Примирить непримиримых

Примирить непримиримых

Война 14 октября Ростислав Журавлёв

Перемирие в Нагорном Карабахе продлилось меньше, чем шёл сам переговорный процесс в Москве по его достижению, и, похоже, война затягивается надолго. Корреспонденты «Октагона» провели несколько дней в воющем Арцахе и своими глазами увидели войну пятого поколения: задействование прокси (ведение войны чужими руками), массовое применение всех видов БПЛА, а также систем РЭБ и элементов информационной борьбы.

Армения находится в недружественном окружении, а по сути в исламском котле. Именно поэтому в Арцахе все последние годы выстраивалась глубоко эшелонированная оборона по советскому образцу – это единственный компромиссный вариант в условиях слабой экономики и военно-технического отставания. Азербайджан же стремился взять реванш и привлекал все доступные ему ресурсы – политические, технические и военные.

Прокси

Наличие радикальных исламистов на карабахской войне – уже секрет Полишинеля. В целом использование прокси – это тоже своего рода ноу-хау последних локальных войн.

О наличии протурецких боевиков в регионе говорят многочисленные видеодоказательства с привязкой к местности, а факт их переброски из Сирии уже открыто подтвердила Европа в лице президента Франции Эммануэля Макрона, не считая доклада главы СВР Сергея Нарышкина.

По словам осведомлённого собеседника «Октагона», сотрудника одного из спецподразделений, которому хорошо «знакомы» сирийские боевики, для азербайджанцев использование прокси – это в первую очередь минимизация внутренних репутационных издержек в виде сохранения жизней собственных солдат, которые не обладают должным боевым опытом в отличие от матёрых иностранных боевиков из террористических группировок. Во-вторых, возможность использовать джихадистов на наиболее сложных участках фронта.

«Регулярная армия вымирает в современном мире. Прокси более жестокие, а главное, они неместные, поэтому государство не несёт за них прямой ответственности. Плюс наёмники готовы с лёгкостью вырезать местное население. Задача Азербайджана заключается в последующей зачистке территории после её занятия, а грязную работу кто-то должен будет сделать».

Для Закавказья это очень опасный прецедент. В первую очередь потому, что опытные джихадисты и эмиссары-проповедники, воюющие бок о бок с азербайджанскими войсками, могут посеять зёрна радикальных идей ислама среди солдат и местного населения и тем самым создать новый горячий очаг терроризма.

Во-вторых, не секрет, что азербайджанская пехота по своим боевым качествам проигрывает армянам наголову, последние к тому же более мотивированы. Об этом говорят неудачи Азербайджана на северном направлении, где наличие особой горной местности предполагает контактные стрелковые бои.

Иран-наблюдатель

Переброска Турцией в этот регион международных террористов всерьёз обеспокоила соседний Иран, который пока не вмешивается в конфликт и старается соблюдать нейтралитет, наблюдая за ситуацией.

Специально для «Октагона» иранский журналист-международник Хаял Муаззин поговорил с одним из командиров Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Рагимом Нойе Егдамом, который в качестве добровольца принимал участие в первой карабахской войне на стороне Азербайджана, за что получил из рук Гейдара Алиева наградной меч.

Командир Корпуса стражей исламской революции Рагим Нойе Егдам принимал участие в первой карабахской войне на стороне Азербайджана, за что получил из рук Гейдара Алиева наградной меч.Командир Корпуса стражей исламской революции Рагим Нойе Егдам принимал участие в первой карабахской войне на стороне Азербайджана, за что получил из рук Гейдара Алиева наградной меч.Фото предоставлено Хаялом Муаззином

По его словам, появление террористов из Сирии несёт прямую опасность для Ирана.

– Иран – большая держава в регионе, и иностранные силы всегда желали обессилить нашу мощь. Иран – это та страна, которая вовремя начала бороться в Сирии против сил ваххабитских террористов и тем самым обеспечила защиту своей страны. И если кто-то надумает воспользоваться этими силами, Иран будет первой страной, которая пойдёт против и уничтожит их на месте, – заявляет собеседник.

«У нас есть информация, что враги человечества ИГИЛ (Организация является террористической и по решению суда запрещена на территории РФ. – τ.) находятся на Кавказе».

– Некоторые страны желают воспользоваться этой силой и открыть новый фронт против Ирана, но пусть знают, мы не допустим реализации этих замыслов.

Кроме этого в КСИР опровергли информацию о поставках оружия Армении из Ирана.

– Прозападные СМИ распространяют фейковую информацию о том, что Иран помогает Армении военной техникой. Но это запланированный план для разрушения отношений двух государств, который несёт в себе цель оставить Иран в одиночестве и разрушить исламское единство для дальнейшего нападения на нас, – констатирует Рагим Нойе Егдам. – Хочу добавить: если Иран упадёт, то следующей страной будет Турция. И это будет означать победу либерализма. Надеюсь, что этого не будет допущено.

Война фейков, гаджетов и телевизоров

Ещё одним важным и ключевым фактором в нагорно-карабахской войне стала информационная составляющая. Одним из ярких эпизодов является развенчание сообщений о взятии Гадрута на юге азербайджанскими войсками, когда Ильхам Алиев поспешил заявить об успехе.

Ситуацию переломили российские военкоры в лице Семёна Пегова из проекта WarGonzo. О том, как это происходило, рассказал «Октагону» российский стрингер Сергей Конкин, который также стал свидетелем «занятого» Гадрута:

– Мы специально поехали в Гадрут опровергать слова Алиева и сделали кадры узнаваемых мест. Кстати, там ещё шли бои с их спецназом, который пытался прорваться в город. Кто это был, достоверной информации нет, но точно не азербайджанская армия. Мы сделали запись и уехали, подтвердив, что город не был взят.

Фотогалерея
0

Зачистка города Гадрута спецназом Арцаха от азербайджанских лазутчиков. На южном направлении в результате прорыва армянских позиций в жилые массивы города вошла пехота неприятеля, однако не смогла закрепиться и быстрым контрударом была отброшена назад и рассеяна по окрестностям. Ильхам Алиев поспешил заявить о взятии населённого пункта, однако этими кадрами российские военкоры опровергли заявления главы Азербайджана.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

По его словам, самые ожесточённые бои сейчас идут именно в этом районе, а никакого перемирия, по сути, нет.

– Жители, конечно, покидают города, в том числе и Степанакерт, который также бомбят, в том числе и кассетными боеприпасами. Но в целом гуманитарной катастрофы и паники не наблюдается, – добавил он с мест событий.

В итоге на Семёна Пегова в Азербайджане было заведено несколько уголовных дел, в том числе и за «незаконное» пересечение государственной границы. Однако остался вопрос избирательности: будут ли аналогичные дела возбуждены и против зарубежной прессы, которая также работает в Арцахе.

Что касается работы представителей СМИ с армянской стороны, то их начали запускать по аккредитации с первых часов начала войны. При этом на противоположную сторону журналистов начали пускать только сейчас, и то в ограниченном составе. В этом отношении МИД Армении сработал грамотнее.

Журналисты «Октагона» Ростислав Журавлёв и Тимофей Ермаков провели в Нагорном Карабахе несколько дней. ©octagon.media, 2020

Если в Арцахе репортёры чувствуют себя более-менее свободно (есть небольшие ограничения по съёмкам с передовой и запрет на фотографирование военных объектов), то в отношении Баку уже пошли жалобы.

Журналисты французского телеканала France 24 в прямом эфире пожаловались, что азербайджанское правительство контролирует передвижение СМИ: «С нами постоянно “нянька”. Мы всё время стараемся понять, насколько правдива та картинка, которую нам преподносят».

В целом у российских журналистов, которые работают в Арцахе, сложилось мнение, что на них объявлена охота. Неоднократно было замечено, что в местах появления прессы сразу наносились удары, в том числе те, под которые попадали и корреспонденты «Октагона».

Вопиющий инцидент произошёл с российским военным обозревателем Юрием Котенком во время фиксации попадания ракеты в собор Святого Христа Всеспасителя в городе Шуши. Журналист был тяжело ранен при ударе повторным снарядом, который попал в то же самое место, что и первый, – невероятная точность.

Фотогалерея
0

Собор Святого Христа Всеспасителя в городе Шуши после попадания азербайджанской ракеты. Через несколько часов после этих кадров сквозь этот же пролом в куполе прицельно залетит ещё один снаряд и тяжело ранит российского журналиста Юрия Котенка. Судя по беспрецедентной точности, использовались корректируемые ракеты западного производства.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Фото: Сергей Конкин/Octagon.Media

.

Котенок, который сейчас находится в госпитале в Ереване, уверен, что били прицельно по журналистам.

«Думаю, они специально ждут, пока скапливается народ в храме, и бьют. Я такой жестокости даже в Чечне не встречал… Это говорит о том, что оператор наводит специально на ту же самую цель. Поразительно. Так что всем репортёрам, кто остаётся там работать, – аккуратнее. Просчитывайте всё. И минимизировать надо гаджеты при себе. Технологии дошли до такого уровня, что бить могут персонально», – заявил он в интервью своему коллеге из КП Александру Коцу.

Война роботов

В этой войне впервые в полном объёме были применены самые современные военные системы и тактические приёмы. Аналитикам ещё предстоит сделать выводы, но пока можно констатировать, что использование боевых роботов во время вооружённых конфликтов теперь станет обыденностью.

Это отмечает и военный эксперт Борис Рожин, делая в своей статье глобальный вывод о том, что ударные БПЛА окончательно стали важным компонентом военной машины для любой современной страны.

«Они больше не являются “желательным инструментом”, это абсолютно необходимый элемент вооружения, присутствие которого даёт противнику заведомое преимущество, которое сказывается как на тактическом, так и на оперативном уровнях. И это касается не только разведывательных, но и ударных беспилотников, а также моделей “камикадзе”».

Борис Рожин | военный эксперт Борис Рожин
военный эксперт

Имеются в виду турецкие БПЛА Bayraktar, которые армия Турции считает своей гордостью.

Остаётся констатировать и признать, что Арцах оказался не в полной мере готов противостоять беспилотникам противника. Сказывается нехватка современных систем РЭБ, а также систем ПВО. На вооружении республики находятся ещё советские ЗРК «Оса», которые временами проявляли себя неплохо, но всё-таки это уже не оружие для войны XXI века, и, как выяснилось, они не способны отражать налёты стай БПЛА.

Вместо вывода

Сложно прогнозировать, чем закончится это противостояние, ситуация меняется каждый день. Противники намертво стоят на своём, и компромисса, кажется, нет, тем более что на ведение войны уже потрачены громадные ресурсы с обеих сторон.

– Нужно понимать, что боевые действия ведутся не на территории Нагорно-Карабахской Республики, а в зоне так называемой подушки безопасности, которую Армения оставила себе после войны в 1990-е годы, – заявил «Октагону» военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Г. В. Плеханова Александр Перенджиев. – В азербайджанском обществе за последние годы вообще сформировался жёсткий запрос на силовое решение вопроса о занятых Арменией территориях, поскольку сложилось устойчивое мнение, что все переговоры с другой стороной бесполезны.

Однако эта война – вызов и для России. Можно сколько угодно делать вид, что это «чужая», «не наша» война, однако так или иначе нас в неё втянут.

Впрочем, косвенно российские ВКС уже в ней участвуют, бомбя в Сирии лагеря и базы по подготовке боевиков для отправки в Карабах.

– У восточных людей очень важна мысль, что Эрдоган должен быть лучше Путина: если он взял Крым, почему мы не можем взять своё? Я говорил со своим командиром в Сирии, там прямо думают, что нам устроили ловушку и втягивают в открытую войну с Турцией. Но там, в «песках», воевать с ними нам, по сути, нечем, оттуда нас просто физически не выпустят в случае конфликта, – делает неутешительные выводы наш осведомлённый собеседник.