Пиццерия на удалёнке: кто в Италии спасся в кризис

Пиццерия на удалёнке: кто в Италии спасся в кризис

Мир 15 мая Анна Цыба

Чрезвычайное положение, тотальный карантин и закрытие большинства предприятий почти на два месяца разрушительно сказались на экономике Италии. Итальянское правительство закрыло для публики бары, рестораны и салоны красоты вплоть до 1 июня. Кто-то не выдержал удара и закрылся навсегда, кто-то продаёт еду и напитки навынос. «Октагон» поговорил с владельцами одной из пиццерий в Эмилия-Романье – регионе на севере страны, который пострадал от коронавирусной эпидемии больше других.

У пиццерии в городке между Болоньей и Пармой, несмотря ни на что, много заказов. Люди, не имея возможности выходить из дома, частенько заказывают пиццу с доставкой на дом. О том, как заведение переживает эпидемию, рассказывает совладелица ресторана Донателла Беллини.

– Как вы переживаете этот кризис?

– Мы не остались в накладе. Ещё до начала кризиса мы выполняли доставку на дом. У нас было две машины, и мы добавили третью. Персонала хватает, доставку поочерёдно выполняют местные студенты из университета – в этом плане для нас мало что изменилось. Мы координируем большее количество заказов, и всё.

Процветающий во время коронавируса бизнес пиццерии «Даль Галло» в Сан-Мартино-ин-Рио – скорее исключение из общей тенденции.Процветающий во время коронавируса бизнес пиццерии «Даль Галло» в Сан-Мартино-ин-Рио – скорее исключение из общей тенденции.

– Что стало с теми, кто приходил поесть пиццу непосредственно в вашем заведении?

– У нас есть несколько столов внутри пиццерии и большая летняя веранда с вывеской, но сейчас, к сожалению, всё это остаётся закрытым – из-за карантина мы не можем размещать клиентов внутри. Здесь мы, конечно, понесли убытки. Однако для нас веранда и вывеска – это прежде всего реклама. Большую часть дохода мы всё же получаем от продажи пиццы на вынос и доставки заказов на дом.

– Государство помогает вам пережить эпидемию или приходится рассчитывать на свои силы?

– Мы рассчитываем исключительно на самих себя.

Государственная помощь в нашем случае означала 600 евро субсидий в месяц. По прошествии двух месяцев нам пришло лишь 600 евро из 1200, остальные деньги потерялись, но, надеюсь, всё же дойдут.

Плюс ко всему государство обещало дать возможность взять низкопроцентный кредит в банке размером до 25 тысяч евро. Мы хотели воспользоваться этим кредитом, чтобы расширить дело. Оказалось, что, во-первых, кредит выдаётся по усмотрению банка, а во-вторых, директор отсоветовал брать этот кредит из-за высокой процентной ставки и больших расходов по оформлению задолженности.

– Значит, некоторым кризис всё же даёт возможность к расширению?

– Можно и так сказать. Мне и моему мужу уже за 50 лет. И так как нас ждут ещё 10–15 лет работы, мы хотели бы начать откладывать что-то и про запас. До этого мы работали исключительно чтобы заплатить налоги и покрыть свои долги. Хотелось бы не быть каждый раз прижатыми к стенке из-за очередных платежей – как бы много вы ни работали, приходится всё отдавать государству на уплату налогов. В общей сложности мы вынуждены платить государству около 77 процентов.

– Согласны ли вы с заявлением премьер-министра Джузеппе Конте, что Италия подала другим странам пример в управлении этой чрезвычайной ситуацией?

– (Смеётся.) Экономический эффект станет ясен чуть позже, через пару месяцев. Но, как мне кажется, Конте натворил достаточно бед. Многие предприятия продолжают платить аренду, но не могут открыться, не имея возможности заработать хоть сколько-нибудь на доставке на дом. Кафетерии и бары мало что получают и работают лишь для того, чтобы хоть как-то удержать свою клиентуру. Рестораны, осуществляющие доставку на дом, тоже не зарабатывают на этом практически ничего, потому что ресторан начинает получать доход, лишь когда клиент приходит и садится, заказывает напитки, сладкое, видит что-то ещё… Заказывая еду на дом, берёшь исключительно те основные блюда, которые собираешься съесть, и от этого ресторану нет никакой прибыли. О салонах красоты и парикмахерских нечего и говорить – их полностью связали по рукам и ногам.

Я уверена, что открыться и возобновить работу смогут лишь немногие.

Ситуация такова, что предприниматели, ещё до эпидемии завязшие в долгах из-за слишком высоких налогов, потеряли из-за кризиса огромное количество клиентов. Несмотря на то, что мы живём в достаточно богатом городе и Эмилия-Романья в целом очень богатый регион, я не уверена, что все бары и кафетерии, которые я знаю, смогут открыться вновь, и это очень трагично. Это означает, что за бортом останется огромное количество людей, ведь у всех нас есть сотрудники.

Для открытия вам придётся, наверное, потратить много денег, чтобы соответствовать всем нормам санитарной безопасности, установленным правительством?

– Медицинский аспект действий правительства во время кризиса оценить сложно. Вероятно, вы знаете, что у нас в Эмилия-Романье уже две недели люди могут приходить в заведения, чтобы купить еду навынос. Для этого нам пришлось убрать все столы, чтобы людям не пришла идея присесть, и продезинфицировать всё помещение пиццерии, хотя мы и так делаем это каждые три месяца. В этот раз мы вымыли и продезинфицировали заведение как внутри, так и снаружи, но никто к нам специально не приходил, чтобы подсказать, как именно следует дезинфицировать ресторан.

Нас никто не контролирует. Мы надеваем маски при обслуживании клиентов, но на кухне температура воздуха нагревается настолько, что если надеть маску, то упадёшь в обморок. Пиццерия слишком мала, чтобы сохранять дистанцию в два метра, и вот уже два месяца как мы всемером работаем бок о бок и без масок, но никто пока ещё не заболел, хоть мы и общаемся с клиентами постоянно.

Есть мнение, что Эмилия-Романья справилась с эпидемией лучше других регионов.

– Вся эта ситуация с коронавирусом сильно раздута, и мне кажется, что многие данные фальсифицированы. Никто пока ещё не пришёл к нам с проверкой, становится просто смешно.

Это очень по-итальянски: нас заставляют тратить кучу денег на адаптацию к новым нормам санитарной безопасности, ставить заграждения из плексигласа, а потом выходит, что это никому не нужно.

Это полное безумие. Все напуганы тем, что происходит, и, за исключением уличных полицейских постов, проверяющих, направился ли ты к бабушке, дедушке или к проституткам, не существует абсолютно никакого контроля. На улицах нет машин. Иногда проезжает полицейская машина, чтобы проверить, нет ли перед заведением очереди из десяти человек.

Запрещены массовые скопления людей, но, например, табачный магазин напротив нас всегда полон. Я не имею ничего против самой продавщицы табака, но перед магазином всегда стоит длиннейшая очередь за сигаретами и лотерейными билетами, и это абсурдно. В то время как парикмахерские, которые могли бы впускать по записи хотя бы одного-двух клиентов, остаются закрытыми, и неизвестно, когда смогут открыться вновь. Но ведь разницы-то нет никакой.

Мы в России сейчас переживаем похожую ситуацию. Многие заведения закрыты, граждане находятся в карантине уже достаточно долгое время.

– Адаптация к требованиям правительства у нас была тяжёлой. Двери пиццерии оставались закрытыми, но, чтобы не останавливать работу, зачастую приходилось адаптировать не производственный процесс к нормам санитарной безопасности, а наоборот.

Кафе и рестораны, находящиеся в «тихих уголках», могут позволить себе более вольное обращение с правилами, в отличие от тех, которые находятся на виду.Кафе и рестораны, находящиеся в «тихих уголках», могут позволить себе более вольное обращение с правилами, в отличие от тех, которые находятся на виду.

Вчера мы, например, пришли позавтракать в одну кофейню, и, когда я спросила у бармена, нужно ли мне выносить еду на улицу, он ответил, что никто нас не видит, и мы можем спокойно сесть и позавтракать за столами в дальней части кофейни. И мы остались, листали журналы, разговаривали.

Однако те из наших коллег, кто остаётся на виду и не может себе позволить более свободного обращения с нормами, вынуждены терпеть убытки. Если в России власти окажутся умнее наших и смогут разрешить подобную ситуацию более разумным способом, будет правильно.

Италия