Эрдоган и его безумный проект канала «Стамбул»

Эрдоган и его безумный проект канала «Стамбул»

Мир 20 апреля Наталья Тезджан

Канал «Стамбул» находится на повестке дня у нынешнего правительства Турции с 27 апреля 2011 года. Именно в этот день накануне выборов, ещё будучи премьер-министром, Реджеп Тайип Эрдоган рассказал о своей «самой большой мечте»: «Мы засучив рукава готовимся реализовать один из крупнейших проектов столетия, который по своим масштабам встанет в один ряд с Панамским, Суэцким и Коринфским каналами».

Идеей постройки канала, соединяющего Чёрное и Мраморное моря, грезили правители нескольких империй, столицей которых всегда был один и тот же город – Константинополь, теперь – Стамбул. Счастье и беда этого удивительного города всегда были в его уникальном геополитическом расположении, из-за которого он был, есть и будет вожделенной добычей.

Прародитель проекта – один из самых великих султанов Османской империи Сулейман Кануни. Именно он из-за постоянной нехватки древесины для строительства флота задумался о том, чтобы проложить новый торговый путь между двумя морями. Проект канала Сулеймана радикально отличался от современного маршрута и лежал вне городской черты: искусственный водный путь должен был соединить Измитский залив, озеро Сапанджа и реку Сакарья, впадающую в Чёрное море. Увы, планам не суждено было сбыться из-за непрерывной череды военных походов. Идея реализовать легендарный проект своего предка витала в головах многих потомков Кануни: Мурада III, Мехмеда IV, Мустафы III, Абдул-Меджида и Абдул-Азиза.

Уникальное геополитическое положение Стамбула, увы, никогда не шло ему на пользу.Уникальное геополитическое положение Стамбула, увы, никогда не шло ему на пользу.Фото: Emrah Gurel/AP/TASS

Более позднее возвращение к теме канала случилось в 1994 году. Лидер Демократической левой партии и в то время уже бывший премьер-министр Турции Мустафа Бюлент Эджевит изложил план строительства канала в своей брошюре к муниципальным выборам. Было объявлено о мегапроекте по соединению Чёрного моря с Мраморным. Очевидцы тех событий небезосновательно полагают, что именно на этом мероприятии брошюра и попала в руки Реджепа Тайипа Эрдогана (в то время он баллотировался в мэры Стамбула), который взял на заметку этот дерзкий план.

Сегодня помимо самого канала анонсированы планы по застройке прилегающих территорий, где предполагается создать так называемый Новый город общей площадью 453 млн квадратных метров Эта земля сейчас продаётся и пользуется особой популярностью у арабских инвесторов, которые скупают участки земли по берегам канала, проект которого пока ещё не подтверждён. Например, появилась информация, что участок размером 44 акра и стоимостью 25 млн турецких лир приобрела шейха Моза бинт Насер Аль Миснет, мать эмира Катара шейха Тамима бен Хамада Аль Тани.

Планы по строительству Нового города звучат сюрреалистично на фоне заявлений нового мэра Стамбула о том, что в городе на сегодняшний день насчитывается около 1 млн пустующих зданий и спрос на объекты коммерческой недвижимости упрямо не растёт.

Во что обойдётся правительству Турции игра в стройку века? Инициаторы проекта сами называют с трибун разную стоимость строительства канала: от 10 до 20 млрд долларов. Последовательность не является сильной чертой современных турок. Не вполне ясно, как и будет ли вообще реализован этот президентский план при дефиците бюджета и отсутствии у правительства возможности взять внешний кредит.

Плавающие сроки

Турки – народ, невероятно любящий разговоры. Неудивительно, что на внутренней политической сцене Турции в большинстве случаев очки набирает тот, кто громче говорит, – а разбираться, как говорится, будем потом.

Свой самый амбициозный проект Эрдоган планировал завершить красиво: открыть канал в 2023 году, к 100-летию образования Турецкой Республики. Шли годы, канал «Стамбул» упоминался почти в каждой президентской речи, обращённой к народу. Несколько раз и Эрдоган, и министр окружающей среды и урбанизации Мурат Курум, и министр транспорта и инфраструктуры Джахит Турхан объявляли о предстоящем открытии тендера, речь о котором идёт с 2018 года. Но ничего не происходило и не происходит по сей день. Официального заявления о приостановке проекта тоже не поступает, Анкара по-прежнему полна решимости реализовать самый крупный транспортный проект страны.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

Последнее заявление на эту тему Реджеп Тайип Эрдоган сделал в самом конце прошлого года, выступая на церемонии вручения премии Неджипа Фазыла: «Мы надеемся, что проведём тендер в ближайшие недели и запустим проект». Столь резкое ускорение на фоне нескольких лет пассивного бездействия могло быть вызвано возрастающим давлением со стороны оппозиции, общественности и научной элиты, выступающих против строительства канала.

По всей видимости, планам по сдаче канала в эксплуатацию в знаменательный для Турции год уже не суждено сбыться, поскольку до даты икс осталось всего три года, а на строительство, даже по предварительным оценкам экспертов, необходимо от 5 до 7 лет. Становится вообще непонятным, зачем президенту начинать стройку с учётом того, что его шансы на победу в выборах в 2023 году падают день ото дня. Похоже, президент, понимая своё положение, пытается вернуть народную любовь и одобрение, начав этот «проект века».

Ищем истинные цели

Безусловно, официальные причины и цели проекта чисты и непорочны: правительство во главе с президентом решило построить искусственный водный путь, соединяющий два моря, чтобы разгрузить, спасти и сохранить единственную естественную водную артерию, капризом природы размещённую в самом сердце Стамбула. Конечно же, речь о Босфоре.

Босфор – невероятно сложный с точки зрения судоходства пролив. Аварии здесь происходят регулярно.Босфор – невероятно сложный с точки зрения судоходства пролив. Аварии здесь происходят регулярно.Фото: choja/iStock

В районе Босфора уровень Чёрного моря на 12,5 сантиметра выше уровня Мраморного моря, плюс на уровне 20 метров есть ещё один водный поток, созданный смешивающимися водами двух морей разной плотности. Все это создаёт сильное естественное течение в проливе. К этим трудностям добавьте ещё и непростой рельеф: 12 достаточно резких поворотов и небольшая ширина (местами всего 700 метров).

При допустимой пропускной способности в 25 тыс. судов в год Босфор сегодня принимает 40–45 тыс. Морские суда вынуждены выстаивать в очереди до двух недель, а спрос тем временем растёт в геометрической прогрессии. В такой ситуации вполне понятно рвение властей убить двух зайцев сразу: снизить босфорский трафик и заработать денег на транзите судов через будущий канал.

Босфор всегда считался сложным и опасным проливом с точки зрения судоходства. С 1953 года в водах Босфора произошло около 500 крушений.

Однако не стоит забывать о ряде фактов. Проход по Босфору – бесплатный, а за транзит по каналу, естественно, будет взиматься плата. Если учесть опыт уже существующих подобных водных артерий, то можно предположить, что цена «проплыва» будет выходить за рамки «демократичной»: стоимость прохода судна через Панамский канал сегодня может достичь 400 тыс. долларов.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

На такие выводы наводит и турецкий опыт. Местные автомобилисты из-за завышенных тарифов почти не ездят по двум новым мостам, построенным правительством Эрдогана. Например, цена проезда по третьему Босфорскому мосту султана Селима Явуза, открытому в 2016-м лично президентом, в два раза выше, чем по двум остальным. К этому приплюсуйте 20-километровый крюк, который станет вашей «альтернативой» трафика. Итог: проект стоимостью 3 млрд долларов имеет статус убыточного. Так же обстоят дела с другим детищем Анкары – мостом султана Османа Гази через Измитский залив, в строительство которого вложено 9 млрд долларов.

Непонятно, как власти будут мотивировать владельцев сухогрузов и танкеров проходить через канал «Стамбул». При наличии бесплатной альтернативы очередной транспортный мегапроект может стать убыточным. 

Можно даже закрыть глаза и на риски глобального вмешательства в городскую инфраструктуру 16-миллионного города, к слову, и так достаточно хаотичную и сомнительно пригодную для комфортного проживания; и на существующие хрупкие остатки экосистем Стамбула, и на то, что начало канала приходится на одну из самых подвижных и сейсмоопасных точек региона, и на культурное наследие. Но есть ещё событие 1936 года, затрагивающее интересы далеко не одной страны, – подписание конвенции Монтрё. Именно существование этого документа и заставляет усомниться в чистоте помыслов Анкары.

Согласно этому документу, коммерческие (торговые суда) всех стран имеют право свободно передвигаться по проливам (в том числе и по Босфору). Здесь Турецкая Республика выступает только в роли регулятора. Совсем по-иному обстоит дело с военными кораблями. Военные корабли стран нечерноморского региона (не имеющие на борту самолётов) имеют право на проход по проливам в течение пяти дней без остановки и пребывание в Чёрном море не более 20 дней. В случае войны, когда Турция не является воюющей стороной, проливы открыты для свободного прохода судов невоюющих стран и, соответственно, закрыты для военных кораблей воюющих держав. Всякие военные действия в проливе запрещены.

Турция – член НАТО. Канал «Стамбул» – нерегулируемая конвенцией Монтрё прямая дорога для военных кораблей альянса в Чёрное море. 

И этот факт по сути является бомбой, которая может взорвать обстановку в Средиземноморском и Черноморском бассейне. Понятно, что Россия не допустит появления неконвенционного «хаба», ведущего военные корабли стран НАТО в Чёрное море.

На относительно спокойную выжидательную позицию Москвы по отношению к развивающейся вокруг проекта ситуации влияет многолетний опыт русско-турецких дипломатических связей. Отношение российского правительства к новому детищу Анкары оценивается экспертами как «сдержанно отрицательное».

«Наличие или отсутствие дополнительной водной артерии не меняет международно-правового режима, установленного конвенцией. Одновременно необходимо понимать, что реализация такого масштабного проекта, когда и если до этого дойдёт, потребует значительного количества финансовых средств и времени».

Алексей Ерохов | посол РФ в Турции Алексей Ерохов
посол РФ в Турции

Или канал, или Стамбул

Битва за Стамбул. Сцена вторая. Первую мы могли наблюдать 23 августа 2019 года. В этот день произошло поистине историческое событие: на перевыборах пост мэра главного города Турции, Стамбула, занимает молодой член оппозиционной партии Экрем Имамоглу, к слову, победивший и в первом раунде. Вопреки всем ожиданиям, отрыв при подсчёте голосов только увеличился. Это была первая безоговорочная победа оппозиции и первый проигрыш правящей партии. В турецких политических кругах считается, что потерять Стамбул – значит потерять Турцию.

Огромному перенасыщенному городу нужен новый подход для развития. Выбрав Имамоглу новым мэром, жители Стамбула с надеждой ждут перемен.Огромному перенасыщенному городу нужен новый подход для развития. Выбрав Имамоглу новым мэром, жители Стамбула с надеждой ждут перемен.Фото: Erdem Sahin/EPA/TASS

В декабре 2019 года после заявлений правительства о возможном начале тендера г-н Имамоглу перешёл от словесных перепалок по теме к активным действиям. Пользующийся невероятной популярностью электората мэр призвал жителей Стамбула в десятидневный срок подать апелляцию против постройки канала в управление окружающей среды и урбанизации. Аналогичная апелляция была подана и самой мэрией. Стартовала кампания под громким названием «Или канал, или Стамбул».

10 января противники проекта провели серию открытых семинаров, где рассмотрели проблемы строительства канала вместе с учёными страны. Они поддерживают позицию нового мэра и выступают против постройки канала с момента объявления о нём в 2011 году. Однако правительство не вступает ни в какие диалоги и обсуждения с представителями общественности и науки, игнорируя призывы выслушать конструктивную критику слабых мест проекта.

Похоже, что сражение за канал становится ещё и сражением за победу в президентских выборах 2023 года.

«Этот проект даже не является проектом предательства Стамбула. Это официальный проект убийства. Это проект катастрофы для Стамбула. Когда этот проект закончится, со Стамбулом тоже будет покончено. Строительство канала уничтожит около 30 процентов водных бассейнов города».

Экрем Имамоглу | мэр Стамбула Экрем Имамоглу
мэр Стамбула

Маниакальное увлечение Эрдогана мегапроектами напоминает стремление построить семь новых чудес света на территории Турции. Вспомним уже возведённые им колоссы: мост султана Османа Гази, мост султана Селима Явуза, новый аэропорт с самым большим терминалом в мире и мечеть Чамлыджа, ставшую самой большой мечетью города.

Подобно османскому султану Ахмету, прославившемуся лишь постройкой самой большой мечети Константинополя, Голубой, президент хочет отыскать новый путь к народным сердцам и навсегда остаться в истории. Только путь этот слишком опасный.

Стамбул