Илья Гращенков The Гращенков Все записи автора
Илья Гращенков
11 мая, 2020 16:25

Олигархи или монархисты – кто «раскачает» Сербию перед выборами?

В Сербии закончился карантин, который длился полтора месяца, и первыми ласточками вернувшейся свободы передвижения стали политики, у которых времени в обрез – 21 июня назначены перенесённые из-за пандемии парламентские выборы в Народную скупщину.

Старт политического сезона ознаменовался атакой на действующего президента Александра Вучича и его Сербскую прогрессивную партию. Против него выступает союз сербских олигархов-западников из правительства прошлых лет, а также правая рука российского генерала-монархиста из СВР, в чьи заслуги злые языки приписывают неудачный переворот в Черногории. Попробуем разобраться в хитросплетениях политики Балканского региона.

Итак, изначально выборы в парламент планировались на 26 апреля, но их дату пришлось перенести из-за объявленного ЧС. Белграду тут повезло даже меньше, чем Москве, передвигаться по городу можно было лишь в ограниченные часы, пенсионерам было категорически запрещено покидать свои дома.

В целом коронавирус серьёзно ударил по привыкшему к неограниченной коммуникации сербскому обществу, появились призывы к бойкоту грядущего голосования, и некоторые сразу уловили в них отголоски «майданных технологий».

Но отказаться от выборов и вывести на улицы как можно больше людей – излюбленный приём не только американских провокаторов, но и местных элит, чьи акции обычно растут только в периоды кризиса. Шанс пошатнуть власть Вучича (чья партия, по данным соцопросов, сегодня лидирует) выпал бы ещё не скоро, но коронавирус и его последствия сегодня бьют по действующей власти во всём мире: в России – по Путину, в США – по Трампу, а в Италии – по Конти и так далее. Однако претензий к экономике оказалось недостаточно, опытные пиарщики поняли, что нужно использовать все болевые точки сербов. Косово, как несостоявшийся Крым, – ахиллесова пята для любой действующей власти в Сербии.

Именно с этим связана новая серия обвинений правительства Вучича в «сдаче Косово», которое вышло из состава Сербии задолго до него, ещё в 2008 году, когда в президентском кресле находился стопроцентно евроориентированный политик Борис Тадич. Сегодня клан Тадича ушёл в оппозицию и, как когда-то на Украине, старается добиться смещения пророссийски настроенного Вучича. Однако в свете коронакризиса, который теперь грозит распадом уже самому Евросоюзу, по крайней мере его южной части, настроения сербов вряд ли можно назвать чересчур прозападными. Исключением в какой-то мере является только Белград, на который группа Тадича и решила сделать ставку, понимая, что если Вучичу удастся решить проблему выхода из последствий локдауна, то вернуть власть оппозиции уже не удастся. Поэтому вместо выдвижения привычных идей европейских ценностей оппоненты Вучича решили сыграть на его же поле, обвинив его в недостаточно рьяном национализме, а также «повесив» на него потерю Косово.

Кстати, это довольно интересная технология, которую могла бы взять на заметку и наша оппозиция. В группу Тадича и его Демократическую партию входит известный медиамагнат и экс-мэр Белграда Драган Джилас, которого можно было бы назвать сербским Березовским с поправкой на масштаб, а также его близкий бизнес-партнёр Младжан Джорджевич. Так вот, сегодня эти трое абсолютно проевропейски настроенных политиков стоят за резкой критикой Вучича с ярых ультрапатриотических позиций. Что бы было понятно, это как если бы Навальный критиковал Путина за то, что тот не взял Тбилиси и не пошёл на Киев.

Эта новая тактика была принята на вооружение Драганом Джиласом, который проявил себя неплохим политтехнологом, понимая, что раскачивать лодку нужно на популярных в народе темах, а не надоевшем либерализме. Группа Джиласа-Джорджевича со времён борьбы с Милошевичем была ориентирована на нормализацию отношений с Западом ради снятия тогда ещё американских санкций против Белграда. Приоритетом для сербских демократов всегда была европейская интеграция и даже вступление в НАТО (об этом открыто говорил министр обороны Драган Шутановац). Сам Драган Джилас был при режиме Тадича его правой рукой, играющей роль «кошелька» партии, а Джорджевич был правой рукой уже самого «сербского Березовского».

Но что ещё более удивительно – правая рука сербских демократов оказался близким другом и союзником российского лоббиста – генерала-монархиста Леонида Решетникова.

«Рукой Москвы» на Балканах долгое время был государственный think-tank Российский институт стратегических исследований (РИСИ), который с 2009 по 2016 год возглавлял генерал-лейтенант СВР Леонид Решетников. Будучи по образованию балканистом, особое внимание в работе он уделял именно этому региону, прежде всего Болгарии и Сербии. Притом что генерал Решетников всю жизнь проработал в КГБ, а затем в СВР, был членом КПСС, а на пост главы РИСИ пришёл с поста начальника информационно-аналитического управления СВР, по убеждениям он оказался рьяным монархистом.

Со всей душой он подключился к реставрации монархических идей в России, выступал за возрождение дела Николая II, а также белой эмиграции во всём мире. Так совпало, что генерал Решетников неожиданно покинул пост главы РИСИ через полтора месяца после неудавшегося переворота в Черногории в октябре 2016 года, в организации которого обвиняли очередных «Петрова с Бошировым», как и позже в случае с Солсбери, только успевших незаметно исчезнуть, – Владимира Попова и Эдуарда Шишмакова.

При этом в Сербии его главным контрагентом была правая рука прозападного медиамагната и экс-мэра Белграда – Младжан Джорджевич. С ним и рядом с его НКО работал государственный российский мозговой центр. При содействии РИСИ проходил «сербский Селигер» – ежегодный молодёжный лагерь на горе Тара, куда регулярно приезжал и сам Решетников. Каким образом стал возможен союз русского генерала-монархиста и прозападных сербских олигархов?

Главную роль в начале этой большой дружбы сыграл Младжан Джорджевич. В Демократической партии Сербии, которую до своего президентства возглавлял Тадич, было много специалистов по взаимодействию с ЕС и США, но не было ни одного специалиста по работе с Россией. Джорджевич, не являясь русистом, без знания русского языка, а, по мнению его бывших коллег, будучи вообще недалёким человеком, всё же решил предложить себя Тадичу на эту должность, воспользовавшись родственными связями с олигархом Джиласом (которому он приходится кумом). Джорджевич был соратником и помощником Джиласа начиная с 90-х годов, со времени студенческих протестов против режима Слободана Милошевича. Но затем на пике противостояния, испугавшись репрессий, он сбежал в Прагу, где был чешским представителем фирм и капиталов Джиласа, например, такой компании, как Direct Media Group и других. Именно оттуда, из Праги, растут ноги миллионов Джиласа, хотя серьёзного бизнеса он толком не вёл. Как говорят осведомлённые люди, всё это была лишь легенда прикрытия «первоначального накопления капитала» для представителей новой власти.

Затем Джорджевич вернулся в Белград уже после «бульдозерной революции» против Милошевича 2000 года – первой цветной революции в мире. Дальше двигался по служебной лестнице вместе со своим родственником, стал его заместителем на посту главы «народной канцелярии» нового президента Сербии, затем – министра по инвестициям в правительстве и так далее. Именно с этой группой олигархов-прозападников оказался связан глава РИСИ, монархист и «белогвардеец».

Но в политике случаются и не такие аппаратные союзы. Вопрос в том, куда сегодня повернёт ныне оппозиционный клан Джиласа, в прошлом всецело прозападный, а сегодня играющий против умеренно консервативного Вучича руками националистов?

Сейчас Джилас активно борется за внимание Москвы – притом что, согласно данным сербского WikiLeaks, именно он в бытность мэром Белграда стремился минимизировать любые контакты с Москвой и даже пытался вставлять палки в колёса при организации визитов российских госдеятелей, включая Владимира Путина, в Белград.

Фокус в том, что со стороны России в Сербии есть несколько игроков, так уж исторически сложилось. Обычно главной претензией, адресованной российским властям по работе со странами-союзниками, является обвинение в неумении быть гибкими и складывать все яйца в одну корзину. Особенно в ситуации очередного кризиса русских обвиняют в том, что они выстраивали отношения только с властью и почти не работали с оппозицией. Однако Сербия – это как раз исключительный пример того, как разные «башни Кремля» параллельно работали с различными сербскими политическими силами. В результате чего при всех президентах Россия оставалась для Сербии ключевым экономическим и даже политическим партнёром. Например, подписать договор о строительстве «Южного потока» РФ удалось с «проевропейским» Тадичем, а к реализации его строительства приступили уже при «пророссийском» Николиче и теперь его наследнике Вучиче.

Роль России в сербской политике сложно переоценить, она очень велика, потому даже среди самых отпетых западников, призывавших в период агрессии НАТО против Югославии «побомбить Белград еще пару недель», таких как экс-премьер Зоран Джинджич, появляются псевдорусофилы, волки в овечьих шкурах вроде Младжана Джорджевича. Как их могут выбирать себе в союзники опытные российские разведчики из СВР и РИСИ – хороший вопрос, ответ на который может скрываться в особой природе их экономических отношений.

Сегодня очередная раскачка власти в Сербии может привести к непредвиденным последствиям, ведь если опять полыхнут националистические настроения, страну могут ждать самые печальные последствия.

К сожалению, экономический кризис – всегда благодатная почва для роста популярности такого рода идей. Псевдонациональные идеи исходят не от самих людей, а внедряются сверху опытными политтехнологами. Притом что цели у псевдопатриотов, желающих перехватить власть у умеренного Вучича, прямо противоположенные.

В этой связи России следует отстаивать свои позиции «старшего брата» и важного экономического партнёра, но без участия в переговорах тех сил, которые в разное время меняли свои убеждения и умели слишком быстро переобуваться.

Сегодня для взаимодействия наших стран важен не столько консервативный посыл, связанный с идеями православия и самодержавия, сколько трезвая оценка тех экономических реалий, в которых обе наши страны, не члены ЕС, не партнёры США, смогут в ближайшее время восстановиться после коронакризиса и обвала экономики. Для Москвы, как и для Белграда, сегодня крайне важна стабильность и реализация тех планов в экономике, которые дадут рабочие места и помогут сохранить уровень зарплат, уровень жизни. Но пока сербы готовятся к новому политическому сезону, мы пока ещё сидим по домам, в масках и перчатках, так что на выборах 21 июня Белграду предстоит решать свою судьбу самостоятельно. И будет очень хорошо, если никто из российских коллег хотя бы не будет мешать Александру Вучичу сохранить мир и стабильность в сердце Балкан.

Другие записи автора

19 октября, 202008:57
Карабах – горячая медиаточка
Первое столкновение с реально погибшими в ходе боевых действий людьми произошло на границе Армении и Азербайджана. Однако сам по себе карабахский конфликт вырос из мифа, активно продвигаемого в медиа ещё с начала 90-х годов. Распад СССР и усиление США, возрождение Турции и Ирана привели к тому, что спор за территорию стал удобной картой для геополитической игры. В XXI веке все войны идут в интернете, однако иногда за отстаивание чужих интересов гибнут невинные люди. Идя на смерть ради идеалов, многие и не подозревают, что их идентичность – результат многолетней работы профессиональных технологов. Илья Гращенков The Гращенков
09 апреля, 202015:35
Политика в разгар эпидемии: «партия короны» против «партии обнуления»
Пандемия коронавируса спутала карты многим «башням» Кремля, которые до объявления режима самоизоляции вели изнурительную борьбу в рамках объявленного, а затем досрочно оконченного транзита, перешедшего в трансфер или скорее метаморфозу «долгого правления» Путина. Фактически элиты раскололись на «партию короны» (не только коронавируса, но и борьбы за неё) и «партию обнуления» (в идеале  пожизненного правления Путина). Илья Гращенков The Гращенков
Читайте также