Здесь вам не Чили

Здесь вам не Чили

Истории 21 августа Владислав Шурыгин

Все дни массовых протестов в Белоруссии в местных соцсетях и зарубежных СМИ на разные лады обсуждается тема вероятного вмешательства белорусских силовиков в гражданское противостояние и перехвата ими власти у действующего, но, как утверждают авторы таких вбросов, утратившего легитимность и поддержку народа президента Лукашенко.

Сценарии такого путча самые разные – от вывода армии на улицу и установления военной диктатуры с последующими внеочередными выборами под контролем военных до верхушечного переворота силами КГБ РБ, в ходе которого всё тот же Лукашенко будет отстранён от власти, а вместо него управление страной примет на себя некий ставленник спецслужб. Вариаций этого плана множество, вплоть до того, что такой переворот Лукашенко организует сам в пользу преемника!

Чтобы понять всю несостоятельность этой конспирологической фантастики, нужно просто проанализировать возможности и способности белорусских силовых структур совершать столь радикальные действия. Пойдём методом исключения.

Почему не армия?

За всю свою постсоветскую историю армия Республики Беларусь не принимала участия ни в одном военном конфликте ни на своей территории, ни где-либо в мире. И это говорит не столько о её боеспособности – можно не воевать, но иметь хорошо обученные вооружённые силы, – сколько о роли и месте армии в белорусском обществе.

Армия окружена заботой как важный государственный институт и пользуется большим уважением белорусов, но при этом никакой мало-мальски заметной роли в жизни государства не играет. Численность армии Белоруссии – 45 тысяч военнослужащих и 20 тысяч гражданского персонала. Ядро её составляют силы специальных операций (до 6 тысяч человек) из десантно-штурмовой, воздушно-десантной бригад и бригады специального назначения. При этом в рядах армии нет сколь-нибудь популярных в обществе и, главное, харизматичных военачальников, способных в критический момент взять на себя ответственность за судьбу страны. Министр обороны генерал-майор Виктор Хренин в должности чуть больше семи месяцев и явно не годится на роль Пиночета.

Министр обороны Виктор Хренин на своём посту всего семь месяцев.Министр обороны Виктор Хренин на своём посту всего семь месяцев.Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

Другая причина: армия РБ – это классическая европейская армия с культом дисциплины и законопослушности. Предмет столетней селекции преданности, где невозможно появление военных лидеров типа Пиночета, Каддафи, Насера, Хуссейна или Чавеса. Никакого особого статуса ни армия, ни её офицерский состав не имеют. При этом армия тщательно контролируется спецслужбой в лице управления военной контрразведки КГБ Белоруссии, чьи отделы есть в каждой воинской части.

Поэтому ждать, что армия вдруг вмешается в процессы, происходящие сейчас в Белоруссии, совершенно наивно и бессмысленно. Если таковое и могло бы произойти, то только в случае резкого обострения политического противостояния, выхода ситуации на грань гражданской войны, в которой все участвующие стороны утратили бы легитимность. Но вероятность такого сценария исчезающе мала.

Безусловно и то, что армия сама по себе является «стабилизатором» политической ситуации в стране.

В отличие от Украины, которая в 2014 году практически не имела полноценной армии, а сама армия на первых порах всячески уклонялась от участия в гражданском противостоянии, армия Республики Беларусь является полностью боеспособной и отмобилизованной структурой. Она предана своей стране и лояльна своему главнокомандующему – президенту Белоруссии. И это остужает любые горячие головы в рядах оппозиции. Армия не с ними.

Почему не МВД?

Среди силовых структур Белоруссии МВД РБ сегодня можно с полным основанием назвать наиболее подготовленным к внутреннему гражданскому противостоянию. Министерство уже больше 20 лет участвует в подавлении протестов против действующего президента и его курса. Подразделения быстрого реагирования МВД – ОМОН, Внутренние войска, спецназ (3-я отдельная бригада СпН) – множество раз привлекались к разгонам и подавлению акций оппозиции, проводили аресты активистов и лидеров. То есть опыта участия в силовом подавлении несогласных у министерства с избытком.

Численность МВД по разным оценкам колеблется от 70 тысяч до 100 и даже до 130 тысяч человек. И по показателю числа сотрудников правоохранительных органов на 100 тысяч населения Белоруссия на одном из первых мест в Европе. Кроме милиции с МВД тесно взаимодействуют Внутренние войска, хотя организационно в него и не входят. Их численность сегодня составляет 11–13 тысяч. Там также есть и свой спецназ. И всё же МВД РБ так же, как и армия, не способно стать самостоятельной политической силой.

ОМОНа и спецназа просто недостаточно для установления контроля над такой республикой, как Белоруссия.ОМОНа и спецназа просто недостаточно для установления контроля над такой республикой, как Белоруссия.Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

Во-первых, потому, что реальное боевое ядро министерства – это примерно 6–8 тысяч бойцов ОМОНа, спецназа, чего просто недостаточно для установления контроля над такой республикой, как Белоруссия. Большая же часть сотрудников – это обычная милиция, «земля», которая живёт в тесном взаимодействии с окружением – соседями, роднёй, жителями своих территорий – и совершенно не настроена на какое-либо своё участие в перехвате власти. При любом таком развитии событий «земля» – территориальные подразделения от РУВД и ГУВД и ниже – просто перейдут в режим самоизоляции, не проявляя никакой активности, как это было на Украине, в Грузии или Армении.

Во-вторых, после событий двухнедельной давности, когда в ночь подведения итогов выборов минский ОМОН и спецназ провели силовую зачистку города, авторитет МВД ужался как шагреневая кожа, и сегодня в общественном сознании правоохранительное министерство прочно ассоциируется со слепым и свирепым карательным органом. Принять его как власть, хоть и временную, общество не готово.

В-третьих, в самом МВД, которое возглавляет Юрий Караев, нет структуры, способной взять на себя функции штаба по захвату власти.

Аппарат министра чрезвычайно мал и не включает в себя никаких подразделений, способных хоть как-то сгенерировать политическую повестку. МВД – это просто инструмент силового подавления, орудие в руках власти.

Почему не КГБ?

О КГБ Белоруссии известно немного. Кроме общей справки с перечислением управлений, входящих в спецслужбу, и имени и фамилии его руководителя генерал-лейтенанта Валерия Вакульчика других проверенных данных о КГБ нет. Затруднительно определить и число его сотрудников. По данным из открытых источников и публикациям в западных СМИ, численность аппарата КГБ колеблется в пределах от 8 до 10 тысяч сотрудников, но это общая цифра, включая служащих, напрямую не связанных с оперативной деятельностью. Численность же оперативного состава определяется экспертами в 4–5 тысяч сотрудников.

При этом нужно понимать, что к службе в КГБ привлекаются только прошедшие специальный отбор кандидаты, имеющие высшее образование и окончившие дополнительные курсы или профильные учебные заведения.

То есть фактически КГБ РБ – это элитная по качеству своих сотрудников силовая структура с высоким корпоративным духом.

По советской традиции КГБ Белоруссии объединяет как контрразведывательные, так и разведывательные функции, что делает его исключительно эффективным инструментом.

В руководящих документах КГБ РБ чётко обозначены обязанности спецслужбы: «Защита независимости и территориальной целостности Республики Беларусь, обеспечение национальной безопасности Республики Беларусь в политической, экономической, военно-стратегической, научно-технической, информационной, гуманитарной и экологической сферах. ˂… ˃ Борьба в пределах своей компетенции с террористической и иной экстремистской деятельностью, организованной преступностью и коррупцией, контрабандой, незаконной миграцией…»

В качестве собственной силовой составляющей в составе КГБ РБ имеется и спецназ – подразделение «А» (группа «Альфа») примерно батальонной (400–500 бойцов) численности. Также КГБ имеет мощный аналитический аппарат, способный не только анализировать большие объёмы информации, но и заниматься стратегическим планированием.

Кстати, именно КГБ взял на себя нашумевшую операцию по задержанию группы российских граждан.Кстати, именно КГБ взял на себя нашумевшую операцию по задержанию группы российских граждан.Фото: Виктор Толочко/Sputnik/РИА Новости

Конечно, главным ресурсом КГБ является его агентурный аппарат, пронизывающий всё белорусское общество снизу доверху и дающий огромный массив информации по любой социальной группе, территории или структуре. Всё это делает КГБ, пожалуй, единственной силовой структурой Республики Беларусь, способной к самостоятельным действиям и обладающей возможностями вмешаться в политическую ситуацию в стране.

Напомню, что именно действия, а точнее бездействие КГБ СССР в августе 1991 года привело к краху ГКЧП и перехвату Ельциным власти у полностью дискредитировавшего себя в глазах общества Горбачёва. Историки до сих пор спорят о том, было ли это бездействие следствием растерянности высшего руководства КГБ или же частью заговора по устранению Горбачёва и приводу к власти Ельцина, в котором поучаствовала часть высшего руководства комитета?

Но пока никаких реальных признаков того, что руководство белорусского КГБ старается «слить» президента РБ Лукашенко, нет.

Более того, именно КГБ взял на себя непопулярную операцию по задержанию группы российских граждан, собиравшихся выехать с территории РБ для работы в частной военной компании, а на самом деле ставших объектом операции украинской военной разведки, намеревавшейся вывезти их на свою территорию и задержать.

Их демонстративный арест на территории Белоруссии фактически сломал спецоперацию ГУР МО Украины и спас россиян от украинских застенков. И КГБ РБ пошёл на это.

Из всего сказанного следует, что ни одна силовая структура Белоруссии не способна к самостоятельным действиям на политической шахматной доске РБ, и все они на данный момент преданы своему верховному главнокомандующему – президенту Александру Лукашенко. За всё время, прошедшее после оглашения результатов выборов, ни одно подразделение армии, МВД, пограничников или КГБ не только не перешло на сторону митингующих, но даже не уклонилось от выполнения приказов. Из силовых структур нет никаких перебежчиков в стан оппозиции. Поэтому даже для акции с выбрасыванием в мусорные баки формы спецназа МВД пришлось привлекать давно уволившихся оттуда и утративших связь со своими бывшими частями дембелей, многие из которых к этому моменту даже не проживали в республике.

Время первоначального шока от взрыва общественных протестов прошло. И сам протест из политического вулкана всё больше превращается в скучную рутину, забег на длинную дистанцию. Смахнуть одним движением Лукашенко с политической шахматной доски не получилось. И чем дальше выигрывает время Лукашенко, тем всё более эфемерными становятся надежды фантазёров от оппозиции на некие радикальные действия силовиков, готовых поддержать протесты и лишить действующего президента власти.