Опасная архангельская аномалия

Опасная архангельская аномалия

Политика 20 мая Михаил Белый

Предвыборная кампания врио главы Архангельской области Александра Цыбульского напоминает чудеса на виражах. Он пытается резко ворваться в региональную повестку, но каждый его шаг смахивает на опасную авантюру. Провести Цыбульского по острию лезвия поручено группе федеральных технологов. Однако местные элиты, как старые, так и новые, уже готовы консолидироваться, чтобы свалить «варяга».

Одно из наиболее громких пиар-изобретений команды Цыбульского – объединение Архангельской области и Ненецкого автономного округа. 13 мая Цыбульский и врио главы НАО Юрий Бездудный подписали меморандум «О намерении образования нового субъекта РФ путём объединения Архангельской области и Ненецкого автономного округа». В ЦИК России оперативно заявили, что законодательство предусматривает проведение референдума в обоих субъектах, голосование может пройти в сентябре нынешнего года.

2 апреля президент Владимир Путин принял отставку губернатора Архангельской области Игоря Орлова и назначил врио главы региона Цыбульского, который до этого возглавлял НАО. Врио главы НАО был назначен Юрий Бездудный. С этого момента и стартовала операция под прикрытием федеральных технологов.

Операция «Два в одном»

Фактически вся предвыборная кампания Цыбульского будет построена на объединении двух субъектов. Курировать её, по информации инсайдеров «Октагона», Администрация президента поручила соучредителям «Бакстер групп» Олегу Матвейчеву и Дмитрию Гусеву, а также директору Международного института новейших государств Алексею Мартынову.

По одной из версий, технологи эту архисложную операцию попросту не потянут.

По другой – между ними и их куратором в АП Александром Харичевым возникло недопонимание и теперь от успеха операции может зависеть дальнейшая карьера команды – в случае провала их попросту отодвинут от дальнейших контрактов. А вероятность провала, похоже, велика.

Олег Матвейчев в беседе с «Октагоном» категорически опроверг свою причастность к проекту, сообщив, что не имеет к нему «никакого отношения»: «Я не государственный служащий, не великий деятель. Ещё 146 миллионов человек к этому не имеет отношения». Алексей Мартынов также опроверг свою причастность к проекту.

– Никакого отношения к региональным выборам не имею. Что касается этого объединения, то я его поддерживаю, как и любое укрупнение регионов, поскольку это расширяет возможности социально-экономического развития нового региона в интересах всех граждан, – заявил Мартынов.

По его словам, против проекта выступает та часть местной элиты, которая «привыкла паразитировать на противоречиях, тормозящих региональное развитие».

Дмитрий Гусев об объединении НАО и Архангельской области: «Мы получаем самый большой регион в европейской части России, по территории это будет пятый регион в стране».Дмитрий Гусев об объединении НАО и Архангельской области: «Мы получаем самый большой регион в европейской части России, по территории это будет пятый регион в стране».Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Дмитрий Гусев в беседе с «Октагоном» отказался подтвердить или опровергнуть своё участие в проекте, однако признал, что такое объединение крайне необходимо.

– Во времена низких цен на нефть оказалось, что бюджет НАО трещит по швам. Один из выходов – объединение с Архангельской областью. В результате получается синергетический эффект: не два плюс два равно четыре, а два плюс два равно пять. Мы получаем самый большой регион в европейской части России, по территории это будет пятый регион в стране. Мы получаем диверсифицированную экономику, мы получаем большое внимание федерального центра к такому региону, – пояснил Гусев.

– Сейчас объединение Архангельской области и НАО преподносится как главное детище, ключевой предвыборный проект врио. Если его завалят, то Цыбульскому можно будет складывать чемодан и уезжать обратно, – объясняет «Октагону» источник, близкий к властям Архангельской области.

Слияние регионов не станет для Цыбульского лёгкой прогулкой. Хотя бы потому, что, по имеющимся данным, Цыбульского поддерживает «Северсталь», а против него работает «Альфа-Групп» и группа «Илим».

«Илим» является лидером целлюлозно-бумажной промышленности России и одним из ведущих отраслевых игроков в мире. В «Илим» входят три крупнейших целлюлозно-бумажных комбината, два современных гофрозавода и проектный институт «Сибгипробум». Предприятия расположены в Архангельской, Иркутской, Ленинградской и Московской областях.

Важно и другое: по слухам, «Илим», называвшаяся ранее «Илим Палп Энтерпрайз», была якобы аффилирована с Дмитрием Медведевым. Экс-премьер ещё в начале 90-х выступил одним из учредителей фирмы «Финцелл», которая вскоре сама учредила ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз» – одного из гигантов российского лесопромышленного бизнеса.

Инсайдер «Октагона» рассказывает: ФПГ схлестнулись из-за борьбы за лесное хозяйство на юге Архангельской области:

– Не секрет и то, что местные элиты в Архангельской области привыкли жить при слабых губернаторах, фактически они привыкли к вольнице, поэтому там много разных интересов.

Собеседник объясняет: сильный губернатор архангельскому политистеблишменту не нужен.

У элит сегодня существуют опасения, что Цыбульский объединит регионы, после чего уедет – например, на повышение в Москву.

– Он-то уедет, а людям здесь с этим кривым объединением жить, – говорит собеседник «Октагона».

Общий враг

Здешние элиты разнородны: прежние игроки уже возрастные и лишены активности, а новые, молодые не столь влиятельны. С одной стороны, это облегчает задачу объединения и упрочения положения Цыбульского. С другой, утверждают инсайдеры «Октагона», именно сейчас возможны альянсы между молодыми и старыми игроками.

Одним из старых игроков является Владимир Крупчак, экс-депутат Госдумы, бывший председатель совета директоров ОАО «Архангельский ЦБК» и ряда других предприятий. На сегодняшний день он скрывается за границей, однако, по имеющейся информации, продолжает контролировать Архангельский ЦБК через своих топ-менеджеров.

Владимир Крупчак – один из старейших представителей архангельской элиты. Оппозиционеры считают, что Цыбульский плотно связан с этим бизнесменом, на данный момент скрывающимся за границей.Владимир Крупчак – один из старейших представителей архангельской элиты. Оппозиционеры считают, что Цыбульский плотно связан с этим бизнесменом, на данный момент скрывающимся за границей.Фото: Александр Яловой/Коммерсантъ

Комбинат был продан австрийцам, однако на таких условиях, что может быть возвращён Крупчаку. Фактически по условиям сделки австрийцы удовлетворились получением большей части прибыли, а комбинатом по-прежнему руководят люди Крупчака. При этом следует понимать, что комбинат имеет стратегическое значение, и вопрос о нём поднимался на встречах Владимира Путина и федерального канцлера Австрии Себастьяна Курца.

Основного критика Цыбульского – лидера архангельского регионального общественного движения «Мы здесь живём!» Юрия Шевелева – небезосновательно называют человеком, плотно связанным с предпринимателем Владимиром Крупчаком – ключевой фигурой целлюлозо-бумажной промышленности Архангельской области. Хотя сам Шевелев прямую связь отрицает – говорит, что профессиональные отношения с Крупчаком прекратились много лет назад. Судя по всему, Шевелев является представителем интересов системообразующей отрасли региона, руководители которой, по всей видимости, имеют свой взгляд на его развитие.

В этой истории есть и другая интрига: прежний архангельский губернатор Игорь Орлов – из «ростеховской» группы влияния. К какой из групп относится «варяг» Цыбульский, до конца непонятно. Известно лишь, что он прошёл школу губернаторов Сергея Кириенко.

По данным инсайдеров «Октагона», у Ростеха и Росатома в Архангельской области пересекаются интересы по атомному флоту, в том числе по подводным лодкам.

Кроме того, у Росатома в области имеется полигон для испытаний атомного оружия. Наличие широкого спектра интересов автоматически рождает желание получить в регионе и «своего» губернатора.

«Бездарно и топорно»

Объединение Архангельской области и НАО с самого начала натолкнулось на протест. Например, жители Ненецкого автономного округа уже создали в соцсети «ВКонтакте» петицию против влияния. В ней отмечается, что «население потеряет многие меры социальной поддержки, существующие в НАО и отсутствующие в Архангельской области».

«Существенно снизится коэффициент, применяемый при начислении зарплаты и социальных выплат. Значительную часть вопросов придётся решать в Архангельской области, которая связана с НАО только авиасообщением», – пишут жители.

По мнению Юрия Шевелева, объединение в том виде, которое сегодня предлагается, «вызывает однозначное отторжение».

– И по форме – её выдвигают два никем не избранных человека, и по сути – не представлено никаких весомых социально-экономических обоснований. Звучит какая-то чудовищная ерунда: в НАО проблемы с бюджетом, потому что дешёвая нефть, в Архангельской области проблемы с бюджетом, потому что так сложилось. Давайте сложим две эти проблемы вместе и получим решение. Это вообще как? – заявил «Октагону» Шевелев.

«Объясните людям по шагам, доступно: мы объединяемся, делаем то и то, достигаем такого-то эффекта, а потом продолжаем так и так. Но не объясняют, потому что такого понимания нет. Есть лишь пиар – обещания всего и всем ради победы на выборах».

Юрий Шевелев | лидер архангельского движения «Мы здесь живём!» Юрий Шевелев
лидер архангельского движения «Мы здесь живём!»

По его словам, «политтехнологи будут работать так, как сейчас – бездарно и топорно».

– Это полностью дискредитирует власть, причём не только региональную, но и федеральную, потому что временно исполняющие обязанности однозначно воспринимаются людьми как представители центра. Дискредитация приведёт к усилению протестных настроений, потере управляемости и возможности нормального диалога с обществом. Создаётся такое ощущение, что г-н Гусев хочет в Архангельской области повторить свой владивостокский «успех», – отметил Шевелев.

Архангельскую область не зря называют регионом с потерянным управлением, говорит в беседе с «Октагоном» депутат областного собрания Леонид Таскаев.

– За восемь лет руководства Орловым Архангельской областью остатки какой бы то ни было системы управления регионом были разрушены. Это очень хорошо показал формат реакции администрации Орлова на задачи, поставленные президентом (проваленные национальные проекты и мусорная реформа), и техногенные вызовы (ядерная трагедия под Северодвинском). Так называемое телефонное право подменило собой всю работу аппарата управления регионом, – пояснил Таскаев.

По его мнению, оперативно сориентироваться в региональной ситуации у Цыбульского не получилось: «Его действия лично мне больше напоминают шараханья из серии “пожарной команды”, а не системный и основательный подход к решению проблем Архангельской области, которых накопилось немало».

Таскаев подчеркнул: к объединению Архангельской области и НАО положительно может относиться только тот, у кого ни в одном, ни в другом регионе нет каких-либо интересов.

– Создание нового региона означает юридическую ликвидацию тех субъектов, из которых он будет создан, вместе с их органами власти. Готовы ли лоббисты интересов элит и крупных бизнес-игроков Архангельской области к появлению в их «песочнице», где всё давно поделено и существует в хрупком балансе, новых игроков со своими интересами? Не думаю. Более того, наш регион – проблемный и даже в существующих условиях может дать совсем неожиданный результат на ближайших выборах. Очевидно, Архангельским элитам и бизнесу придётся подвинуться. К чему это приведёт в депрессивном регионе, я думаю, объяснять не нужно, – заключил депутат.

Ранее Центр пространственного анализа международных отношений ИМИ МГИМО провёл исследование, посвящённое итогам предыдущих объединений шести автономных округов в России в 2003–2008 годах. Как пояснил «Октагону» директор центра, кандидат политических наук Игорь Окунев, для региона-донора минусы состояли в понижении статуса с регионального на субрегиональный, а также в разрыве прямых связей с Москвой и выводе представительств федеральных органов государственной власти. Регион-донор также получал условный особый статус с часто декоративными органами государственной власти окружного уровня, не обеспеченными независимым финансированием, и ослабление кадрового потенциала.

– К плюсам можно отнести частичную реализацию значимых инфраструктурных проектов, существенное увеличение средств на поддержку национальной культуры и языка и открытие доступа к краевым программам. Как итог случилось ослабление пространственной идентичности, приведшей к разочарованию в реформе даже при некотором повышении качества жизни, – признал эксперт.