Илья Гращенков The Гращенков Все записи автора
Илья Гращенков
09 апреля, 2020 15:35

Политика в разгар эпидемии: «партия короны» против «партии обнуления»

Пандемия коронавируса спутала карты многим «башням» Кремля, которые до объявления режима самоизоляции вели изнурительную борьбу в рамках объявленного, а затем досрочно оконченного транзита, перешедшего в трансфер или скорее метаморфозу «долгого правления» Путина. Фактически элиты раскололись на «партию короны» (не только коронавируса, но и борьбы за неё) и «партию обнуления» (в идеале  пожизненного правления Путина).

Конечно, раскол этот условный, скорее речь идёт о ситуативном аппаратном союзе некоторых кремлёвских кланов, бенефициаров ФПГ, в чьих руках сосредоточены мощные финансовые ресурсы. Понимая, что путинский «транзит власти» – это не столько передача полномочий от президента к преемнику, сколько грядущий передел сфер бизнес-интересов, элиты оказались серьёзно обеспокоены своим будущим. Особенно те, кто не входит в так называемый «ближний круг» президента, а свои финансовые поляны окормления держит ещё со времён ельцинского олигархата.

Наиболее уязвимыми стали те группы, которые имеют существенные производственные или добывающие мощности, но при этом финансово и политически ориентированы на Запад как рынок сбыта, кредитования и, самое главное, хранения личных средств.

Именно они были сторонниками того сценария транзита, который предполагал уход Путина с поста главы государства на более скромную «пенсионерскую» должность главы Госсовета. Тем самым такая рокировка могла бы служить для западных элит иллюстрацией, что Путин во главе совещательного органа – это уже не царь и самодержец, а значит, можно начинать потихоньку снимать санкции.

Однако, судя по всему, сценарий Госсовета оказался приманкой для выявления такой фронды, ведь буквально через месяц после старта транзита сам Путин поломал этот сценарий на фоне неожиданного (для неё самой) заявления Терешковой про «обнуление сроков». Очевидно, что за этот сценарий выступают идеологи сценария «Россия – осаждённая крепость», силовики, чья мощь полномочий гарантирована лишь постоянным присутствием самого Путина. Без него могут начать ротации и чистки как в ФСБ, ФСО и МВД, так и в других силовых ведомствах, а погоны по наследству не передашь. К ним же примкнули те ФПГ, чьи ресурсы напрямую зависят лишь от российского бюджета, а не от западных кредитов, а значит, без поддержки нынешней конфигурации системы они также рискуют потерять контракты и подвергнуться опале.

В итоге уже в начале марта мы увидели, как «партия обнуления» взяла реванш над «партией Госсовета» и широкими шагами пошла в контратаку, предложив увязать поправки к Конституции с досрочными выборами в Госдуму, а возможно, и выборами президента. Понятно, что досрочка сыграла бы на руку спикеру парламента Вячеславу Володину, который смог бы сохранить 70–80 процентов нынешнего состава ГД и своё влияние на него. Однако Путин неожиданно притормозил с «обнулением», лишь развязав себе руки для манёвра. Хотя казалось, что «обнуленцы» и стоящие за ними силовики безоговорочно победили, ведь вот уже 22 апреля состоится голосование по поправкам к Конституции, и транзит войдёт в финальную стадию. Но тут-то и вмешался коронавирус.

Понимая, что пандемия и де-факто ЧС на её основе – реальная возможность для «госсоветчиков» если не сорвать, то отодвинуть, выиграть время и вернуть транзит в прежнее русло, кремлёвские «башни» начали новую опасную игру. Возможно, сам того не желая, фронтменом нового альянса «короны» стал мэр Москвы Сергей Собянин, наиболее радикально начавший борьбу с пандемией. Поскольку сам Путин в эти дни мало присутствовал в повестке, Собянин действовал на свой страх и риск, что создало иллюзию возможности объединения групп «системных либералов», «западников» и других противников силовиков вокруг фигуры возможного преемника. Так, Собянин фактически возглавил «партию короны», которая добилась отмены голосования 22 апреля, а сам мэр возглавил Госсовет, тем самым став де-юре начальником над губернаторским корпусом. К ним же присоединились и те «свободные радикалы», кто до недавнего времени ни в какие аппаратные союзы не входил. Правительство Мишустина в итоге лишь одобряло смелые инициативы мэрии, соседнее Подмосковье (в лице группы Воробьёва – Тимченко) догоняло Москву, так же копируя все действия мэрии. К этому медийно-творческому союзу примкнули и олигархи ельцинской эпохи: Дерипаска, Юмашев, Абрамович, тоже выступившие за жёсткий карантин на фоне пандемии. Региональные элиты начали копировать собянинский стиль – Кадыров, Минниханов и другие.

У «партии силовиков», которая предложила модель «Путин-2036» в качестве ответа на формат Госсовета, фронтменом должен был стать сам Путин, но в те первые дни пандемии его очень не хватало в медиапространстве. Представителем Путина в итоге выступил ушедший в тень Дмитрий Медведев, рейтинг которого, кстати, начал расти на фоне всего происходящего как «премьера стабильности». Ранее группу «обнуления» явно поддерживал Володин, который через ГД и то ли сам устроил этот «шах Кремлю» в виде неожиданно вброшенных Терешковой поправок, но, скорее всего, сам был удивлён происходящим.

В итоге через неделю Путин вернулся в повестку со своим первым заявлением, а ещё через одну – выступил в формате национального лидера, окончательно дезавуировав «партию короны», пожурив мэров и губернаторов за чрезмерное рвение и самоуправство. Поэтому «союз короны» стал быстро рассыпаться, Мишустин быстро перешёл в формат критики регионалов, поползли слухи о введении поста вице-президента для Медведева.

Этот формат, как в сериале «Карточный домик», позволит Медведеву в случае чего стать президентом, не избираясь, а унаследовав срок от Путина, если тот решит уйти в отставку досрочно.

Пока молчат армия и Шойгу, а также МЧС. Сечин и «Роснефть» сейчас заняты ситуацией с падающей нефтью и одновременно открывшимися возможностями для скупки подешевевших активов и ещё нефтяной войной с саудовцами и США. Матвиенко, как и Володин, явно состоит в «партии обнуления», но пока они следят за хитрыми манёврами Путина. Подобным образом ведут себя Чемезов, Кудрин, Греф и другие опытные игроки кремлёвского двора.

Однако пока не определены новые даты голосования за поправки, не ясен ущерб от месяца «самоизоляции» и пандемии в целом, подвешены цена на нефть и курс рубля – списывать одну из «партий» с политической сцены рано. Скорее всего, мир после пандемии и вправду изменится, многие группы влияния серьёзно ослабнут, а многие, напротив, усилятся.


Другие записи автора

19 октября, 202008:57
Карабах – горячая медиаточка
Первое столкновение с реально погибшими в ходе боевых действий людьми произошло на границе Армении и Азербайджана. Однако сам по себе карабахский конфликт вырос из мифа, активно продвигаемого в медиа ещё с начала 90-х годов. Распад СССР и усиление США, возрождение Турции и Ирана привели к тому, что спор за территорию стал удобной картой для геополитической игры. В XXI веке все войны идут в интернете, однако иногда за отстаивание чужих интересов гибнут невинные люди. Идя на смерть ради идеалов, многие и не подозревают, что их идентичность – результат многолетней работы профессиональных технологов. Илья Гращенков The Гращенков
11 мая, 202016:25
Олигархи или монархисты – кто «раскачает» Сербию перед выборами?
В Сербии закончился карантин, который длился полтора месяца, и первыми ласточками вернувшейся свободы передвижения стали политики, у которых времени в обрез – 21 июня назначены перенесённые из-за пандемии парламентские выборы в Народную скупщину. Илья Гращенков The Гращенков
Читайте также