Многовекторность от Лукашенко: капкан для России

Многовекторность от Лукашенко: капкан для России

Политика 21 августа Вера Зелендинова

Значительная часть мирно протестующих граждан Белоруссии даже не подозревает, что искусственно накачиваемое недовольство президентом – всего лишь инструмент решения задач большой политики.

Белоруссия, президента которой долго называли последним диктатором Европы, гораздо позже других стран постсоветского пространства начала разворачиваться в сторону Запада, учить азы многовекторной политики и познавать угар цветной революции.

Белорусы ещё не вполне осознают, каково это – балансировать между понятным и даже скучным национально ориентированным консерватизмом и западным либерализмом, со звериным оскалом которого им ещё предстоит познакомиться.

Точкой притяжения для тех, кто хочет свободы и демократии, является не либерализм, а сам Запад.

Но некоторые уже начинают догадываться, что его обаяние – это не костёлы Кракова и не замки Луары, а клубничные поля и сливовые сады, в которых им, может быть, доведётся работать следующим летом.

Цена открытости – разрушение страны

Налаживание сотрудничества развивающихся стран с государствами Запада, как правило, сопровождается появлением каналов связи для избранных и наводнением страны западными НКО, СМИ и консультантами по всем вопросам.

Через несколько лет работы из участвующих в диалоге элит формируется пятая колонна, из получателей грантов – прозападный актив, а из тех, кому удастся промыть мозги, – группа поддержки, которой легко манипулировать в нужных целях.

Так в стране появляется кадровая и организационная база для продвижения правильного курса, а на случай непреодолимых проблем с руководством страны есть сценарий цветной революции.

С помощью этой универсальной отмычки в ходе «арабской весны» были вскрыты авторитарные режимы Ливии, Египта и Сирии. Сначала инвесторы и консультанты, потом НКО, мирные протесты, беспорядки, гражданская война и даже внешнее вмешательство.

Через отработанный разрушающий механизм цветной революции прошла и Ливия.Через отработанный разрушающий механизм цветной революции прошла и Ливия.Фото: Zuma/TASS

В результате не имевшая боеспособной армии Ливия утратила государственность. Сирия четыре года самостоятельно отражала атаки боевиков и до сих пор ведёт войну, но уже при поддержке российских ВКС. К нормальной жизни вернулся только Египет, где после военного переворота и отстранения от власти ставленника «Братьев-мусульман» (организация запрещена в России) армия восстановила порядок.

Аттракцион разворота на Запад

По той же схеме – через открытость, либерализацию и сотрудничество – происходило в 90-х переформатирование государств постсоветского пространства. Грузия, Молдавия, Киргизия и Украина уже имеют опыт цветных революций. Сегодня очередь дошла до Белоруссии, лидер которой пытался усидеть не на двух, а на трёх – учитывая фактор Китая – стульях.

Столь же уязвимыми для «цветных» технологий являются и все соседние государства, включая Россию. При этом небольшие страны балансируют между центрами силы – США, Россией и Китаем. А эти государства, в свою очередь, – между консервативными и либеральными группами внутри своей властной элиты.

До недавнего времени США не ощущали по этому поводу особого дискомфорта благодаря двухпартийной системе.

Но сегодня демократические институты трещат по швам, а противоречия между национал-консерваторами и либерал-глобалистами принимают всё более причудливые формы.

В России нет опыта улаживания таких проблем. Поэтому балансирование власти между консервативными и либеральными элитами мешает принятию адекватных решений и парализует их исполнение. А это, в свою очередь, накачивает раздражение населения в отношении «преступных» верхов, создавая взрывоопасное напряжение.

Картину дополняет системное давление на Москву со стороны Запада, сопровождающееся переманиванием на свою сторону её партнёров. У России, которая в нулевые сама разворачивалась на Запад, да и сейчас была бы не прочь, нет морального права упрекать соседей. Попытки сделать это уже наталкивались на недоумение Киева: «Почему вам можно стремиться в Европу, а нам нельзя?»

Минск подумал, подумал и… двинулся вслед за Украиной.Минск подумал, подумал и… двинулся вслед за Украиной.Фото: Пётр Сивков/ТАСС

Вслед за Украиной той же дорогой двинулся Минск. И сегодня главной проблемой России является уже не потеря союзников, а превращение их во врагов, в инструмент тотальной войны, которую ведут против неё США и объединённая Европа.

Геополитические игры как форма предательства

Ошибки Москвы, саботаж чиновников и неприглядное поведение бизнесменов сыграли свою роль в дискредитации идеи Союзного государства. Но главная вина за превращение его в эвфемизм, за которым прячется клубок отвратительных интриг, лежит на Александре Лукашенко.

Принципиальная разница в поведении сторон состоит в том, что с российской стороны работу по сближению тормозили исполнители, а Белоруссия вела подрывную работу на уровне главы государства.

В конце нулевых Минск отказался признать независимость Абхазии и Южной Осетии. По словам Лукашенко, сначала он торговался с Москвой, а потом член Еврокомиссии убедил его отказаться от этой затеи. Подобные истории можно рассказывать до бесконечности, но именно этот эпизод зафиксировал разворот Белоруссии в сторону Запада.

В ходе избирательной кампании антироссийские выпады следовали один за другим. Но вишенкой на торте стал арест российских граждан и связанное с этим скандалом интервью Лукашенко украинскому журналисту Дмитрию Гордону, сам факт встречи с которым выглядит как сознательный вызов России.

Открытый вызов России Лукашенко бросил, дав интервью украинскому журналисту Гордону.Открытый вызов России Лукашенко бросил, дав интервью украинскому журналисту Гордону.Фото: Николай Петров/БелТА/ТАСС

Накачивая антироссийский дискурс, любезничая с Киевом и играя в многовекторность, он как будто специально злил Россию и посылал сигналы лояльности Западу. Эффект оказался неожиданным: Запад и Киев отвернулись от Лукашенко и запустили «цветной» сценарий с перспективой разрушения экономики и переформатирования государственности.

Особую пикантность ситуации придаёт тот факт, что отстранением от власти «презираемого всеми» Януковича занимались Германия и Франция, а курировать дело Лукашенко поручили «злобным европейским карликам» – Польше, Литве и Латвии.

В общем, всё закономерно: Лукашенко предал Россию, Запад предал его. Ничего личного – всё для пользы дела.

Цена вопроса – ядерный щит России

Острие интриги, разыгранной против Лукашенко, направлено на Москву. Лежащие на поверхности цели – достраивание санитарного кордона вокруг России (от Чёрного до Балтийского моря), разрушение системы обороны на белорусском направлении и прекращение поставок в Россию уникальной продукции белорусского ВПК.

В связи с этим возникает вопрос к руководству России и тем, кто отвечает за белорусское направление внешней и оборонной политики.

Что будем делать, если новая белорусская власть расторгнет договор о военно-стратегическом сотрудничестве, замкнёт на себя созданную совместными усилиями ПВО, прекратит поставки военной продукции и потребует вывести со своей территории военно-стратегические объекты России?

Последний пункт уже фигурирует в программе объединённой оппозиции.

Первый объект – это узел связи Генштаба ВМФ, осуществляющий связь с кораблями и подводными лодками, находящимися в Атлантическом и Тихом океанах. Второй – РЛС, контролирующая северную часть Атлантического океана и Норвежское море.

Оба объекта начали строить ещё в советское время. По словам военных, их демонтаж и установка в другом месте займут годы. Страхующих мощностей на этих направлениях нет. А это значит, что существенная часть ВМФ рискует остаться без оперативной связи, а в ядерном щите страны образуется огромная брешь.

Российский цугцванг

О том, что Украину и Белоруссию будут пытаться оторвать от России, было известно ещё в самом начале нулевых, когда появился проект санитарного кордона вокруг России. В 2014 году ушла Украина. Что было сделано за эти шесть лет? Кто будет отвечать за провал политики на белорусском направлении? С кого можно спросить за срыв даже простейших гуманитарных программ? И сохранилось ли понятие «ответственность» в лексиконе российской власти?

В аналогичной ситуации с Севастополем Россия присоединила Крым. Означает ли это, что в Белоруссию будет отправлен дополнительный контингент для защиты стратегически важных объектов? Наши западные «партнёры» уже готовятся к такому развитию событий: Польша перебрасывает дополнительные силы к польско-белорусской границе, подписано соглашение об увеличении военного присутствия США в Польше.