Вакцинирование от коронавируса: да, но нет

Вакцинирование от коронавируса: да, но нет

Большинство взрослого населения России (70 процентов) выступает за соблюдение принципа добровольности вакцинации, если будет найдено эффективное и безопасное средство против новой формы коронавируса. Доля россиян, потенциально готовых поддержать обязательную вакцинацию против коронавируса, составляет порядка 21 процента. Готовность сделать такую прививку декларируют чуть больше половины опрошенных (59 процентов). Таковы результаты опроса ВЦИОМ, заказанного «Октагоном».

Дискуссия о происхождении коронавируса и его влиянии на мировую экономику постепенно уходит в информационном поле в сторону, уступая дорогу новому сюжету – о поиске вакцины. Уже и в России массовая социальная реклама базируется на тезисе, что режим самоизоляции продлится до тех пор, пока не будет изобретена вакцина.

Об этом говорят политики, которые ищут способ снизить риски заболеваемости и одновременно успокоить людей, сторонники превентивной вакцинации и фармацевтические компании, готовые инвестировать в удовлетворение любого спроса на медикаменты. В данном случае не на лекарство, а на вакцину, которая представляет собой внешний биоматериал для развития иммунитета.

Почему ищут вакцину, а не лекарство

Следует отличать вакцину от лекарственных препаратов. Поиски лекарства тоже идут, но не так афишируются. В качестве лекарства от COVID-19 медики разных стран рассматривали уже существующие препараты от малярии, лихорадки Эбола, ВИЧ-инфекции, гриппа и даже антипаразитарные. Ни один из них в полной мере не доказал своей эффективности в полевых условиях.

Китай после победы над коронавирусом заявил, что в лечении больных хорошо показал себя японский препарат фавипиравир, изначально разработанный как лекарство против гриппа, блокирующий вирусную РНК-зависимую РНК-полимеразу. Сами японцы хранили молчание, но убрали из свободной продажи все экземпляры своего лекарства. При этом лицензию на фавипиравир Япония передала России через РФПИ. У Японии свой подход к лечению: прежде чем делать громкие заявления, в стране проводятся долгие и тщательные исследования и опыты на животных. Россия быстрее решила перейти к созданию лекарства на базе фавипиравира.

Судя по пожеланию президента Владимира Путина к осени иметь закон, защищающий интеллектуальные права на новую вакцину, в этот период и ожидается появление вакцины в России.

Не лучше ли искать лекарство? Вспомним хотя бы, что за всю историю существования такого понятия, как «вакцина», справиться с распространением вирусной болезни с её помощью человечеству удалось лишь однажды, создав прививку против оспы. Но, судя по опросам, россияне всё же верят, что вакцина поможет им защититься от коронавируса.

Как показал опрос ВЦИОМ, заказанный «Октагоном», показатель декларируемой готовности пройти вакцинацию против коронавируса можно считать довольно высоким: 59 процентов. Для сравнения, во время кампании по вакцинации против гриппа в сентябре 2019 года уже прошли или планировали пройти такую вакцинацию 39 процентов опрошенных (против не планировавших 58 процентов). В текущем опросе ВЦИОМ (вопросы о вакцине против гриппа тоже вошли в перечень) и ранее фиксировалась сходная доля респондентов, говоривших о том, что в прошлом году они либо члены их семей делали прививки от гриппа: 38 процентов в 2020 году и 37 процентов – в 2018-м.

Впрочем, как нельзя сравнивать грипп и новый коронавирус, так нельзя сравнивать и вакцины против этих болезней. Согласно позиции многих учёных, вакцина от коронавируса должна быть индивидуальна для каждого человека с учётом его иммунной системы. Важным фактором для введения вакцины является абсолютное здоровье человека, отсутствие у него хронических заболеваний, аллергии, системных нарушений, аутоиммунных реакций – потому что вводится чужеродный белок. Причём абсолютное здоровье человека не оценивается состоянием на данный момент.

«Наличие антител к вирусу не равняется иммунитету. Любая вакцина – это чужеродный белок, который способен убить естественный иммунитет в человеческом организме путём вмешательства в иммунную цепь, уникальную в каждом человеческом организме отдельно, – заявил в интервью радио «Вести ФМ» вирусолог, профессор и член-корреспондент РАН, сотрудник Сеченовского Университета Александр Лукашев. – Человек приобретает антитела (во время болезни) не годами, а за два-три дня. Тогда получается, что для каждого человека нужно разрабатывать вакцину индивидуально, чтобы потом не пришлось пытаться медикаментозно исправить вред, нанесённый вакциной».

Научно-исследовательский центр при Сеченовском Университете – не только ведущий исследовательский центр, он на практике доказал свою эффективность в лечении больных COVID-19: клинический центр Сеченовского Университета был перепрофилирован в госпиталь на 2000 коек. С 8 апреля по 13 мая там прошли лечение 3650 пациентов, 2000 из них выздоровели и выписаны, 1650 пациентов продолжают лечение. Умерло 128 пациентов – практически все они поступили в крайне тяжёлом состоянии с серьёзным поражением лёгких. Показатель летальности в госпитале Сеченовского Университета составил 4,8 процента – в два раза меньше среднего по Москве.

По мнению бывшего главного санитарного врача, а ныне депутата Госдумы Геннадия Онищенко, можно получить хорошие показатели в выработке антител, но эффективность вакцины будет низкая, и, если она окажется ниже 50–60 процентов, её нет смысла применять. В этом случае риск будет превышать эффективность, поскольку иммунная система, например, у пожилых людей не даёт такой адекватной реакции. Также Онищенко призывает не избегать открытого обсуждения случаев осложнений после вакцинации.

Если колоть, то лучше наше

Высокая степень вовлечённости в тему новой болезни из-за непрекращающегося потока информации о ней заставила людей задумываться. Именно с этим мы и связываем тот факт, что подавляющее число опрошенных россиян выступило за свободный выбор – делать прививку от коронавируса или нет.

Общественное мнение придётся учитывать тем представителям власти, здравоохранения и фармацевтического бизнеса, которые настаивают на принудительной тотальной вакцинации как на единственном способе увернуться от заболевания.

14 мая наделал шума академик РАН Сергей Колесников, который в интервью РЕН ТВ рассказал о так называемом военном пути вакцинации в условиях пандемии коронавируса: «Идёт пандемия, считается, что высокая заражаемость, высокая поражаемость, то есть смертность. В этом случае обычно идут по ускоренному пути», – заявил Колесников о тонкостях внедрения неизменной вакцины. И перечислил ряд вариантов такого ускоренного внедрения: использовать лабораторных животных, которые являются модельными для коронавируса; если животные не погибают – можно прививать и человека, испытывать вакцину сразу на массе людей, пожелавших стать добровольцами, и использовать имеющиеся вакцины.

«Непроверенную вакцину я бы не стал никому делать, – парирует в интервью “Октагону” директор НИИ вакцин и сывороток имени И. И. Мечникова Виталий Зверев. – Здесь есть много условий: например, такое понятие, как “хроническая токсичность”. Её проверяют на животных полгода. После этого животных забивают, изучают морфологию органов, гистологию, изменения – как повлияла на почки, сердце, печень, сосуды. И только потом начинаются испытания на людях. Но это тоже не один день».

Подобная полемика идёт не только в России, но и в других странах. В том числе в США. Там президент Дональд Трамп запустил кампанию по созданию вакцины, правда, с рядом оговорок: «Масштабное научное, промышленное и логистическое предприятие, подобного которому наша страна не видела со времён Манхэттенского проекта». Одна только близкая к Трампу компания Moderna получит от федерального бюджета 483 млн долларов на поиск вакцины от коронавируса.

Стоит вспомнить, что следствием Манхэттенского проекта стала Хиросима, и намёк звучит очень странно: ряд стран открытие вакцины от коронавируса воспринимает как стратегическое преимущество в идущей войне. А значит, добровольцы найдутся – как в каждой войне.

Сторонники ускоренного внедрения вакцины могут найти добровольцев среди тех россиян, которые, согласно опросу ВЦИОМ, декларируют готовность пройти вакцинацию: таковые есть среди мужчин (63 процента), молодёжи 18–24 лет (68 процентов) и респондентов в возрасте 45 лет и старше (63 процента среди опрошенных в возрасте 45–59 лет и 70 процентов в группе 60+). И ниже эти показатели в возрастных группах 25–34 и 35–44 года (47 и 46 процентов соответственно).

Не стали бы делать прививку против коронавируса около трети респондентов (35 процентов). Выше эти показатели в возрастных группах 25–34 и 35–44 года (47 и 49 процентов соответственно).

Ещё одним важным результатом опроса стало отношение россиян к производителю вакцины. 59 процентов респондентов, которые декларируют готовность сделать прививку против коронавируса, 47 процентов выбирают отечественного производителя и 12 процентов предпочли бы пройти вакцинацию препаратом иностранного производства. 37 процентов опрошенных отметили, что для них не имеет значения страна – производитель вакцины.

Непрофильные инвесторы

Рынок вакцин – самый прибыльный бизнес из всего сектора фарминдустрии. На разработку, опыты и выпуск вакцин на рынок выделяются миллиарды долларов на всех этапах, причём за результат никто отвечать не обязан – только за окупаемость выпущенных препаратов. Неслучайно лидеры фарминдустрии управляются вовсе не врачами или аптекарями, во главе находятся банкиры, финансисты и инвесторы. Показательный пример – владелец российского лидера фармацевтики «Фармстандарт» Дмитрий Морозов. В 2003 году он ушёл из банковского бизнеса в более прибыльный и создал фармацевтическую компанию.

Самый свежий пример – регистрация 15 мая Сбербанком компании «Иммуннотехнологии», которая вместе с НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи будет разрабатывать вакцину от коронавируса. Ну чем Герман Греф хуже Билла Гейтса?

Научные разработки всегда идут рука об руку с деньгами бизнеса. Уникальная бизнес-модель фарминдустрии заключается в том, что расходы на исследования осуществляются в основном за государственный счёт, а доходы от продажи идут частным фармкомпаниям, которые сами потянуть разработку не могут.

В Государственную думу не раз вносили законопроект «Об общей вакцинации». В апреле 2019 года его попытались провести под другим названием, и основывался он на том, чтобы привлекать к ответственности медицинских работников, активно высказывающих своё мнение против прививок.

В ходе обсуждений круглого стола был озвучен ряд предложений, способных улучшить ситуацию с вакцинацией в России: подавляющее большинство участников дискуссии сошлось на том, что ситуация плохая в силу падения числа привитого населения. Так или иначе, постоянно звучала тема так называемого антипрививочного лобби, с которым, по мнению большинства собравшихся, необходимо активно бороться.

В соседней Украине в 2017 году устроили кампанию по поддержке вакцинации против кори, тогда охват привитых составил 90 процентов населения. А уже в 2018 году в стране произошла настоящая эпидемия кори, на что эпидемиологи и инфекционисты заявили: видите, эпидемия кори вернулась, значит, нужно вакцинировать больше. Исследования показывают, что иммунитет у людей, перенёсших корь, остаётся на всю жизнь, в то время как иммунитет, приобретённый за счёт вакцины от кори, – лишь на время.

Учёные Гарвардского университета обнаружили, что все вакцины теряют свою эффективность в течение 2–10 лет после введения.

Кроме того, медицинские вакцинаторы настаивают на том, чтобы каждый сезон делать некоторые прививки от того же гриппа, который с наступлением зимнего периода приходит в обновлённом штамме, – иммунитет в случае гриппа не вырабатывается.

Вакцино-индуцированный коллективный иммунитет – это ложь, используемая для запугивания врачей, чиновников сферы здравоохранения, других медицинских работников и общественности, чтобы заставить их принять прививки.

Безопасность

«По-хорошему, вакцина изучается пять лет, прежде чем она появляется. Иногда меньше, если совмещаются какие-то фазы испытаний, но это всё равно не год», – рассказывал «Октагону» Виталий Зверев. Сроки объясняются в том числе проверкой безопасности вакцины.

Золотым стандартом в научной медицине является двойное слепое рандомизированное исследование, которое должно проводиться и с вакцинами.

Но пока нет также исследований о влиянии на организм токсичных соединений, которые содержат вакцины.

К ним можно отнести, например, соединение ртути с алюминием. Помимо известных соединений, которые описаны в памятке к любой вакцине, есть и такие соединения, о которых не говорят вслух, – это наночастицы тяжёлых металлов.

Мы привыкли доверять медицине свою жизнь и верить на слово, что, в соответствии с клятвой Гиппократа, главный пункт – «не навреди» – будет применён к каждому из нас, однако вышеописанные факты говорят о самом важном при принятии решения о вакцинации – о том, что нужно тщательно обдумать его, не идя на поводу у фармацевтического бизнеса.