Нагорный Карабах: бой местного значения в войне за передел мира

Нагорный Карабах: бой местного значения в войне за передел мира

Политика 14 октября Вера Зелендинова

Идущая уже две недели война за Нагорный Карабах является продолжением конфликта, начавшегося в далёком 1988 году, и одновременно – одним из фронтов большой войны за передел мира. Главные участники противостояния – Армения и Азербайджан – теряют субъектность и превращаются в объекты, которыми манипулируют более сильные игроки, пришедшие в регион.

Кавказский и Каспийский регионы – точка пересечения двух транспортных коридоров. Первый – это китайский проект «Восток – Запад», или «Великий шёлковый путь», частью которого являются перевалочные хабы в Грузии и Азербайджане.

Второй маршрут «Север – Юг» связывает индийский Мумбаи с российским Санкт-Петербургом. В нём партнёр Индии и России – Иран, который вложил много финансовых средств и организационных усилий в строительство на территории Азербайджана железнодорожных переходов, соединяющих иранскую и российскую железнодорожные сети.

Эти регионы – объекты пристального интереса со стороны Турции, президент которой Реджеп Эрдоган одержим идеей реанимации Османской империи.

Султанские амбиции завоевателя не дают покоя воинственному Эрдогану.Султанские амбиции завоевателя не дают покоя воинственному Эрдогану.Фото: Mustafa kaya/imago images/Xinhua/TASS

США и Великобритания рассматривают Кавказ как плацдарм для атаки или давления на Россию и Иран. С другой стороны, контролирующие маршруты морской торговли англосаксы не заинтересованы в конкурентах в виде сухопутных коридоров и потому были бы не прочь устроить на Кавказе несовместимый с нормальной работой хаос и под шумок захватить командные высоты для локализации в регионе своих военных баз.

Решение задачи переформатирования и хаотизации Кавказа можно возложить на Турцию, которая прекрасно справится с ней, особенно если курировать этот проект будут её старые британские партнёры.

Азербайджан превращается в протекторат Турции

Президент Азербайджана Ильхам Алиев неоднократно предупреждал, что если проблема Нагорного Карабаха не будет решена в ходе переговоров, Азербайджан будет вынужден решить её путём применения силы. Ресурсы для этого у Баку есть: военный бюджет Азербайджана превышает военные расходы Армении в шесть-семь раз. Армия оснащена современными видами вооружения, закупаемого у Турции, Израиля, России и других стран. Пару лет назад Алиев заявил о намерении нарастить поставки именно турецкого вооружения, обозначив ориентацию Азербайджана на Турцию.

Судя по сообщениям разных источников, подготовка к окончательному решению карабахского вопроса началась не позднее середины лета. Существенное значение в проведении этой операции имела турецкая сторона, которая согласовывала свои действия с британскими партнёрами. Ключевую роль в этой интриге сыграл Ричард Мур – новый директор MI-6, бывший посол Великобритании в Турции (2014–2017) и давний конфидент Эрдогана.

Конфликт в Нагорном Карабахе реанимирован не без интриг MI-6 в лице директора Ричарда Мура.Конфликт в Нагорном Карабахе реанимирован не без интриг MI-6 в лице директора Ричарда Мура.Фото: Rasit Aydogan/Anadolu Agency/Getty Images

Отмашку на активные действия ещё в середине лета дали из Лондона. Выступая в Баку, бывший глава Минобороны Великобритании Лиам Фокс указал на стремление азербайджанского общества «вернуть отторгнутые территории» и призвал азербайджанские власти действовать более решительно и «брать пример с Саакашвили», что, учитывая опыт 2008 года, прозвучало достаточно двусмысленно.

После прошедших в июле азербайджано-турецких военных учений на территории Азербайджана осталась часть подразделений турецких войск и военная техника, в том числе беспилотники и самолёты F-16. Одновременно началось фактическое переподчинение азербайджанской армии турецкому командованию, что вызвало недовольство части азербайджанских военных и даже спровоцировало скандал, по результатам которого начальник азербайджанского Генштаба генерал-полковник Наджмеддин Садыков лишился должности и был обвинён в работе на российские спецслужбы.

В конце августа в Баку прошли митинги, участники которых требовали «разместить на территории Азербайджана турецкую военную базу» и призывали Турцию «спасти Азербайджан от армян и русских».

На этом фоне появились первые сообщения о вербовке на севере Сирии боевиков для отправки в зону нагорно-карабахского конфликта. После начала военных действий эта информация получила подтверждение из многих источников: президента Франции Эммануэля Макрона, анонимных представителей Пентагона, сирийской разведки, директора Службы внешней разведки Сергея Нарышкина, а также британской Guardian, немецкой NZZ («Новая цюрихская газета») и других изданий.

Картину дополняет череда воинственных заявлений Эрдогана, не оставляющих сомнений в том, что это не Азербайджан, а возглавляемая им Турция воюет в Нагорном Карабахе, руководя азербайджанскими военными и бандами боевиков, привезённых из Сирии.

Англосаксам не жалко ни Эрдогана, ни Алиева

Зачем всё это делает Эрдоган – понятно. Турецкая экспансия на Кавказ прекрасно согласуется с его идеей восстановления Османской империи. С Кавказа открывается дорога на Каспий, Поволжье и в государства Центральной Азии. Понятно, зачем эту затею санкционируют англосаксы. Она полностью вписывается в их стратегию «сдерживания России». Действия Эрдогана дестабилизируют Кавказ, вынудят Москву сделать трудный выбор между Баку и Ереваном, дискредитируют её в глазах соседних государств, а если повезёт – взорвут Прикаспийский регион и Поволжье.

Альтернативный вариант – прямое столкновение Эрдогана с Путиным – тоже неплох. Любой из просчитываемых сценариев имеет свои плюсы: наиболее предпочтительный – ослабление Путина; а если, бодаясь с Россией, проиграет Эрдоган – тоже хорошо. Его не жалко, он уже изрядно надоел своими выходками и экспансией в Ливии и на Кипре.

Столкновение Эрдогана и Путина хорошо тем, что если оно «выгорит», то это ослабит Россию, а если нет – тоже ничего страшного. Во втором случае всё можно списать на горячий нрав турка.Столкновение Эрдогана и Путина хорошо тем, что если оно «выгорит», то это ослабит Россию, а если нет – тоже ничего страшного. Во втором случае всё можно списать на горячий нрав турка.Фото: Lefteris Pitarakis/AP/TASS

Но зачем эта авантюра с турецким присутствием и боевиками на своей территории Алиеву – понять невозможно. Его слишком тесный союз с Эрдоганом ведёт к перенесению на главу Азербайджана претензий, которые имеют к Эрдогану западные лидеры, и тем самым будет блокировать для Алиева возможность нормального общения с ними в качестве лидера небольшого, но суверенного государства.

Первые результаты уже налицо: очередное обострение армяно-азербайджанского конфликта квалифицируется сегодня как террористическая атака против Нагорного Карабаха, инициированная Азербайджаном и организованная Турцией.

Такая трактовка развязывает руки России, ВКС которой уже нанесли удары по лагерям подготовки боевиков для Карабаха в Сирии и вполне могут сделать то же самое на территории Азербайджана. Доходить до таких крайностей Москва не хочет и потому продолжает настаивать на немедленном прекращении огня и начале переговоров.

«Европейский выбор» в обмен на сдачу Карабаха

Западные кураторы Армении не рассматривают её в качестве самостоятельного субъекта. Ей отводится роль жертвы, которая должна отказаться от поддержки Карабаха и получить за своё предательство приз в виде долгожданного «вхождения в Европу». Именно на этих настроениях армянского общества с начала нулевых играют эмиссары Запада. Особенно усердствовала в этом Грузия времён Саакашвили.

Не осознаваемая Западом глубинная извращённость этой схемы состоит в том, что национальная идея, ставшая причиной начавшегося в 1988 году многолетнего процесса армяно-азербайджанского противостояния, предъявляется Армении в качестве цены, которую она должна заплатить за свой «европейский выбор». Решиться на такой шаг никто из вменяемых политиков не может. Особенно после того, как занявший соглашательскую позицию президент Левон Тер-Петросян был вынужден уйти в отставку (февраль 1998), а разделявший его взгляды спикер Карен Демирчан был застрелен прямо во время заседания парламента (октябрь 1999).

Что бы ни говорили граждане Армении на своих кухнях, в течение следующих 20 лет поддержка независимости Нагорного Карабаха была основой консолидации расколотого по всем остальным вопросам армянского общества.

Тогда под проект «разворота на Запад» к власти – через технологии уличных выступлений – был приведён Никол Пашинян, которого в отличие от воевавших в Карабахе бывших президентов Армении ничто не связывает с автономией.

Поводом для принятия судьбоносного решения – отказа от поддержки Карабаха и разрыва с Россией, которая «не помогла» и «не спасла», – должно было стать обострение конфликта.

Пашинян тоже стал пешкой в игре Запада против России, которой, если что-то пойдет не так, тоже можно легко пожертвовать.Пашинян тоже стал пешкой в игре Запада против России, которой, если что-то пойдет не так, тоже можно легко пожертвовать.Фото: Olivier Matthys/AP/TASS

Но с самого начала военных действий всё пошло не так. Очевидное участие Турции всколыхнуло воспоминания о геноциде и спровоцировало массовую мобилизацию. Карабахская партия перехватила инициативу. Невнятная позиция Пашиняна вызвала раздражение, начались разговоры о том, что премьер не способен руководить страной в столь серьёзный момент.

В результате нынешнее обострение ситуации вокруг Нагорного Карабаха может стать для Армении моментом истины, и она наконец сделает выбор между пользой реального союза с Россией и удовольствиями, которые сулит разворот на Запад.