Государство и элиты накануне мобилизации

Государство и элиты накануне мобилизации

Политика 03 сентября Вера Зелендинова

Фирменным знаком политики, проводимой Россией в последние 20 лет, были аккуратность, взвешенность, подчёркнутое дружелюбие и готовность к диалогу. Этот подход определял работу и на внешнем, и на внутреннем направлениях. Редкие исключения по принципиальным вопросам – умиротворение Чечни, дело ЮКОСа, Крым, Сирия – только оттеняли доминирующую линию готовности к компромиссам и уклонений от лобовых столкновений. Такой подход может быть выигрышным в относительно спокойные времена. Но сегодня – в ситуации разбалансированности мировых процессов и целенаправленных атак на Москву по всем направлениям – он ведёт к потере темпа и проигрышу качества. Свежий и одновременно устаревший пример: «отравление» Алексея Навального, свита которого сходу обвиняет во всем власть и лично Путина. А спустя неделю из Германии ответили версией про «новичок», пристегнув этот новый сюжет к старой истории «отравления» Скрипалей.

В России формируется запрос на чёткое целеполагание, мобилизацию и действия на опережение. Удачным в этом отношении примером стал фрагмент последнего интервью Владимира Путина, касающийся событий в Белоруссии. Месседж российского президента – придержите своих боевиков, Москва не позволит превратить Белоруссию в подобие Украины – был услышан и понят всеми заинтересованными лицами, о чём свидетельствует моментальное смягчение европейской риторики по Белоруссии и относительно мирный характер минских протестов в минувшие выходные.

Новый запрос заключается в том, что России пора формировать свою повестку дня и переходить к активным действиям и на других направлениях внешней и внутренней политики.

Путин играет в го, а его противники – в шахматы

Ресурсы, которыми располагала Россия в начале нулевых, были несопоставимы с возможностями её геополитических противников. Именно это в значительной степени определило рамки, в которых была вынуждена действовать Россия во внешнем мире.

Отсюда – размытое целеполагание, готовность к компромиссам и пресловутая многовекторность, мешавшая внятной политике на постсоветском пространстве. Тем не менее во внешнеполитических манёврах России была своя логика.

Делая шаг вперёд – в Абхазии и Южной Осетии, Крыму, Сирии, Латинской Америке – или отвергая на вербальном уровне хищническую политику западных «партнёров», Россия оставляла на поле мировой политики «камушки», открывающие возможность серьёзной геополитической игры. А отступая или идя на компромиссы, выигрывала время и консолидировала ресурсы для реформирования и перевооружения армии, строительства газопроводов и других важных дел.

Такая тактика игры в го могла бы оказаться эффективной вдолгую.

Они атакуют многими фигурами по всем направлениям, и им – прямой результат многовекторности и излишней терпимости на внутреннем контуре – подыгрывает значительная часть российских элит.

Никаких действенных инструментов для ведения контригры на шахматной доске, в рамки которой Москву загоняют её «партнёры», у неё нет. Попытки создать такие инструменты заканчивались провалом. Достаточно вспомнить плачевные итоги двенадцатилетней деятельности Россотрудничества.

В результате Россия вынуждена постоянно обороняться и оправдываться. Единственный веский аргумент, который она может предъявить, – это угроза применения силы. Он сработал в Белоруссии, и он же является гарантией территориальной целостности и суверенитета страны.

Поэтому, используя вооружённые силы как инструмент сдерживания, руководству страны необходимо срочно навести порядок во внутренних делах.

Тактика кота Леопольда не работает

В 2000 году Путин стал президентом раздираемой конфликтами страны: война в Чечне, рвущаяся к власти семибанкирщина, губернаторская фронда, силовая война за собственность и прочее.

Распутывая клубок накопившихся проблем, Путин пытался примирить всех со всеми. Но главная ставка делалась на достижение элитного консенсуса. Путин постоянно уговаривал элиты: «Давайте жить дружно и постепенно разруливать возникающие проблемы». Можно, например, вспомнить пик бизнес-конфликтов в 2010–2011 годах, когда Путину пришлось в жёсткой манере примирять группировки, понимая, какая в тот момент готовилась турбулентность, воплотившаяся в «болотных протестах».

Опьянённые большими деньгами и связанными с ними возможностями элиты по большей части из-за кризиса, связанного с санкциями, пошли вразнос, а их безнаказанность развратила всю управленческую вертикаль. Описанию творящихся в стране безобразий – от противоречащих здравому смыслу решений министров до оскорбляющих общество судебных приговоров и потока унижающих граждан заявлений чиновников – можно посвятить много страниц.

Как говорят, сам Путин сегодня прекрасно понимает, что призыв к элитам быть командой (он был сформулирован во время послевыборной речи в марте 2018 года) часто пропускается мимо ушей, – ряд ключевых центров влияния занят усилением собственных позиций на перспективу, а не работой в интересах страны.

Но главная линия напряжения осталась прежней: народ, формой существования которого является российское государство, и космополитичная элита, привыкшая зарабатывать в России и тратить на Западе. Все попытки Путина добиться национализации элит не увенчались успехом.

Руководство ряда госкорпораций не стесняется озвучивать рекордные дивиденды на фоне рекордных же убытков. Все они будто не отождествляют себя со своей страной, и сегодня, в ситуации гибридной войны против России, они – каждый на своём месте – по факту подыгрывают тем, кто работает на разрушение страны.

Глядя на размах воровства и предательства, честно работающие на своём месте нормальные люди возмущаются и недоумевают: «Куда смотрит Путин?» А вещающие из каждого утюга представители оппозиции и фрондирующей интеллигенции отвечают: «Все делается с его ведома. Путин и есть главный вор и злодей. Отравление Навального – тоже его рук дело».

Нарастающий поток русофобской, антивластной пропаганды дезориентирует не только молодёжь, но и представителей старшего поколения, а власть продолжает бездействовать, вяло комментируя очередные обвинения. При таком настрое руководства страны, с такими элитами и при такой интенсивной промывке мозгов населению не выиграть никакой войны.

По законам военного времени

Руководству России давно пора дать публичную оценку ситуации, сложившейся в стране и мире, включить режим мобилизации и обновления элит на базе понятия «служение», сменить состав замеченного в систематическом саботаже финансового блока и обозначить «красные линии», пересечение которых повлечёт за собой серьёзные юридические последствия.

Это необходимо для преодоления раскола страны по линии «народ – элиты» и консолидации общества для решения задач развития и отражения угроз.

Первый шаг – повышение ответственности национальной элиты перед законом. Если вина госчиновника в коррупции, хищении госсобственности или бюджетных средств доказана, ему может и должно быть предъявлено обвинение и по статье 275 УК РФ, в которой среди прочего под категорию «государственная измена» подпадает «деятельность, направленная против безопасности РФ». Логика тут простая: причинение экономического ущерба означает нанесение вреда экономической безопасности страны.

Аналогичным образом необходимо реагировать на попытки использования административных, организационных и финансовых ресурсов для блокирования законодательных инициатив. Особенно в тех случаях, когда они напрямую задевают интересы элит. Недавний пример – исчезновение из пакета поправок к Конституции пункта, касающегося зарубежной недвижимости депутатов и чиновников, – весьма красноречив.

Наказуемыми в полном соответствии с существующими законами должны быть оправдание и пропаганда терроризма и нацизма, а также любая клевета на страну, её историю, должностных лиц и их действия.

Задача тотальной очистки русскоязычного поля от основанной на клевете пропаганды не может быть решена без участия государства.

Всё это и многое другое нужно делать уже сегодня, иначе, как говорил в чуть иной, но похожей ситуации Сталин, «нас сомнут».