Итальянский театр на коленях

Итальянский театр на коленях

Мир 24 ноября Анна Цыба

Уже месяц в Италии из-за «второй волны» коронавируса закрыты все театры и концертные залы, остановлен кинопрокат. Если в Германии и Великобритании правительства взяли на себя обязательства профинансировать терпящие убытки театры, то в культурной столице мира Италии исполнительское искусство, кажется, мало кого интересует. Театры, не производящие товары и услуги первой необходимости, во время обоих локдаунов были первыми, кого правительство обязывало закрыться, и последними, кому было разрешено возобновить работу.

Проблема в том, что театральная система Италии устроена совсем иначе, нежели, например, в России, где многие театры находятся на государственном обеспечении, а значит, способны пережить продолжительную эпидемию коронавируса. Итальянские театры в подавляющем большинстве являются частными и практически никогда не содержат постоянную труппу. Когда театр закрыт и не даёт представлений, участники спектаклей и его создатели не получают ни цента.

Театральные представления подразумевают скопление людей и их общение – как на сцене, так и в театральном фойе и в зрительном зале. Неудивительно, что за весь период эпидемии коронавируса театры, представляющие для властей лишь источник повышенного риска по распространению заболевания, работали короткое время. Даже церкви открылись весной чуть ли не на месяц раньше, чем театральные залы.

Театральный сезон в Италии начинается поздней осенью, и именно в этот период вышел указ об их закрытии. Правом вновь открыться воспользовались единицы, ведь заполняемость зрительного зала не должна была превышать одной трети. Для большинства театральных трупп это означало работать себе в убыток. Именно поэтому они предпочли дождаться лучших условий, но ситуация не изменилась. Более того, с 25 октября, в соответствии с новым распоряжением правительства, все театры, концертные и кинозалы должны были снова закрыться. Запрещены выставки и фестивали, в которых до этого всегда участвовали уличные артисты и музыкальные коллективы.

Правом вновь открыться воспользовались далеко не все итальянские театры, ведь заполняемость зрительного зала не должна превышать одной трети.Правом вновь открыться воспользовались далеко не все итальянские театры, ведь заполняемость зрительного зала не должна превышать одной трети.Фото: Luca Bruno/AP/TASS

Из всех культурных учреждений Италии открытыми оставались лишь музеи, но ненадолго: с 3 ноября новым указом правительства все они были закрыты. Продолжить работу смогли лишь картинные галереи в относительно благополучных с эпидемиологической точки зрения «жёлтых» и «оранжевых» регионах.

Государство не дало театрам хоть каких-то субсидий, не позволило оставаться открытыми пусть даже с меньшим количеством зрителей, а из-за формальных ошибок в определении формы занятости некоторые музыканты и театральные работники были исключены из числа получателей ежемесячного пособия в 600 евро. Разумеется, уличные артисты и театральные компании также оказались исключены из числа бенефициантов государственной поддержки.

Скромный театральный протест

Незадолго до окончательного закрытия театров и кинозалов советники по культуре крупных итальянских городов направили председателю Совета министров Италии Джузеппе Конте, министру культуры Дарио Франческини и ещё двум министерствам открытое письмо, в котором призывали Конте и итальянское правительство не допустить несправедливого закрытия театров и кино, так как это приведёт к разрушительным последствиям для сектора исполнительских искусств. Деятели культуры также призывали Правительство оказать работникам театра и кино достойную финансовую поддержку.

В октябре в преддверии новых правительственных ограничений работники культуры организовали в Милане флешмоб, выставив на площадь перед Дуомо 500 ящиков для перевозки декораций. Чёрные ящики, напоминавшие гробы, должны были изображать коллапс и разрушение театрального сектора во время пандемии коронавируса. Находившиеся рядом 1 300 манифестантов в тёмных одеждах представляли интересы своих 570 тысяч коллег по цеху и призывали правительство не закрывать театры и кинозалы, где, по их словам, должным образом организованы меры безопасности.

Протест работников культуры в Милане.Протест работников культуры в Милане.Фото: Zuma/TASS

По данным Общественного театра Апульи, из 347 262 зрителей, посетивших 2 782 спектакля (среднее количество зрителей на представлении – 130 человек), в период с 15 июня до начала октября был зарегистрирован лишь один случай заражения COVID-19 (данные местной организации здравоохранения ASL).

Директор римского театра Teatro de’ Servi Стефано Мараванте, надеявшийся продолжить театральный сезон, описывает ситуацию следующим образом: «Для нас открыться вновь просто необходимо. Это почти что наш долг, потому что театр – привычка, которую надо постоянно поддерживать. Хрупкая система, которая сейчас в опасности. Риск оставаться закрытыми состоит в том, что после мы не найдём своих зрителей».

Вирусное разграбление культуры

14 ноября исполнилось 50 лет Конвенции ЮНЕСКО о незаконном обороте культурных ценностей. В период эпидемии коронавируса она получила особую актуальность. Пандемия сделала музеи, картинные галереи, археологические памятники и места раскопок лёгкой добычей для преступников, криминальных групп и террористических организаций.

Перейти к материалу

К сожалению, правительство не прислушалось к довольно миролюбивым по сравнению с бушующими по всей стране коммерсантами и рестораторами театралам. О назревающем кризисе в культуре не пишут центральные газеты, не говорят телевизионные каналы. У всех на слуху другие, более острые и глобальные проблемы, и театр уходит даже не на второй, а на третий план.

Неуверенность в завтрашнем дне и невозможность планировать новый сезон делают театральное искусство, и без того чувствительное в экономическом и организационном смысле, ещё более уязвимым. Локдаун и ограничительные меры правительства отняли у театра другой немаловажный аспект – зрителя. Искусство может продолжать развиваться и без финансовой поддержки государства, но вот без зрителя оно потеряет свою силу. Остаётся надеяться на неугасимую силу театра, искусства, его вдохновителей и подвижников.