Правительство чрезвычайного доверия

Правительство чрезвычайного доверия

Политика 24 апреля Вера Зелендинова

Правительство Михаила Мишустина создавалось для привнесения системных методов в функционирование исполнительной вертикали, ликвидации бюрократических пробок, повышения работоспособности и манёвренности всех подразделений правительства, решения задач по исполнению нацпроектов. Форс-мажор, связанный с коронавирусом, дал правительству уникальный шанс войти в историю. Вопрос только – с чем.

Через полтора месяца сценарий плавного вхождения премьера Михаила Мишустина в повестку был сломан эпидемией коронавируса. На первое место вышли совсем другие задачи, и, надо признать, правительство сумело моментально перестроить свою работу для одновременного решения вопросов самого разного уровня – от текущих до стратегических.

Первый уровень задач напрямую связан с медициной: мобилизация всей сферы здравоохранения, обеспечение всем необходимым больниц, поддержка медиков, наращивание производства аппаратуры и материалов, наведение порядка в распределении тест-систем для диагностики коронавируса и прочее.

Второй уровень – исполнение поручений президента по поддержке граждан и бизнеса. Эти задания уже на следующий день после опубликования поручений оформляются в виде детально проработанных планов, а в случае необходимости – и в виде законодательных инициатив, которые в тот же день поступают в Госдуму. Меры поэтапно корректируются с той же оперативностью.

Все меры поддержки – медицины, граждан, бизнеса, отраслей экономики, снижения ипотечных кредитов – огромные расходы, которые не были заложены в бюджете.

Третий уровень – решение сопутствующих проблем с прицелом на будущее. Например, поддержка региональных операторов по обращению с твёрдыми коммунальными отходами имеет две стороны: текущую, связанную с ростом бытовых отходов в период самоизоляции граждан, и среднесрочную – развитие отрасли, недопущение разрастания свалок.

Четвёртый уровень – среднесрочное планирование, связанное с преодолением стагнации в экономике, парализованной мерами по самоизоляции граждан, остановкой производств, закрытием границ и разрывом производственных цепочек. Это планирование носит комплексный характер. Например, финансовую поддержку критически важных отраслей начали со строительной, которая должна вытянуть за собой смежников, одновременно снижение процентов по ипотеке нацелено на обеспечение платёжеспособного спроса.

Финподдержку критически важных отраслей начали со строительной.Финподдержку критически важных отраслей начали со строительной.Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

Ещё один уровень задач – стратегическое планирование. Президент Путин поручил правительству утвердить программу развития атомной науки и технологий. Срок – три месяца, но, скорее всего, справятся раньше, так как понятно, откуда брать наработки.

В таком ритме и с такой бешеной нагрузкой правительство страны работало разве что в период Гражданской войны, когда на фоне боёв на юге России и в Сибири на освобождённой территории восстанавливались фабрики и заводы, открывались школы и медпункты, налаживалась почтовая связь и шла работа над планом ГОЭЛРО, или в годы Великой Отечественной войны, когда нужно было делать всё сразу и одновременно.

Деньги любят счёт

В стране есть Фонд национального благосостояния, и правительство уже запланировало потратить из него 2 трлн рублей на поддержку экономики, но этого может оказаться недостаточно. Президент уже предложил частично перераспределить средства, предусмотренные для реализации нацпроектов «Безопасные качественные дороги» и «Расселение аварийного жилья».

Путин предложил перераспределить средства, которые должны были пойти на реализацию некоторых нацпроектов, одним из них стал проект «Безопасные качественные дороги».Путин предложил перераспределить средства, которые должны были пойти на реализацию некоторых нацпроектов, одним из них стал проект «Безопасные качественные дороги».Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Все эти перемещения значительных денежных средств требуют тщательных просчётов, и это тоже работа правительства. То же самое относится и к подготовке конкретных предложений президента. Например, заявление Путина об увеличении аванса по контрактам в инфраструктурном строительстве с 30 до 50 процентов должно было опираться на серьёзные расчёты, выполненные в кабинете министров.

При огромном разнообразии задач финансовое обеспечение их решения практически невозможно без серьёзного анализа.

Движение по минному полю

Нельзя сказать, что всё идёт гладко. Несмотря на мобилизационный режим, в работе правительства случаются сбои.

Министерство экономического развития сталкивается с откровенным саботажем банков, которые должны предоставлять кредиты на выплату зарплаты предприятиям наиболее пострадавших отраслей. В список приоритетных системообразующих предприятий, претендующих на государственную поддержку, каким-то непонятным образом попадает букмекерская контора.

Подобные эксцессы приходится разруливать в ручном режиме. Требовать от профильного министерства более жёсткой разъяснительной работы с кредитными организациями, изменять подход к определению приоритетных предприятий: вместо единого перечня – критерии для составления динамичных отраслевых списков, ответственность за наполнение которых возлагается на отраслевые министерства.

Правительству пришлось столкнуться и с откровенным саботажем банков, которые должны предоставлять кредиты на выплату зарплаты предприятиям самых пострадавших отраслей.Правительству пришлось столкнуться и с откровенным саботажем банков, которые должны предоставлять кредиты на выплату зарплаты предприятиям самых пострадавших отраслей.Фото: Андрей Самсонов/ТАСС

Но такой подход тоже не может уберечь от сбоев и ошибок, а это значит, что аналогичные проблемы будут возникать вновь: банки и бюрократы всех уровней исполнительной власти будут саботировать исполнение решений, чиновники и министры будут лоббировать интересы близких к ним компаний и проталкивать «дикие» предложения вроде заимствования средств, хранящихся на накопительных счетах граждан, или аннулирования лицензий на разработку арктического шельфа, выданных государственным компаниям, и проведения конкурсов с участием иностранных корпораций.

Чтобы переломить эти негативные тенденции и сформировать по-настоящему работоспособную команду, нужно время, но проблема состоит в том, что в нынешней ситуации времени у нового правительства нет, и премьер-министр вынужден отлаживать работу своих подчинённых в режиме тотальной мобилизации.

В тени президента

Михаила Мишустина, на которого свалились все эти проблемы, называют технократом и техническим премьером, указывая на отсутствие у него политических амбиций и даже отмечая, что в контексте борьбы с коронавирусом он явно проигрывает московскому мэру Сергею Собянину.

Эти оценки базируются на привычной для нашей культуры дихотомии: или политический тяжеловес, как Черномырдин, Примаков и Путин, или технический премьер вроде Кириенко или Фрадкова.

Времена меняются, и необходимость отвечать на новые вызовы выводит на политическую сцену новых людей. 

У человека, который с полной самоотдачей занят серьёзной работой – а такой работы у Мишустина хоть отбавляй, – нет времени и нет нужды самоутверждаться каким-то иным образом. Он видит фронт работ, участвует в подготовке решений президента и исполняет его поручения, то есть делает именно то, что и полагается делать главе правительства согласно Конституции.