Девальвация в головах

Девальвация в головах

Политика 20 октября Дмитрий Севрюков

Снявши голову, по волосам, как известно, не плачут, поэтому после всех потерь високосного 2020 года девальвация рубля сегодня воспринимается уже не как чрезвычайный сценарий, а, напротив, как закономерное и логичное явление.

Разговоры и пересуды о том, уйдёт ли доллар за 80 рублей или вообще за 100, день ото дня становятся уже настолько будничными, как будто речь идёт про обсуждение неизбежных перспектив и нюансов грядущей зимы, которая может ограничиться малыми холодами, но может и от души подморозить, однако в любом случае зябкого и студёного сезона не обойти, сразу в весну не перепрыгнуть. Когда сверху признаются, что экономика получила тяжёлый удар и прошла по краю, хотя в абсолютных показателях пострадала якобы поменьше, чем у партнёров, то на самом деле это означает, что дело плохо, но могло быть и ещё хуже.

Российская маленькая, но гордая экономика оттого и падает не так заметно, что не оперирует большими величинами, как у западных оппонентов. Была бы экономика РФ такой же великой и могучей, как у иных помешанных на благополучии держав, – и глубина её падения вследствие всех обрушившихся вызовов оказалась бы катастрофически впечатляющей. Но ввиду скромности изначальных суверенных показателей их откат под ударами пандемии и сдувшихся цен на нефть со стороны выглядит падением не со скалы в пропасть, а с крыши гаража в лужу.

Очевидно, что ценность национальной валюты страны, где растёт бедность, падает рождаемость, а планы достижения суверенных целей развития отодвигаются за 10-летний горизонт, не может быть высокой и обречена стремиться к падению по мере прохождения новых испытаний, которых нынче выпадает в избытке.

Девальвация рубля ещё не самая большая беда, которая пришла в Россию и, не унимаясь, стучится в ворота Центробанка и Минфина. В памятном 1998 году рубль вообще потерял в цене троекратно на фоне дефолта, однако то болезненное падение обернулось ударом о твёрдое дно, которое затем довольно скоро стало плацдармом движения вверх.

Сегодня падать приходится по всем стратегическим направлениям, но при этом дна пока что не видать. Ситуация напоминает конец 80-х и начало 90-х, когда, как пел Цой, «если есть в кармане пачка сигарет, значит, всё не так уж плохо на сегодняшний день».

Ныне в тренде почти те же скромные стандарты качества жизни и тот же минимализм, на который уже согласны миллионы жителей нищающей глубинки при условии хотя бы его стабильности и гарантий того, что не будет хуже. Однако налицо обесценивание тех скреп, которые ещё недавно считались основами государства, а значит, доверия к нему граждан.

Девальвируется внешняя политика, которая пускает на самотёк опасные процессы в российском подбрюшье и упирается в тупик на дальних дипломатических фронтах. Девальвации подвергается внутренняя модель, выдумывающая в отсутствие устойчивости пеньки для голосования, меняющая правила и подходы и не умеющая ответить на хабаровский протест. Путём девальвации идут чиновники и элиты, которые с заметным безразличием наблюдают за происходящим нарастанием хаоса и тревог в стране, но вместо мобилизационных планов демонстрируют разве что стремление пересидеть до лучших времён, по возможности сохранив нажитое.

Девальвируется власть, не способная предложить населению чёткий и ясный путь преодоления напастей и всё больше погружающаяся в свои корпоративные вопросы, которые имеют лишь отдалённое отношение к нуждам и запросам граждан.

Прошедшее лето, которое вроде бы согрело надеждами на поправку разрушенного холодной весной и вдохнуло веру в то, что падение вот-вот сменится восстановлением и развитием, тоже в конце концов девальвировалось под напором осенних промозглых ветров и каши в головах тех, от кого ждали конкретных решений.

Опыт тяжёлой и кризисной осени в прошлом, когда Ельцину оставалось быть у руля ещё два года, говорит о том, что в подобной обстановке кораблю требуется смена курса, а желательно ещё и команды или хотя бы той её части, которая откровенно слаба и не способна эффективно реагировать на более чем серьёзные вызовы.

Перезагрузка политической конструкции, на которую была сделана ставка в начале этого необычного по всем параметрам года, откровенно затянулась и уже точно не станет панацеей от всех социально-экономических и прочих болезней, обострившихся под воздействием неблагоприятных внешних и внутренних факторов. А значит, требуются такие радикальные меры, которые смогли бы безотлагательно переломить ситуацию и хотя бы дать стране почувствовать под ногами прочное дно, которое уже не провалится и не девальвируется дальше и глубже. Конечно, с одной стороны, всегда есть куда падать ещё ниже, тем более что исторический опыт без труда подскажет примеры и куда более затяжных падений и услужливо нарисует подзабытые ландшафты мрачных низин.

Но, с другой стороны, в третьем десятилетии такого бурного века отступать да прятаться означает окончательно отказаться от маршрута в будущее, которое в представлении большинства россиян, несмотря ни на что, всё ещё по-прежнему рисуется хлебосольным и счастливым.