Заговор и коллективное безумие в США

Заговор и коллективное безумие в США

Мир 11 июня Вера Зелендинова

Сегодня уже мало кто сомневается в том, что беспорядки в США под лозунгом Black Lives Matter модерируют и направляют некие силы, преследующие вполне определённые политические цели. При этом размах протестов и жестокость погромов свидетельствуют о большом потенциале агрессии у значительной части населения Америки и социальной неудовлетворённости других групп.

От сегрегации к аутизму и агрессии

После того как в начале 1970-х годов отменили последние расовые ограничения, сегрегация продолжала существовать в других формах. В любом большом городе есть свой Гарлем.

Система социальных гарантий стала инструментом маргинализации неблагополучных слоёв населения в США, к которым принадлежит значительная часть афроамериканцев, и сегодня там выросло уже четвёртое поколение, даже не помышляющее об учёбе и нормальной работе, а для тех, кто пытается вырваться из этого заколдованного круга, есть «тонкая настройка» социальных лифтов, по которым очень легко двигаться вниз и практически невозможно – вверх.

Скрытая сегрегация нашла своё отражение даже в законах, по которым хранение двух унций (56,7 грамма) «плебейского» крэка наказывается тюремным заключением, в два раза более длительным, чем за хранение 500 граммов гораздо более дорогого «элитного» кокаина. В результате 46 процентов заключённых американских тюрем – афроамериканцы мужского пола, при этом их доля в населении страны составляет всего 6 процентов.

Параллельно под лозунгами мультикультурализма и толерантности шёл процесс конструирования специфической чёрной культуры: от музыки и фильмов про «хороших чёрных» и «плохих белых» до романтизации криминала и ненависти к полиции, ожидания «часа расплаты, когда белые ответят за всё».

С конца 70-х субкультура «мести за рабство» начала оформляться в чёрный расизм: разнообразные сообщества по расовому признаку, негритянские церкви, достаточно чётко артикулированная идеология ненависти к белым.

Ещё одним фактором раскола общества стал демонстративный отказ либеральной части белого сообщества от христианских ценностей (выбор в пользу ЛГБТ, однополых браков и прочего) и кампания по дискредитации истории страны: «США – страна рабства», «в истории США не было ничего хорошего». Картину дополнили кампания по сносу памятников рабовладельцам-конфедератам и смелые культурные инициативы, отвергающие бэкграунд мировой культуры и религиозные традиции.

Всё это усиливало психологический дискомфорт в приговорённом к толерантности и лицемерию обществе. Раньше всех в состояние фрустрации от ощущения неудовлетворённости своей жизнью впало афроамериканское население.

Это породило два феномена: «негритянский аутизм», о котором заговорили ещё 15 лет назад после урагана «Катрина», и вспышки агрессии, повод для которых, как правило, давали эксцессы, связанные с убийствами афроамериканцев полицией.

В каждом большом городе США есть свой Гарлем.В каждом большом городе США есть свой Гарлем.Фото: Julio Cortez/AP/TASS

Значительная часть относительно благополучного белого населения надолго застряла на стадии латентной депривации (неспособность удовлетворить психофизиологические либо социальные потребности). При этом они почти с готовностью признавали свою вину перед афроамериканцами. Левая молодёжь и непуганый электорат демократов делают это искренне, другие же – из страха и конформизма. Все эти люди осуждают белый расизм, но предпочитают переезжать с насиженных мест, если рядом начинают селиться чернокожие сограждане.

Невроз когнитивного диссонанса у полиции

Кампания по защите прав и жизней стражей порядка началась в Америке в начале 1960-х, на фоне роста преступности и участившихся убийств полицейских. В результате был принят закон, согласно которому находящийся при исполнении своих обязанностей полицейский получил право открывать огонь на поражение в случае угрозы его здоровью или жизни.

Общество приняло эти правила, и сегодня каждый американец знает, что повиноваться полиции следует беспрекословно и в её присутствии не стоит делать резких движений. Но по мере повышения криминогенности негритянских кварталов работать именно с этим контингентом становилось всё сложнее, поскольку даже оправданное применение оружия провоцировало обвинения в расизме и массовые бунты.

Двусмысленная ситуация, когда полиция, с одной стороны, должна бороться с преступниками, среди которых много афроамериканцев, а с другой – не давать повода для массовых протестов, стала причиной нервозности среди полицейских.

В этом смысле показательной является статистика за 2019 год.

Всего полицией было убито 1004 человека, из них 36 процентов – белые, составляющие 60,4 процента населения, и 23,4 процента – чернокожие, составляющие 13,4 процента населения.

То есть за год полиция, в которой служит немало афроамериканцев, убивала белых в полтора раза чаще, чем чернокожих, но всё говорят именно о белом, а не о чёрном расизме.

Самоубийственный приступ борьбы с расизмом

Эпидемия коронавируса – огромное количество заболевших и летальных исходов – привела население США в состояние повышенного напряжения, а непропорционально большое число смертей среди чернокожего населения – 40 процентов умерших при 14 процентах от населения в Мичигане, 72 процента умерших при 30 процентах от населения Чикаго и так далее – обострило расовую проблему.

В такой ситуации убийство Джорджа Флойда, совершённое с молчаливого согласия других полицейских, стало естественным поводом для массовых выступлений афроамериканцев. Удивляет другое – энтузиазм, с которым откликнулись на него другие слои общества, массовые погромы по всей стране, поведение полиции, позиция мэров, губернаторов и части генералитета.

Ежедневно белая и темнокожая молодёжь по призыву ведущих телеканала CNN и лидеров общественного мнения выходит на мирные демонстрации по всей Америке. С наступлением темноты появляются погромщики и мародёры, хотя грабежи и нападения случаются и днём. Есть версия, что погромы тоже носят организованный характер, но многочисленность бандитов и грабителей свидетельствует о том, что среди них много «добровольцев».

Как по щелчку переключателя, всё превратилось в настоящую фантасмагорию.Как по щелчку переключателя, всё превратилось в настоящую фантасмагорию.Фото: John Minchillo/AP/TASS

Маркеры «свой – чужой» приобретают в этих сообществах всё более причудливый характер: мародёры уже убили нескольких чернокожих полицейских, а попытки white trash («белое отребье») тоже принять участие в этом празднике жизни жёстко пресекаются. «Грабить могут только чёрные», – кричат афроамериканцы, избивая белого мародёра.

Есть много свидетельств того, что в роли застрельщиков протестов и беспорядков выступает движение «Антифа», а левая демократическая молодёжь, поддерживающая Берни Сандерса, участвует только в дневных демонстрация. В некоторых городах в акциях участвует и леворадикальное молодёжное движение «Чёрные пантеры».

Те, кто боится или по какой-то иной причине не может принять участие в протестах, выплёскивают агрессию в социальных сетях, где возникло женское движение «Побрейся наголо для BLM», а белые мамы постят фотографии своих детей с плакатами «Я виновата – я белая».

Истерия в соцсетях дошла то того, что даже уклонение от обсуждения горячей темы рассматривается как поддержка расизма.

Напуганные граждане покупают оружие, достать которое с каждым днём всё сложнее, а демократы поклоняются позолоченному гробу с убитым Джорджем Флойдом, из которого сделали чуть ли не национального героя, забыв о том, что на его счету множество преступлений, среди которых есть яркий эпизод, когда он приставил пистолет к животу чёрной беременной женщины, пока его соучастники грабили её дом.

Коллективное безумие как инструмент в руках кукловодов

На этом фоне более 1200 функционеров медицинской отрасли США опубликовали открытое письмо, в котором говорится, что «риски во время глобальной пандемии не должны удерживать людей от протестов против расизма», потому что «превосходство белых является смертельной проблемой общественного здравоохранения, которая предшествует и способствует COVID-19».

В общем, медикам не жалко людей ради борьбы с расизмом.

Самым тревожным является то, что происходит с национальной гвардией и полицией. Вместо борьбы с мародёрами они заигрывают с протестующими: преклонив колени, приносят извинения за расизм и за преступление своего сослуживца.

Такое поведение является свидетельством глубокой деморализации сил обеспечения правопорядка.

Тем временем митингующие требуют «уменьшения финансирования и реорганизации полиции». В ответ в ряде западных штатов уже заявили о планах «демонтировать полицию и заменить её новыми структурами». Одновременно идёт сильнейшее давление на руководство армии, которую президент пытается задействовать для наведения порядка: «Неужели вы посмеете выполнить расистские приказы Трампа?» В свою очередь ряд мэров и губернаторов отказывается пускать на свои территории военных, провоцируя президента на принятие экстраординарных мер.

Глядя на всё это, можно подумать, что произошло что-то небывалое, но мы же знаем, что подобные убийства не редкость и что только за прошлый год полицейскими было убито 238 афроамериканцев, и общество никак не отреагировало на эти инциденты. А потом вдруг, как по щелчку переключателя, все сорвались в настоящую фантасмагорию.

Маркеры «свой – чужой» приобретают всё более причудливый характер.Маркеры «свой – чужой» приобретают всё более причудливый характер.Фото: SARAH SILBIGER/EPA

Всё это отчасти напоминает киевский Майдан, но на Украине не было таких массовых погромов, нормальные люди выходили протестовать против беззакония, «Беркут» там ставили на колени насильно, а президент Янукович даже не пытался навести порядок и задействовать армию.

В Америке всё наоборот: полиция сама встаёт на колени, против беспредела борцов с расизмом не выступает никто, местные власти потворствуют беспорядкам, армейские генералы не спешат выполнять приказы президента. Похоже на заговор? Да, несомненно, но налицо и коллективное безумие – новое оружие в руках заговорщиков.