Переоценка ценностей: Белград сбрасывает «евробалласт»

Переоценка ценностей: Белград сбрасывает «евробалласт»

Мир 30 апреля Фёдор Бирюков

Разочарование – ведущий психологический стимул современной сербской политики. Сербское общество переживает крупнейшую переоценку ценностей со времён распада Югославии и последующей череды кровавых гражданских войн. И самой драматической, эмоциональной переоценке подвергаются прежде столь привлекательные ценности европейской интеграции – «общего европейского дома».

Когда в 2004 году на президентских выборах победил «евродемократ» Борис Тадич, популярность концепции «Мир, дружба, жвачка» по отношению к ЕС в Сербии была довольно высока. И даже перспектива присоединения страны к блоку НАТО не казалась совсем уж безумной фантасмагорией, несмотря на то, что после варварских бомбардировок альянсом Белграда и других сербских городов прошли считанные годы. И Тадич подписывает с НАТО соглашение о сотрудничестве по программе «Партнёрство во имя мира». Впрочем, в этом проекте с 1994 года и до самой Крымской весны участвовала даже Россия.

Однако декларации декларациями, а реальная жизнь шла своим чередом. И еврооптимизм сербского общества сменился относительным скепсисом, что выразилось в досрочной отставке Бориса Тадича и победе на выборах консерватора и националиста, соратника Воислава Шешеля, бывшего радикала и лидера Сербской прогрессивной партии Томислава Николича. Нынешний президент Александр Вучич – его прямой преемник.

Александр Вучич, президент Сербии.Александр Вучич, президент Сербии.Фото: Fotosr52/Shutterstock

Николич проводил более патриотическую политику, но и от западного направления не отказывался. Именно при нём Сербия стала участницей Индивидуального плана партнёрства с НАТО, что означало более тесный уровень интеграции, нежели на этапе «Партнёрства во имя мира».

Кроме того, представители блока получили дипломатический иммунитет и доступ к военной инфраструктуре. Сама же Сербия получила лишь дополнительное бремя обязанностей, но никаких прав. Подобного рода «партнёрство» больше похоже на рэкет, но такой подход вполне в духе западных «ценностей».

Время шло, а сербы так и не почувствовали себя членами одной дружной европейской семьи. Евробюрократы и еврокоммиссары выставляли всё новые и новые условия, расширенные требования, растущие финансовые запросы.

Европейский левиафан постоянно хотел есть, но совершенно не хотел делиться, а уж тем более кормить «партнёров». Мигрантов из Азии и Африки – пожалуйста, сербов – выкуси!

Камнем преткновения оставался и косовский вопрос. Проблемы и противоречия сплетались в мощнейший гордиев узел. Тем не менее, власти Республики Сербия не спешили сжигать мосты на Запад, предпочитая избегать резких движений.

Александр Вучич, сменивший в 2017 году Томислава Николича на посту президента, решил пойти ва-банк. Но не как радикал, а как прогрессист. Он стал проводить многовекторную политику, совмещая общую открытость и принципиальность по ключевым вопросам. Вучич приступил к тотальной перезагрузке «генеральной линии» сербской власти.

С одной стороны, он стал форсировать решение вопроса о вхождении Сербии в Европейский союз. С другой – объявил о незыблемости военного нейтралитета и неприсоединении страны к НАТО.

В отношении Косово была принята максимально эволюционная стратегия, которая, в свою очередь, нашла поддержку со стороны Москвы. Интересы и права сербского населения региона были поставлены выше геополитических шаблонов.

Демонстративно налаживая хорошие отношения с США, Вучич при этом подчёркивал стратегическую важность развития теснейшего и широчайшего партнёрства с Россией.

Категорический отказ от присоединения Сербии к экономическим санкциям Евросоюза против Российской Федерации, дружественные контакты с президентом РФ Владимиром Путиным, достижение всё новых договорённостей о комплексном сотрудничестве наших стран в самых различных сферах – все эти действия вызывали приступы бешенства в европейских кабинетах. Но амбициозный сербский лидер упрямо шёл к поставленной цели.

В отличие от своего легендарного тёзки Александра Македонского, Вучич стремится не разрубить узел проблем, а распутать его, извлекая из процесса максимум пользы для своей родины. Запад и Восток для него – не взаимоисключающий выбор, а различные направления новых возможностей.

И новый курс Вучича принёс свои плоды. Экономика стала расти, а вместе с ней и уровень жизни сербского народа. На внешнеполитической арене Сербия от тактики бесконечных уступок перешла к стратегии ловких манёвров.

Новаторский подход Вучича принёс свои плоды: экономика Сербии пошла в рост, а вместе с ней – и уровень жизни народа.Новаторский подход Вучича принёс свои плоды: экономика Сербии пошла в рост, а вместе с ней – и уровень жизни народа.Фото: Nenad Nedomacki/Shutterstock

Именно очевидная эффективность прагматичной и гибкой политики официального Белграда послужила причиной формирования разношёрстного оппозиционного фронта против президента.

Одни, кто по жизни любит «пожёстче», разочаровались внешней мягкостью действий власти. Им просто нужен политический хардкор независимо от последствий. Другие же, разочаровавшись в самих себе, пошли прямо на поводу у западных политиков, для которых стабильное развитие Сербии рушит их нечистую игру на Балканах и шире – во всей Восточной Европе.

Отдельные оппозиционеры и вовсе обвиняют президента в желании под шумок бросить Сербию в удушающие объятия НАТО. Впрочем, это уже маргинальная конспирология за гранью здравого смысла. Такого, разумеется, не будет в принципе, при любом раскладе.

Но мрачное разочарование в евроинтеграции постигло и Вучича. В марте, когда в Сербию пришла эпидемия коронавируса, власти ЕС ввели запрет на экспорт лекарств и медицинского оборудования. Несмотря на просьбы Белграда о помощи, европейские «партнёры» протянули сербам вместо руки поддержки жирный кукиш. В итоге на выручку пришли Китай и Россия.

«Мы поняли, что не существует международной или европейской солидарности, всё это были сказки на бумаге», – сказал тогда сербский президент.

«Когда им (ЕС. – τ.) нужны были сербские деньги, тогда они требовали менять условия тендеров, чтобы европейские фирмы получали контракты. Когда пришла беда и стало тяжело, тогда и сербские деньги не помогают. Спасибо им большое за это, верьте мне, я найду способ их “отблагодарить”».

Александр Вучич | президент Сербии Александр Вучич
президент Сербии

Для Сербии сейчас наступил сложный и в чём-то болезненный этап. Переоценка ценностей всегда даётся нелегко. Но только так можно обеспечить себе достойное будущее.

Разумеется, при всём своём разочаровании Белград и теперь не станет сжигать все мосты, ведущие в Европу. Но постарается превратить их из нынешней инфраструктуры односторонней евроэксплуатации в пути к взаимовыгодному сотрудничеству. Для России это тоже будет хорошо.

Автор – российский политик и публицист, руководитель информационно-политического управления партии «Родина», директор Института свободы