Протесты в Белоруссии: уроки для России

Протесты в Белоруссии: уроки для России

Политика 16 августа Вера Зелендинова

Когда на акциях протеста у белорусского посольства в Москве скандируют: «Сегодня Минск, завтра Москва!», а в нескольких километрах от этой толпы выступающий на встрече с читателями Дмитрий Быков пускается в рассуждения о живительной силе революции и «невозможности мирного транзита власти в империи», становится понятно, что следующий «майдан» могут попытаться устроить в российской столице.

События в Белоруссии развиваются по стандартному сценарию цветных революций. С первого дня это было ясно всем, кроме части граждан Белоруссии, всё ещё уверенных, что в их стране «всё будет не так, как на Украине».

Да, всё будет немного иначе. Местная специфика влияет на развитие сюжетных линий и поведение игроков. На Украине многое происходило не так, как в Грузии, в Киргизии – не так, как на Украине, но результат был один и тот же.

Знание деталей нужно не для того, чтобы «отыскать пять отличий», а для понимания методов, которые используют проектировщики цветных переворотов, горизонтов их планирования и обнаружения точек уязвимости, которые есть в любой стране.

Заговорщики под крылом авторитарного правителя

Авторитарные режимы сами выращивают своих могильщиков. Это известно со времён Цезаря и Брута. А для успеха цветной революции нужны элиты, готовые сдать страну своим западным «партнёрам». Такие элиты есть везде, и Белоруссия не исключение.

Задачей назначенного в 2012 году министра было проведение курса Лукашенко на дистанцирование от России и разворот на Запад. Злые языки утверждают, что подготовка к смене внешнеполитического вектора Минска велась при деятельном участии Макея, который занимал тогда пост главы Администрации президента.

В списке «достижений» Макея – налаживание плотного взаимодействия с посольством США, успешная пропаганда курса на евроинтеграцию, поддержка молодёжных НКО и образовательных программ в Польше и Литве, участники которых бунтуют сегодня на улицах, вовлечение Лукашенко в затеянную спецслужбами Украины интригу с задержанием 33 граждан РФ и многое другое.

На фоне начавшихся на прошлой неделе протестов на Лукашенко и ряд высших чиновников идёт сильное давление как на внешнем (со стороны США, ЕС, Польши, Литвы), так и на внутреннем контуре. Слухи о некоем «перебежчике из команды Лукашенко», который разоблачит «преступления» белорусской власти и возглавит протест, и утечки о намерении президента отправить в отставку руководство правительства, КГБ, Совета безопасности и АП работают на раскол в окружении президента и подталкивание упомянутых должностных лиц к «правильному» выбору – в пользу прозападной партии.

Пока эти методы не дали результата, но игра ещё не закончилась.

Технократические приёмы дают обратный эффект

По мнению некоторых наблюдателей, массовое недовольство переизбранием Лукашенко было в значительной степени спровоцировано любителями технологических решений в его окружении.

Сначала они технологично избавились от имевших содержательные программы оппозиционных кандидатов, затем устроили «удобное» шестидневное голосование, технологично подняли явку до 84,05 процента, а число проголосовавших за Лукашенко – до 80,23 процента, а потом столь же технологично отключили на территории страны интернет.

Общий итог: сформирован почти миллионный потенциал протеста, база поддержки власти подорвана.

В информационном пространстве доминирует оппозиция

Отключая интернет, власть хотела затруднить жизнь оппозиции, но добилась противоположного эффекта. У протестующих быстро появились новые платформы, используя которые, они смогли не только координировать свои действия, но и продвигать своё видение ситуации, а лояльные граждане оказались в информационном вакууме.

Белоруссия: клубок проблем становится всё больше

Сегодня много говорят о том, что в своей политике шантажа Москвы Лукашенко перешёл некую «красную черту», что существенную деструктивную роль в этом сюжете сыграло его окружение, члены которого уже не стесняясь бегают советоваться в американское посольство, что события в Белоруссии могут пойти по украинскому сценарию и что Москве нужно пересмотреть тактику в отношении Минска.

Перейти к материалу

Вновь включив интернет, власть продолжала проигрывать. Её позиция практически не представлена в цифровом информационном поле. Привлекательных площадок, на которых руководство страны могло бы общаться с людьми, нет. Единственным ресурсом остаётся телевизор, который активная часть граждан не смотрит.

А у оппозиции есть каналы популярных блогеров, заранее раскрученных на аполитичной позитивной тематике – туризме, городской среде, велопрогулках и прочем. В случае необходимости эти блогеры начинают играть роль лидеров общественного мнения (ЛОМ), а их ресурсы превращаются в координационные и пропагандистские площадки – что происходит в стране, где и когда собираться, как атаковать полицию и приготовить взрывчатую смесь. А у власти ничего подобного нет.

В результате оппозиция формирует общественное мнение, а сторонники Лукашенко дезориентированы и пребывают в растерянности. Попытка перехватить инициативу, организовав поток информационных поводов в виде «знаковых» заявлений Лукашенко, желаемого эффекта пока не дала.

Злоупотребление силой так же опасно, как и отказ от её применения

Лукашенко с первого дня дал понять, что не собирается повторять печальный опыт Януковича, не применившего силу для подавления протестов. Но, проявив твёрдость, белорусский президент угодил в другую ловушку.

Установка на жёсткое подавление протестов вошла в резонанс с настроениями силовиков, которые, помня о судьбе украинского «Беркута», крайне болезненно отреагировали на агрессию митингующих, а также на появление в интернете личных данных сотрудников силовых ведомств и серию нападений на них. Реакцией стала жестокость силовиков в отношении как протестующих, так и ни в чём не замешанных людей, которые случайно попались им на глаза.

Комментируя размах злоупотреблений, некоторые наблюдатели высказали предположение, что офицеры сознательно поощряли жестокость подчиненных, провоцируя взрыв народного негодования.

Технология накачивания протестных настроений через злоупотребления силовых органов пока не поставлена на поток, но уже продемонстрировала свою эффективность. Обнародование в сентябре 2012 года видеозаписей со сценами изнасилований и пыток в тбилисской тюрьме Глдани спровоцировало массовые акции протеста и привело к поражению на парламентских выборах правящей партии Михаила Саакашвили «Единое национальное движение».

Независимо от того, имела ли место в Белоруссии целенаправленная провокация или всё дело в эксцессе исполнителей, искомый результат был достигнут. Число протестующих выросло в разы, но это был демонстративно мирный протест с требованием «прекратить силовой беспредел».

Обещание главы МВД остановить репрессии, наказать виновных в злоупотреблениях и отпустить задержанных отчасти успокоило общество, но рассказы и внешний вид выходящих на свободу людей поддерживает градус протеста на достаточно высоком уровне.

На этом фоне оппозиция, демонстрируя моральную поддержку и обещая финансовую помощь спецназовцам, которые «отказываются исполнять преступные приказы», пытается подтолкнуть силовиков к переходу на свою сторону, и, судя по словам одного из организаторов протестов, определённые договорённости на этот счёт уже достигнуты. Будет ли реализован этот сценарий, непонятно.

Зато известен главный результат жестокости спецназа: власть своими руками вывела на улицы толпы людей, то есть сделала именно то, что нужно оппозиции для возгонки протестов. При этом рассчитывать на то, что молодчики, нападавшие на милицию с ножами, битами, цепями и «коктейлями Молотова», разойдутся по домам, а штаб белорусской революции закроет этот «цветной» проект, не приходится.

Чем больше массовка, тем эффективнее провокация

Большое скопление народа на акциях оппозиции – это не только картинка, формирующая общественное мнение, но и условие для организации громких провокаций, способных обострить противостояние, дать повод для новых обвинений в адрес власти, наполнить протест новой энергетикой и запустить серию деструктивных действий.

Эту технологию использовали в 1989 году в ходе свержения Николае Чаушеску, в 1991 году в Вильнюсе и в октябре 1993 года в Москве. Её применение во время киевского Майдана привело к появлению мифа о «Небесной сотне», стало поводом для обвинения власти в массовых убийствах и послужило основанием для применения оружия против силовиков.

Не исключено, что нечто подобное попытаются устроить и в Белоруссии. В последнее время сакральная жертва становится популярным элементом «цветного» сценария. Попытка назначить на эту роль погибшего во время протестов Александра Тарайковского, месту смерти которого уже ходили поклониться представители европейских посольств, выглядит не очень убедительно.

Для Белоруссии могут придумать что-то более громкое, тем более что на фоне ослабления накала протестов появились вбросы о некоем сюрпризе, который приготовила для Лукашенко оппозиция. Что имеется в виду, непонятно. Но это задача спецслужб – выявить и блокировать возникшую угрозу.

Окончательное решение – за народом

Проявив пассивность на выходе из избирательного трека, Лукашенко совершил серьёзную ошибку. Улицы белорусских городов оказались в руках оппозиции, а силовики смотрели на каждого проходящего мимо как на врага ещё и потому, что им не показали нормальных людей, которых они должны защищать. Оппозиция стала называть народом себя и своих сторонников и начала призывать силовиков и военных перейти на сторону народа.

Власть не имеет права уступать инициативу оппозиции, особенно в ситуациях, когда в стране уже запущен «цветной» сценарий.

Проведя 16 августа в центре Минска митинг под лозунгом «Не дадим развалить страну!», Лукашенко, возможно, сумеет перехватить инициативу, но боль и слёзы тех, кто пострадал от действий силовиков на минувшей неделе, останутся на его совести.