Одежде с пробегом дают второй шанс

Одежде с пробегом дают второй шанс

Истории 29 апреля Игорь Лесовских

Рынок реставрации и ремонта брендовых вещей в последние годы переживает взрывной рост. Концепция разумного потребления постепенно распространяется от держателей люксовых вещей до владельцев одежды и обуви более демократичного сегмента. Несмотря на падение заказов в период самоизоляции, участники реставрационного рынка предполагают, что ухудшение экономической ситуации заставит потребителей увеличивать срок службы одежды, что скажется на увеличении спроса на услуги по реставрации.

Европейский заход

Кардинально российский рынок ремонта и реставрации одежды и вещей изменился совсем недавно.

– В Европе услуги по реставрации изделий из кожи развиты не одно десятилетие. В России же становление этого рынка по сути началось с 2015–2016 года, когда начали появляться крупные мастерские. До этого на рынке работали те самые обувные будочки у метро, которые мы привыкли не замечать, – рассказал «Октагону» основатель федеральной мастерской Chisto Blisto Левон Тонян.

По словам участников рынка, толчком к развитию отрасли в России послужило активное развитие Instagram и других соцсетей.

В 2015 году ниша реставрации брендовых вещей была почти свободна в Екатеринбурге, рассказывает основатель мастерской SEPIA Амира Исмагилова. Она открывала дело с прицелом не на тучные годы, а именно на кризисное время.

У англичан есть пословица: «Мы не столь богаты, чтобы покупать дешёвые вещи». Качество услуг ремонтных мастерских в России растёт с каждым годом. Может быть, англичане правы?У англичан есть пословица: «Мы не столь богаты, чтобы покупать дешёвые вещи». Качество услуг ремонтных мастерских в России растёт с каждым годом. Может быть, англичане правы?Фото: ReadyElements

– Конечно, на рынке работали и другие фирмы, но зачастую это были сапожники, работающие с недорогой химией без должного оснащения. Когда мы стартовали и вовсю экспериментировали с технологиями, всё моё окружение сомневалось в целесообразности моей затеи. Но я уже тогда верила, что именно эта сфера будет «качать» всегда, ибо у нас в России – извечный кризис, – пояснила Амира Исмагилова.

Участники рынка подчёркивают, что этот бизнес не про куркулей и жмотов. Эта услуга – подход разумного потребителя, естественная экономия ресурсов. К слову, именно к этому сейчас призывают ведущие модные дома.

– Сколько бы денег у тебя ни было, зачем расставаться со структурно целой вещью из-за мелких неприятностей? Вряд ли вы пойдёте за новым айфоном, если на нём треснуло стекло. И не проститесь с хорошим автомобилем из-за помятого бампера или смены расходников. Этот сервис – ещё одна самостоятельная и регулярная потребность городского населения, как прачечная или стоматология, – считает Амира Исмагилова.

Основной целевой аудиторией сервиса реставрации брендовых вещей являются женщины 35–60 лет.

Обычные клиенты реставраторов – это топ-менеджеры, политики, артисты, дети состоятельных бизнесменов.

Пандемия ударила в заказы

Рынок реставрации бурно развивался до пандемии коронавируса и вынужденной самоизоляции населения.

– Мы фиксировали развитие рынка до начала самоизоляции как в люксовом, так и массовом сегменте. И это понятно, ведь брендовая и массовая одежда различается разве что только качеством материалов, а сшита она одинаково и, что самое обидное, изнашиваются тоже одинаково. Но сейчас рынок, естественно, встал, ведь 80 процентов жителей просто сидят по домам, – рассказывает управляющий екатеринбургской компанией Iceberg Евгений Сумароков.

Пока участникам рынка удаётся поддерживать свой бизнес на плаву за счёт бесконтактного общения с клиентами и маркетинговых ходов. В федеральной компании Sole Fresh, занимающейся реставрацией кроссовок, заказы получают за счёт курьерской доставки, которую сделали бесплатной.

«Среди заказов по люксовым изделиям мы спада не наблюдаем. Это больше временная статика. Совсем глухих месяцев лично у нас не бывает. Даже в «тухлые» дни мы стимулируем клиентов спецпредложениями. Например, мы были первыми, кто рискнул ввести недешёвые абонементы на свои услуги, и это зашло».

Амира Исмагилова | основатель мастерской SEPIA. Амира Исмагилова
основатель мастерской SEPIA.

Рост не за горами

Услуги реставрации имеют огромный рынок, так как в среднем в одном российском домохозяйстве имеется порядка 10 изделий из кожи – от обуви и курток до различных сумок и рюкзаков, которые могут быть восстановлены. На повышение спроса намекают данные о спаде в продажах обуви, аксессуаров и одежды в России – минус 3–4 процента за 2019 год. То, что раньше выбрасывали, теперь будут ремонтировать, уверены участники рынка.

По данным Yandex Wordstat, за два года частота поисковых запросов «ремонт одежды» и «ремонт обуви» выросла на 30 и 15 процентов соответственно.

– В связи с кризисом люди затянут ремни ещё потуже. И то, что раньше за 500 евро закидывалось за шкаф, теперь будут носить дольше. И до кризиса в наш сервис обращались очень состоятельные люди, экономя миллионы. Это здравая семейная политика. Если каждая вещь взрослого члена семьи стоит не меньше 1 тыс. Евро, посчитайте сами, в какую сумму выливается экономия за год, – поясняет Амира Исмагилова.

Объективно рост спроса на услуги по ремонту и реставрации одежды и обуви виден и по поисковым запросам. Так, по данным Yandex Wordstat, за два года частота поисковых запросов «ремонт одежды» и «ремонт обуви» выросла на 30 и 15 процентов соответственно (до 150 тыс. и 100 тыс. запросов). При этом повысилось количество запросов и по ремонту брендовых вещей. Так, сервисы по ремонту изделий Louis Vuitton в среднем ищут порядка 90 раз в неделю, тогда как год назад количество подобных запросов находилось на уровне 50. Услуги по реставрации Christian Louboutin ищут порядка 60 раз, тогда как ранее количество запросов не превышало 15–20. А вот ремонт Prada и вовсе оказался востребован только в 2020 году – в марте эту услугу искали 12 раз.