Виталий Зверев: «Никому не советовал бы испытывать вакцину на себе»

Виталий Зверев: «Никому не советовал бы испытывать вакцину на себе»

Истории 19 мая Виктория Сарыкина

15 мая Сбербанк зарегистрировал компанию «Иммунотехнологии», которая собирается производить вакцину, разрабатываемую в НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи. За несколько дней до этого банк отправил сотрудникам письмо с предложением принять участие в тестировании вакцины против коронавируса. Эксперты такую спешку не одобряют: прививку делают здоровым людям, а значит, нужно быть уверенным в её безопасности.

Академик РАН, заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Сеченовского Университета, доктор биологических наук, член правительственной комиссии по вопросам биологической и химической безопасности, директор ФГБНУ НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова Виталий Зверев заявляет: «Я категорически против таких экспериментов на людях и никому бы не посоветовал быть добровольцем». В интервью «Октагону» он рассказал, почему невозможно считать безопасной вакцину, первые образцы которой появились всего спустя три месяца после начала эпидемии.

– Я ничего не знаю про компанию Грефа и не знаю такого вирусолога Грефа. И отношусь к подобной поспешности очень плохо, потому что вакцину, сделанную в короткие сроки, просто нельзя испытывать на добровольцах. И я никому не советовал бы быть этим самым добровольцем. Потому что неизвестно, как она сделана: кем, чем, из чего.

История с коронавирусной вакциной совершенно неясная. Последняя известная попытка сделать такую вакцину и испытать её на свиньях закончилась тем, что пришлось уничтожить несколько поголовий животных.

Никакой спешки здесь быть не должно. Вакцину вводят абсолютно здоровым людям, и нужно быть на сто процентов уверенным, что она не нанесёт никакого вреда. Поэтому сейчас я категорически против подобных экспериментов на людях. Это не та инфекция и не тот случай, когда можно рисковать и срочно проводить испытания.

Но вы же понимаете: если правительство нас обяжет иметь «паспорт здоровья», мы должны будем и проходить вакцинацию.

– Пока нас никто ни к чему обязать не может. Хотя я сам сторонник вакцинопрофилактики и считаю, что все вакцины, которые входят в календарь прививок или не входят по каким-то причинам, но уже сделаны и испытаны на Западе, обязательно нужно делать. Да, в некоторых странах, например, в Америке, есть даже ограничения: если ты не вакцинирован от определённых инфекций, ты не можешь поступить на государственную службу или учиться в университете. Но заставить делать людей вакцину – нет, пока невозможно. Во всяком случае, пока нет каких-то специальных законов. И о чём мы вообще говорим? Самой вакцины даже нет.

А будет ли в ней смысл, если вирус изменчив: сегодня вакцину создали для одного штамма, а завтра она не сработает, потому что вирус мутировал?

– Не доказано, что мутации меняют свойства этого вируса, это не вирус гриппа. Он в каком-то смысле похож на вирус кори, который не подвержен таким мутациям, как вирус гриппа. Тут дело не в мутациях, а в сроках создания вакцины.

Я на себе испытывал очень много вакцин. И могу сказать только одно: никогда бы я не стал ставить себе вакцину, сделанную в спешке. От начала эпидемии прошло всего три месяца. За это время невозможно проверить вакцину на хроническую токсичность. Такие опыты проводятся на животных в течение полугода, не считая времени на морфологический анализ органов животных после забоя, когда изучается влияние препарата на деятельность каждого органа, систем организма.

Мне непонятно, зачем нужна такая спешка, почему все так хотят вакцину. Не исключено, что это просто бизнес: кто будет первым, тот и сорвёт куш. Но я не устаю повторять, что внедрять новые вакцины нужно очень осторожно.

С лекарствами другая ситуация. Там тоже проводятся исследования, но их можно испытывать и срочно: когда люди умирают, врачи идут на определённые риски. Однако вакцина – это не лекарство. Вакцины делают абсолютно здоровым людям. И ещё нужно понимать, кого сначала вакцинировать, ведь вирус опасен в первую очередь для пожилых людей и хроников. А именно эти категории хуже всего отвечают на любую вакцину, потому что у них проблема с иммунным ответом. Какой при этом смысл прививать молодых и детей, если у них хороший иммунитет и они не болеют или болеют очень легко? Уже понятно, что вакцины для взрослых и детей должны по-разному готовиться, так как они по-разному вызывают иммунный ответ. Поэтому мы чётко должны понимать, что и как мы делаем.

Правда ли, что при наличии антител у 70 процентов населения вакцина уже не будет иметь никакого смысла?

– Вопрос в том, насколько будет продолжительным иммунитет после перенесённого заболевания. Эти 70 процентов – а именно столько населения обязательно переболеют коронавирусом, – они же приобретут иммунитет не за один год. Нужно несколько лет – два-три. Сейчас мы смотрим цифры: в Германии считают, что у них уже 12 процентов населения имеют защиту, в Швеции – около 20 процентов. И если эта защита будет держаться хотя бы года два-три, то понятно, что большинство из нас за несколько лет приобретёт антитела. Но какой продолжительностью будут обладать антитела? Пока мы можем ориентироваться только на SARS, на MERS, на обычные коронавирусы. Вопрос ещё в том, как этот иммунитет будут оценивать: учитывать не только наличие антител, но ещё и фактор клеточного иммунитета, как он работает при этой инфекции.

А есть ли право у учёных и у медиков официально выступить против вакцины, если всё-таки кто-то создаст её на коленке и убедит правительство в необходимости обязательной вакцинации?

– Учёные обязательно выступят. Потому что кто бы ни придумал вакцину, должны быть опубликованы данные о ней: лаборатория обязана представить результаты исследований и объяснить, что это за вакцина – из чего состоит, какая она: живая, убитая, ДНК-вакцина, субинженерная. На сегодняшний день говорить не о чем, никаких публикаций нет.

Но услышат ли научное сообщество те, кто думает об обязательной вакцинации?

– Я надеюсь на это.

Ведь такая тактика может нанести огромный вред всей профилактике инфекционных заболеваний. Люди перестанут вообще верить вакцинам, будут бояться.

До коронавируса все вакцины, которые мы использовали, были безвредны – мы были в них точно уверены. И если появится вакцина, которая будет давать какие-то осложнения, люди перестанут верить системе вакцин для профилактики. Мы и так с трудом сейчас убеждаем людей вакцинироваться – не только от гриппа, у нас есть и более тяжёлые заболевания: корь, столбняк и дифтерия.