Новая реальность: мир меняется, потому что его меняют

Новая реальность: мир меняется, потому что его меняют

Политика 08 сентября Вера Зелендинова

События последних месяцев выходят за рамки привычных представлений о переменах. Турбулентность проникла всюду: в политику, экономику, социальные практики, финансы и образ жизни. Катализатором стал COVID-19.

Карантинные меры ударили по главному атрибуту демократии – выборам. Изменение электоральных практик уже коснулось двадцати стран. В восемнадцати из них были перенесены сроки выборов всех уровней и дата проведения референдумов и всенародных голосований. Затем появились такие новации, как многодневное и электронное голосование.

Сломанной оказалась давно отлаженная схема президентских кампаний в США: перенос сроков праймериз, уход демократов в виртуальное пространство (Байден не ездит по стране, предвыборный съезд проводили через интернет), упор на голосование по почте. Не будет на этот раз и привычной послевыборной ночи с ритуальным звонком проигравшего победителю: стороны готовятся к продолжению противостояния.

Ещё одна примета времени – уличные бунты и беспорядки. От США, где вакханалия продолжается уже более трёх месяцев, через «ветерана уличных боев» Францию – к Германии, Швеции, Белоруссии, Таиланду и Гонконгу.

©octagon.media, 2020

Прямое следствие карантинных мер – бум цифровизации в социальной сфере: электронные коды и слежка, интернет-образование, рост онлайн-продаж товаров и услуг, вытеснение из оборота наличных денег. Китайский «цифровой юань» как ещё один инструмент привязки граждан Поднебесной к электронному «социальному рейтингу» – пример для всех остальных.

Масочно-перчаточный режим изменил облик мегаполисов. Психологи фиксируют рост психических и психологических расстройств: страхов, агрессии, панических и депрессивных синдромов.

Эксперты говорят о разрушении институциональных основ современного мира. Гипотезы, выдвигаемые ими в попытках объяснить суть и смысл происходящего, лишены оптимизма.

Проблемы назревали давно. О том, что «капиталистическая система изжила себя», организатор Давосского форума Клаус Шваб сказал ещё в 2012 году. Сегодня к этой констатации прибавилось осознание идеологического вакуума: похоронивший 30 лет назад коммунистические идеи либерализм тоже полностью дискредитирован.

Одновременно обострилось напряжение между высоким уровнем развития технологий и отстающим от них обществом, сложной организации которого не соответствуют современные элиты. Кризис управления углубляется на фоне всё более активного проникновения цифровых технологий в жизнь социума.

В результате сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, для эффективного функционирования – как следует из математически обоснованного полвека назад принципа Уильяма Эшби – управляющая система (элиты) должна быть более развитой, чем управляемая (общество), а этого нет. С другой – всё большую роль в управлении играют цифровые технологии, алгоритмы которых не позволяют охватить всё многообразие сложившегося при либеральной модели социума.

Лежащий на поверхности выход – изменение структуры общества в сторону упрощения.

Это позволит управлять им с помощью цифровых алгоритмов и создаст основу для перехода власти к новым цифровым элитам.

Шаги к другому обществу делались давно: разорение среднего класса, примитивизация образования, оптимизация и введение системы протоколов в медицине, цифровой контроль за доходами и тратами граждан.

Похоже, именно это имел в виду глава Сбербанка Герман Греф, когда произнёс постоянно припоминаемые ему слова о том, что лишние знания приведут к тому, что «управлять и манипулировать людьми станет чрезвычайно тяжело».

Проблема, однако, состоит в том, что современное общество при всей его незащищённости от разного вида манипуляций остаётся достаточно сложным и развитым. Оно чувствует, что под предлогом защиты от COVID-19 его загоняют в ловушку. Отсюда – антиковидные бунты в Германии и других странах.

Программные тезисы этого движения озвучил на митинге в Берлине американский политик и экологический активист Роберт Кеннеди: «Элиты придумали пандемию, чтобы загнать нас в страх и рабство», «Гейтс и Фаучи (Энтони Фаучи, американский иммунолог и инфекционист. – τ.) планировали это для нас в течение десятилетий», «когда они контролируют ваш банковский счёт, они контролируют ваше поведение, цифровая валюта – это начало нового рабства», «они разрушают средний класс, чтобы завладеть всеми богатствами», «Берлин – это фронт против тоталитаризма».

Об «использовании эпидемии COVID-19 в качестве прикрытия для введения обязательной биометрической идентификации» пишет канадский портал Global Research и другие англоязычные ресурсы.

На деструктивный и антигуманный характер новых тенденций указывают и российские эксперты. Политолог-американист Сергей Судаков отмечает стремление «западных мыслителей и пропагандистских центров нафантазировать для нас новую реальность и идеологию». Другой американист Дмитрий Дробницкий считает, что транснациональные корпорации (ТНК) стремятся к разрушению любого суверенного государства». Много говорится о роли ТНК в продвижении тотальной цифровой идентификации населения.

Россия – уже цифровая колония?

ПЗАГ Пандемия коронавируса остро поставила вопрос об ускоренной цифровизации российской политики. Цифровая трансформация российских предприятий идёт уже лет семь. Среди успешных примеров – «Магнитка», ЧТПЗ и многие другие производства. Однако если в бизнесе выгоды от цифровизации очевидны, то от ускорения процесса трансформации самого российского государства общество оказалось в лёгком шоке. «Октагон» поговорил с одним из ведущих российских IT-специалистов, гендиректором компании «Ашманов и партнёры» Игорем Ашмановым.

Перейти к материалу

Угрозы навязываемой человечеству новой реальности были зафиксированы на круглом столе «Психологическая оборона. Борьба за историю – борьба за будущее», прошедшем в рамках Международного военно-технического форума «Армия-2020».

Обобщая сказанное, руководитель группы компаний InfoWatch Наталья Касперская указала на то, что «определёнными кругами вынашивается идея создания неких, условно, «людей-рабов», или «технолюдей», «людей-роботов», человека служебного, который выполнял бы служебные задачи и особо не рассуждал». Инструментами решения этой задачи являются психологическое манипулирование и генная инженерия.

В 2018 году китайский генетик Хэ Цзянькуй, работая под руководством профессора Хьюстонского университета Майкла Дима, искусственно изменил генетический код девочек-близнецов. А через год проректор РГМУ, научный сотрудник Центра акушерства и гинекологии им. Кулакова Денис Ребриков заявил журналу Nature о планах создания генетически модифицированных детей.

Так что пока людей развлекают скандалами с «отравлением» Навального и судом над Ефремовым, генетики прокладывают человечеству дорогу в «новую реальность».

Работа в этом направлении ведётся достаточно давно. В вышедшем в 1932 году романе Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» достаточно подробно описаны технологии управления социумом: деление людей на генетические касты, выведение в инкубаторах низкоорганизованных людей «эпсилон», программирование их на выполнение определённого вида работ и разной мерзости.

Если учесть, что старший брат Олдоса Хаксли Джулиан был биологом, создателем теории синтетической эволюции (объединение дарвинизма с генетикой) и автором термина «трансгуманизм», становится понятно, что содержание романа отражает идеи, которые на полном серьёзе обсуждались в кругу британских интеллектуалов, озабоченных идеей редактирования человечества. И было это почти сто лет назад.

При ближайшем рассмотрении выясняется, что сегодня работами по редактированию генов, включая геном человека, занимается целая сеть лабораторий и институтов, пересекающаяся через своих спонсоров и кураторов с аналогичной сетью, занятой изучением, моделированием и созданием вирусов.

Работы ведутся по всему миру, в том числе в многочисленных лабораториях, расположенных на территориях постсоветских государств. Кстати говоря, Майкл Дин, курировавший генетические эксперименты Хэ Цзянькуя на территории Китая, участвует в секретных разработках, которые финансирует Пентагон через программу DARPA.

Описания этих проектов и участвующих в них институтов и компаний – Moderna, Хьюстонский университет, Институт болезней и экстренной аналитики им. Абдулы Латифа Джамиля, Имперский колледж Лондона, Форт-Детрик и других – можно найти в русскоязычном интернете. Ещё больше подробностей содержат материалы на английском языке.

Судя по этим публикациям, финансирование генных и вирусных разработок обеспечивают ТНК, фармацевтические компании США, Фонд Билла Гейтса, Пентагон, «Альянс вакцин» (GAVI), представляющий интересы транснациональных фармацевтических корпораций Big Pharma.

Там же можно почерпнуть информацию о роли, которую сыграл в необоснованном разжигании паники вокруг COVID-19 сотрудник Имперского колледжа Лондона Нил Фергюсон, который ранее тиражировал панические прогнозы по поводу эпидемий ящура (2001), «коровьего бешенства» (2002), птичьего гриппа H5N1 (2005), свиного гриппа H1N1 (2009).

Это только видимая часть синдиката, занимающегося подготовкой к трансформации человечества путём использования генных технологий.