Эпидемия в поисках врага

Эпидемия в поисках врага

Политика 04 ноября Дмитрий Севрюков

Выход на плато по ковиду Роспотребнадзор обещает только к концу ноября, а население во многих регионах уже закипает если не протестом, то серьёзным недовольством, замешанным на растущих претензиях к власти. Если весенне-летняя волна пандемии прошла под знаком общей беды и сплочения для отпора коварному ковиду, то по осени граждане уже стали разбираться, что в свалившихся на нас бедах виноват не столько невидимый вирус, сколько система организации здравоохранения и социальной поддержки, уходящая корнями в административно-политическую конструкцию.

Переломить опасную тенденцию, нарастающую в сознании масс, не удаётся ни дополнительными миллиардами на организацию амбулаторного лечения, ни мобилизацией в помощь наиболее неблагополучным регионам сводных бригад военных медиков, ни обещаниями скорой прививки чудодейственной вакцины. Когда сто лет назад бушевала испанка, россиянам хотя бы было не до неё и не до жалоб на обеднение домашних хозяйств, потому что сжималось кольцо фронтов, брат шёл на брата, свистели пули и главной задачей было просто выжить вне зависимости от того, чья сторона возьмёт верх и какие планы предложит победившее правительство.

Нынешний коронавирус в отличие от той испанки оказался куда коварнее хотя бы потому, что обрушился на Россию в относительно мирное время, когда последние скептики уверились, что страна встала с колен и, уж конечно, способна организованно и без потерь для населения преодолеть любые внутренние неурядицы наподобие эпидемии.

В такой чрезвычайной обстановке начальник встаёт плечом к плечу с подчиненным, чиновник – с разнорабочим, олигарх – с бедняком, мусульманин – с православным, буддист – с атеистом. При этом из сплочённых общей целью тесных рядов редко раздаются жалобы на плохое снабжение, отсутствие товаров первой необходимости или на недостаточную заботу государства о людях.

Такая проверенная схема в целом неплохо сработала под знамёнами 75-летия Победы и близящегося голосования по скрепоносным поправкам к Конституции. Но в очередной раз встретившая победный 45-й год страна после всех пережитых испытаний приготовилась жить своими заботами и восстанавливать разрушенное, а вовсе не повторно терпеть лишения, болеть и помирать в условиях, когда, как обещалось, система уже отрегулирована и способна справиться с повторным штормом, не доставляя хлопот гражданам и не перекладывая на их плечи новые тяготы и избыточные трудности. Поэтому коллапс в медицине и сбои в госуправлении в нынешнем октябре были встречены россиянами сначала с удивлением и непониманием, а затем – и с плохо скрываемым гневом.

Проблема явной растерянности администраторов, помноженная на нежелание низов мириться с критическим положением дел, дошла до таких крайностей, что по всей логике должна решаться уже в режиме чрезвычайных формул. Но пойти сейчас на такие радикальные шаги для власти означало бы признаться в ошибочности оценок прежней стратегии и всех летних расчётов. Когда земля начинает дымиться под ногами, а средств тушения не хватает или они не очень совершенны, то в таком внутренне безвыходном положении – или в церковь, или в космос.

Хрущёвскую оттепель в значительной степени согрели запуск первого спутника и полёт Гагарина, которые в глазах восхищённой страны оправдали волюнтаризм власти и затяжку поясов.

Но ничего подобного ни под рукой, ни в ближайших проектах покуда нет, а планы с целями национального развития скромны и вдобавок не очень гражданам понятны. Внешние враги – и те, казалось бы, уже все перебраны и знакомы бдительным россиянам наперечёт, вплоть до половцев с печенегами. Тем более что разнообразных террористов отечественные ВКС уже так давно лупцуют на Ближнем Востоке, а главному геополитическому противнику в лице Соединённых Штатов уже столь наглядно для каждого россиянина показали кузькину мать в виде новой гиперзвуковой ракеты, что такие угрозы извне работать перестали, мобилизационному фактору не способствуют, и внутренние проблемы на них не спишешь.

В такой, казалось бы, совсем разбалансированной ситуации по стечению обстоятельств и благодаря креативному подходу муфтия Чечни и знаменитого борца Хабиба неожиданно появился новый идеальный противник, который в худшем случае и ответить-то может разве что анализами Навального. Французский президент Макрон, который, как выяснилось, демонстративно взялся отстаивать не те ценности, которые близки представителям второй по численности российской конфессии, враз из внешнего партнёра превратился в олицетворение многих неприятностей, которые выпали на долю определённой части россиян. Заодно с Макроном под руку попались и все солидарные с ним французы, которых теперь рупоры иных центров духовности только что не называют франко-бандеровцами, то есть адептами нехорошего мироустройства, подрывающего скрепы.

Конечно, если разобраться, французам есть что предъявить и за 1812 год с Наполеоном, и за убившего Пушкина Дантеса, и за бедствовавшего во французской эмиграции русского нобелевского лауреата Ивана Бунина, и за неровности платной трассы М11 Москва – Санкт-Петербург, построенной по французской технологии. Или вообще взять французскую вакцину от гриппа, которая, несмотря на успехи отечественной фармакологии, смущает неокрепшие умы, то тут, то там вливаясь в тела доверчивых россиян. При серьёзной проработке вопроса по нынешним временам совсем не трудно отыскать французский след в российских невзгодах и болезнях – точно так же, как испокон веков все суверенные неудачи зачастую объяснялись кознями различных внешних оппонентов.

Хоть Макрон и сильно недотягивает до российских стандартов, но широта отечественной натуры такова, что если уж взаправду обозлиться, то на противника космических масштабов. Но, поскольку в наличии подобных нет, то властям остаётся решать проблемы государства на внутреннем фронте, а россиянам – партизанить против ковида и кризиса до подхода таких регулярных формирований, которые наконец погонят врага из краёв и губерний.