Нужны ли Италии европейские фонды?

Нужны ли Италии европейские фонды?

Мир 10 июля Анна Цыба

В начале июля Европейская комиссия опубликовала неутешительные прогнозы по динамике ВВП стран – членов Евросоюза до конца 2020 года. На смену небольшому, но стабильному росту из-за пандемии коронавируса пришёл трагический спад. Италия могла бы обратиться к фондам Европейского стабилизационного механизма, но не хочет признавать уязвимость своей национальной экономики.

Все страны ЕС переживают тотальную рецессию и сокращение ВВП в среднем на 8,3 процента. Глобальная рецессия в наименьшей степени затронула Польшу (сокращение ВВП на 4,6 процента), Данию (−5,2 процента) и Швецию (−5,3 процента). Германия (−6,3 процента) и Голландия (−6,8 процента) перенесли экономический спад достаточно стойко. Как поясняет вице-председатель Европейской комиссии Валдис Домбровскис, «экономический эффект вынужденной изоляции оказался более суровым, чем это ожидалось изначально».

Худший показатель в этом списке у Италии – страна ожидает сокращения ВВП на 11,2 процента. По данным Итальянского национального института статистики (ISTAT), каждое третье (38,8 процента) предприятие в стране находится на грани закрытия. Безработица в Италии выросла до рекордного показателя в 12,4 процента, перечеркнув четырёхлетние усилия правительства по улучшению ситуации с занятостью в стране.

Даже к концу 2021 года безработица в Италии должна стабилизироваться на уровне 11 процентов.

Самыми уязвимыми категориями работников по-прежнему остаются молодёжь, женщины и граждане с низким уровнем оплаты труда. У последних шанс перейти на телеработу и при этом сохранить рабочее место в два раза ниже, чем у их более высокооплачиваемых коллег.

Очевидно, что Италию ожидает дальнейшее социальное расслоение и рост социального напряжения, а острое осознание неравенства своего положения с другими странами, высокий уровень смертности и нарастающая тревога за своё будущее не способствуют улучшению экономического и социального климата в стране.

Разумным выходом из сложившейся ситуации могло бы стать обращение Италии к фондам Европейского стабилизационного механизма (European Stability Mechanism, ESM), и в частности к Программе поддержки после пандемического кризиса (Pandemic crisis support) и её 500-миллиардному Фонду восстановления после кризиса из-за коронавирусной эпидемии. Италия может претендовать на 36 миллиардов евро – 2 процента от ВВП страны – с обязательством возврата денег в течение 10 лет под 0,1 процента годовых (360 миллионов евро за все 10 лет). Почему Италия никак не решится на этот, казалось бы, разумный шаг, а политики с мая спорят о целесообразности обращения к ESM?

На сегодняшний день безработица – проблема номер один в Италии. Апеннинский полуостров захватила волна протестов представителей практически всех профессий.На сегодняшний день безработица – проблема номер один в Италии. Апеннинский полуостров захватила волна протестов представителей практически всех профессий.Фото: TINO ROMANO/EPA/TASS

Ситуация с европейским фондом восстановления, его кредитными линиями и схемой обеспечения временной занятости не так проста. Дело в том, что деньги ESM даёт на расходы по реорганизации системы здравоохранения, санитарной безопасности и борьбе с коронавирусной инфекцией, то есть на преодоление кризиса эпидемии COVID-19. Тратить эти средства на другие цели, даже если они являются гораздо более важными для восстановления экономики страны, не разрешается.

Противники обращения к ESM видят в этом механизме ловушку и заявляют об угрозе автономии и национальному суверенитету Италии. Выдача такой существенной суммы из фонда восстановления означает, что впоследствии так называемая тройка – Европейский центральный банк, ЕС и МВФ – может оказывать давление на внутреннюю экономическую политику страны в соответствии с текущими европейскими принципами и правилами экономического контроля и управления. Та же тройка в случае необходимости имеет право и полномочия влиять на методы и сроки возврата долга.

Кроме того, обращение к европейским фондам означает признание уязвимости национальной экономики и создаёт вполне конкретную опасность для Италии оказаться жертвой недобросовестных рыночных спекуляций.

Именно поэтому Испания, Греция и Португалия, нуждающиеся в финансовой посткризисной поддержке как никто другой, также не стремятся к получению помощи от Европейского стабилизационного механизма. В прошлом они уже обращались за помощью к ЕС, и по этой причине также не хотят обременять себя новыми обязательствами.

Потенциальный многомиллиардный долг Италии по отношению другим странам ЕС будет для неё первостепенным, что не может не повлечь за собой определённые риски. Концентрация основного внимания правительства прежде всего на задолженности перед Европейским союзом и отсутствие гибкости в обслуживании этого долга могут привести к невольному наращиванию процентов по другим долгам, ушедшим на второй план. Суммарная экономия государства в этом случае сокращается или вовсе сходит на нет.

В Италии очень большой процент граждан пенсионного возраста.В Италии очень большой процент граждан пенсионного возраста.Фото: RICCARDO ANTIMIANI/EPA/TASS

Разумеется, в Европейском стабилизационном механизме есть и свои плюсы. Для страны, где процент граждан пожилого возраста является одним из самых высоких в Европе, обновление национальной системы здравоохранения, оказавшейся, по сути, очень слабой и не готовой отразить обрушившийся на неё кризис пандемии, является на данный момент одной из первостепенных и даже стратегических задач государства. Разумеется, несмотря на всю активность Германии и Голландии в обсуждении возможности обращения южных европейских стран к фондам ESM, никто этот долг итальянцам навязывать не станет, и конечный выбор остаётся за правительством страны.

В ближайшие месяцы и в течение всего 2021 года в Италии, как и в других европейских странах, ожидается постепенное восстановление экономической ситуации. Для Апеннинского полуострова прогноз роста в 2021 году ожидается на уровне 6,5 процента – цифра, не способная вернуть экономические показатели страны на прежний уровень, однако обещающая плавный выход из рецессии и тяжёлого постэпидемического кризиса и, быть может, перспективу реорганизации экономического пространства и новые стимулы для развития бизнеса. Италия, таким образом, по-прежнему сохраняет за собой право выбора пути развития и решения о необходимости обращения за помощью к ЕС.

Рим