качественно учить своих детей вместо государства.

По данным Минпросвещения, в этом учебном году в форме семейного образования обучались 16,5 тысячи детей. За два года их количество выросло более чем в два раза.

Основной причиной перевода детей на семейное обучение родители называют снижение качества образования. Также часто обучаются вне школы дети-спортсмены и ребята, семьям которых приходится часто переезжать из-за работы родителей. На сегодняшний день петиция в адрес министра образования Сергея Кравцова об отклонении законопроекта о внесении изменений в законодательство о семейном образовании набрала уже более 20 тысяч подписей. Помимо содержания поправок, родители возмущены и тем фактом, что изменения пытаются провести в Госдуму кулуарно и впопыхах, на общественное обсуждение выделено всего 16 дней.

По мнению экспертов, в окончательном закручивании гаек состоит и цель скандального законопроекта о просветительской деятельности, который уже прошёл второе чтение в Госдуме. Любые уроки, лекции и семинары, в том числе проводимые онлайн, осуществляемые вне рамок образовательной программы без соответствующей лицензии, а также деятельность репетиторов подпадают под понятие «просветительская деятельность». А значит, если законопроект будет принят без изменений, такие лекции будут законны только в случае согласования с властями.