Пандемия со своим самоваром: как зарабатывают на COVID-тестах

Пандемия со своим самоваром: как зарабатывают на COVID-тестах

Истории 16 мая Дмитрий Севрюков

Коронавирус за эти месяцы уже стал таким непреложным атрибутом повседневной жизни, что, кажется, исчезни он завтра – и страна вслед за остальным миром застынет в немом вопросе о том, как же без него жить дальше.

Коронавирус не только меняет образ жизни населения, но и активно вторгается в большую политику, обнуляет и переформатирует экономику. При этом роль пандемии перестаёт быть исключительно разрушительной и негативной: всё чаще приходится слышать о том, что от коронавируса не только болеют и разоряются, но также на нём и зарабатывают. Конечно, таких, которые сколачивают на вирусе состояния, гораздо меньше тех, кто от него страдает и беднеет. Но бизнес на атрибутике эпидемии всё шире захватывает даже бывших самозанятых и разорившихся индивидуальных предпринимателей, которые ещё вчера полагали, что ни выхода, ни просвета не видно.

Маски, перчатки, тесты и даже якобы лекарства от вируса превращаются в такой же ходовой товар, каким в лихие 90-е была польская парфюмерия и турецкие дублёнки.

Как внезапно обрушившийся на страну стихийный рынок переквалифицировал вчерашних инженеров в челноков, так и коронавирус ныне формирует новые подходы к выживанию. Вместе с тем, хоть и прошли десятилетия, но ничуть не изменилась модель дикого бизнеса на невзгодах и бедности.

Когда-то в самом начале 90-х годов один из ныне успешных предпринимателей начал с того, что решил напоить Россию хорошим импортным алкоголем, но столкнулся с тем, что спросом пользовался только дешёвый спирт «Рояль». Спустя 30 лет тот же наивный бизнесмен наступил на прежние грабли, закупив в Южной Корее, привезя в Москву, растаможив и получив сертификат на 800 тысяч тестов на COVID-19. Сработанные южными корейцами тесты славятся высокой точностью – чуть ли не до 97 процентов, но отличаются высокой ценой: завезённую из Сеула партию импортёр с минимальной выгодой для себя готов отдать за 20 долларов – в то время как на внутреннем российском рынке ходят тесты и по 15, и по 10, и даже по 6 долларов за штуку в оптовой партии.

В спорах про качество разных тестов на коронавирус сломано так много копий, что уже и крупные специалисты запутались в подходах. Однако после слов московского мэра Собянина о том, что увеличение числа инфицированных связано с тем, что столица наловчилась больше и лучше тестировать граждан, стало ясно одно: важно не как болеть, а как тестировать.

Москва наловчилась так быстро и много тестировать на коронавирус, что стало ясно: важно не как болеть, а как тестировать.Москва наловчилась так быстро и много тестировать на коронавирус, что стало ясно: важно не как болеть, а как тестировать.Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Разрешение московских властей на открытие строек и промышленных предприятий с 12 мая, подхваченное и другими регионами, оговаривается условием тестирования трудовых коллективов за счёт работодателя.

Понятно, что выявивший много заболевших хозяин открывшейся стройки рискует за такие статистические показатели получить возвращение карантина. Поэтому для строительного и промышленного бизнеса в эти майские дни настал момент истины, и открылось настоящее минное поле, по которому предстоит пройти так, чтобы и не взорваться на статистике, и не свернуть с маршрута.

Для выполнения такой задачи особенно важно, какие тесты применять. С одной стороны, произведённые в РФ системы недороги, что позволяет сэкономить на обязательной процедуре медицинского исследования многотысячных рабочих бригад. С другой стороны, с подачи соседского президента Лукашенко стало считаться, что российские тесты перебарщивают с положительным сигналом на коронавирус: недавнее тестирование атомщиков на белорусской АЭС выявило заболевание чуть ли не у всех скопом, в то время как применение иных тестов это опровергло.

Строительным и промышленным магнатам можно, конечно, положиться на случай и вызвать на тестирование трудовых коллективов одну из медицинских лабораторий со своим самоваром, то есть с теми тестами, которые имеются в наличии. Но на кону – вопросы бизнеса, а то и судеб отрасли. Поэтому в такой ситуации каждый стремится подстраховаться и закупает тесты отдельно, а уполномоченных диагностов приглашает работать с тем, что уже заготовлено в проверяемой компании.

В общем, когда импортировавший тесты из Южной Кореи знакомый предприниматель попытался продать товар стройке, то столкнулся с тем, что высокая точность систем становится фактором, не только понижающим спрос, но и бракующим предложение.

В цене, по его словам, тесты с перекосом или в одну, или в другую сторону – в зависимости от конъюнктуры. Оказывается, бывает и так, что требуется не только смягчить и снизить, но и разогнать и подбавить статистику инфицированных в зависимости от ситуации и запроса. Экономика в таких обстоятельствах становится заложницей интриг, но это значит, что и страна с её самоизолированным населением продолжает тонуть в дезориентации.

Главный санитарный врач РФ Анна Попова заявила о том, что следует готовиться к изменённым правилам повседневной жизни и бизнеса до конца года – пока вирус сам не устанет и не уйдёт. Однако вирус может не захотеть уходить и решит задержаться подольше там, где пандемия становится инструментом конкурентной борьбы, бюрократических манипуляций да и просто бизнеса.