Амазонки и волонтёры Арцаха

Амазонки и волонтёры Арцаха

Война 08 октября Ростислав Журавлёв

Ереван по контрасту с разбомблённым Степанакертом, откуда мы уехали несколько дней назад, показался раем на земле: по улицам ходят девушки, звучит музыка, много машин. Но атмосфера всё равно военная. На всех без исключения экранах города вместо рекламы крутят патриотические ролики: мужественные бойцы с карими глазами сжимают в руках автоматы, а артиллеристы ведут огонь… известно по кому.

Здесь на каждом здании, кафе, где на редкость малолюдно и тихо, в знак солидарности развешаны флаги Арцаха. Жители разговаривают сдержанно, редко улыбаются. Родственники – дети, племянники – многих из них сейчас на фронте.

Говорят, даже свадьбы стараются не праздновать в ресторанах, чтобы не веселиться на людях.

Особенно поразил цветочный магазин за углом нашей гостиницы: с подарочными букетами, шарами и игрушечными медведями соседствуют огромные траурные венки с лентами цветов армянского флага.Особенно поразил цветочный магазин за углом нашей гостиницы: с подарочными букетами, шарами и игрушечными медведями соседствуют огромные траурные венки с лентами цветов армянского флага.

Пункты сбора помощи для Арцаха стихийно разбросаны островками по всему Еревану. Группы студентов выставляют картонные коробки рядом с магазинами или перекрёстками, разворачивают национальный флаг и дежурят весь день. В основном нужны еда, тёплые вещи, много воды. На лицах решительность и военный задор, ни тени уныния. Молодые ребята и девушки, многим нет и двадцати, обнявшись, поют знаменитую военную колыбельную. Сто лет назад её пели армянские мамы своим детям во времена геноцида, устроенного турками.

Пункты сбора помощи для Арцаха разбросаны по всему Еревану. Кого не берут на фронт, помогают чем могут.Пункты сбора помощи для Арцаха разбросаны по всему Еревану. Кого не берут на фронт, помогают чем могут.

– Я специально приехал сюда из России сразу, как началась война. Я нужен здесь. Меня не взяли на фронт по состоянию здоровья, но я всё равно помогаю чем могу, – говорит нам студент Арам, ловко сортируя подписанные коробки для продовольствия.

Точно такие же коробки, но уже полные, мы встречали ранее на позициях армии.Точно такие же коробки, но уже полные, мы встречали ранее на позициях армии.

– Столько нам всего привезли, ни в чём теперь не нуждаемся, – признавались солдаты и даже пытались угостить нас консервами. Тушёнку брать не стали, а вот от кофе, который нам сварили на огне в турке тут же, у блиндажа, не отказались.

Армянские амазонки

В армию и на фронт рвутся не только мужчины, но и женщины. Нам удалось встретиться и поговорить с членом Международной полицейской ассоциации, подполковником МВД в отставке Марине Арумян, которая организовала набор в специальный женский батальон.

За первые дни войны более пятисот армянок записались добровольцами в зону конфликта в Нагорном Карабахе в пункте сбора, который находится на территории штаба ОМОНа в Ереване. При этом многим пришлось отказать: либо слишком юные, либо, наоборот, уже пожилые – предельный порог установлен в 55 лет.

©octagon.media, 2020

– Мы ждём приказа министерства обороны. Мне так кажется, что отправят в основном в тыл, пока нет необходимости в женщинах на передовой, – сообщила Арумян.

Впрочем, десять девушек приказа ждать не стали и уехали воевать своим ходом. Их имена не называют в целях безопасности, среди них много известных армянок, в том числе прибывших из-за рубежа.

Ашхен, студентка шестого курса Ереванского государственного медицинского университета, одна из первых записалась в добровольцы, как только узнала о наборе:

– Мы с подругой пришли в первое утро, в 8 часов. Перед нами уже была очередь. Одной бабушке пришлось дать успокоительное – она очень расстроилась, что её не взяли. Нас записали, и на следующий день мы прошли очень сжатый курс: нам показали, как оказывать помощь раненым, как правильно накладывать швы, чтобы мы могли владеть инструментами. Поэтому, если разрешат, мы поедем сразу, однозначно.

Пока что девушки находятся дома «на чемоданах».Пока что девушки находятся дома «на чемоданах».

Но на углублённую подготовку нет времени – как и на любой войне, в первую очередь нужны специалисты: медсёстры, повара, врачи, водители. Школа подготовки армянских женщин в военных условиях откроется только после окончания боевых действий.

Нехватки добровольцев нет. Призывные пункты переполнены желающими взять в руки оружие. Многим отказывают.Нехватки добровольцев нет. Призывные пункты переполнены желающими взять в руки оружие. Многим отказывают.

На наших глазах у проходной военкомата отказали пожилому мужчине. Старик с густой седой щетиной и пока ещё чёрными бровями не скрывал слёз и долго стоял под дождём рядом с собранной на войну сумкой.

– У меня сын там воюет, как же мне нельзя защитить свой народ? – с нескрываемой болью сокрушался он.

А тем временем к военкомату люди нескончаемым потоком несли военную форуму. Это отклик на призыв властей о сдаче всего военного имущества, которое имеется на руках у гражданского населения.

– Армения не самая богатая страна, поэтому даже форма нужна, – объясняют нам местные военные. – А оружие… Россия даст.

Запад или Восток?

Никола (Пашинян, премьер-министр Армении. – τ.) надо отправить домой, это его политика привела к этой войне, – ругаются наши новые знакомые в Ереване, но просят не называть их имён. – Но война идёт, сейчас не время его обсуждать.

В Армении очень переживают из-за многовекторной политики нового руководства страны. Но отправка в армию Ашота Пашиняна, сына премьер-министра, пока успокоила всех. Впрочем, несколько раз мы слышали от разных людей слова недовольства кадровой политикой: «Ни одного прорусского нет чиновника, все молодые ребята, которые учились на Западе».

Спрашиваешь на камеру – недовольные речи сменяются патриотическими лозунгами и выражением поддержки премьера. В целом позиция такая: идёт война, и критиковать вслух лидера нельзя: «Вот закончится, тогда поговорим».

А ещё много раз мы слышали слово «Сорос». Прозападные фонды тут не дремлют.А ещё много раз мы слышали слово «Сорос». Прозападные фонды тут не дремлют.

– Я сам гражданин России, у меня двойное гражданство, и очень переживаю, хочу как было в былые советские времена... Россия опаздывает. Если всё разрастётся, будет хуже, чем на Украине и даже в Сирии, – замечает представитель одной пророссийской армянской организации, пожелавший сохранить инкогнито. – Здесь лоб в лоб русских с турками столкнут.

Но все понимают: если хоть одна бомба упадёт на Ереван, Россия должна будет ввести войска для усиления 102-й базы в Гюмри.

Руководитель Дома российско-армянской дружбы Тигран Петросян пояснил, что «без России Армении не жить, но, конечно, есть страны, которые делают всё, чтобы вбить клин в эти отношения. Но тут все всё понимают».

– Я сторонник сильной, целостной и непобедимой России, несмотря на то, что одну войну с турками из четырнадцати мы проиграли, – под словом «мы» он имеет в виду Россию. – Хотим мы этого или нет, напряжение будет нарастать, но мы победим в конечном счёте.

Для местных враг номер один – Турция.Для местных враг номер один – Турция.

Старейшина Еревана, руководитель фракции «Процветающая Армения» Микаэл Манрикян настроен более решительно.

– Если мир борется против терроризма, то весь мир должен сказать веское слово, и в первую очередь Россия. Если Нарышкин заявил, что есть данные о переброске террористов в зону карабахского конфликта, значит, у него есть основания для таких заявлений. Кто их сюда привёз? Азербайджан и Турция. А значит, они террористические республики. Моё мнение, что с террористами бессмысленно о чём-либо договариваться, их нужно только «мочить», извиняюсь за выражение! – восклицает он.

P. S. Мы идём по городу, и нас узнают. Видео «Октагона» разошлись в эти дни по всей Армении. Нас пытаются угостить, напоить, подвезти. Люди, окружая нас на улице, жадно ловят наши слова, хотят новостей, благодарят за освещение ситуации, ждут Россию тут.

– Не уезжайте, – говорят нам. – Оставайтесь, нам с вами безопасно.

– В Арцахе остались наши боевые товарищи – журналисты, – успокаиваем.

Нам наливают и обнимают: «Спасибо, мужики!»

Ереван