Нефть: война и мир

Нефть: война и мир

Мир 16 апреля Леонид Крутаков

Сделка ОПЕК+ 2.0 состоялась. Страны, не входящие в ОПЕК+, в неофициальном порядке тоже обещали сократить добычу. G20 сделку поддержала. Президент России и король Саудовской Аравии выразили удовлетворение. Трамп в Twitter написал традиционное «great». Всё, война закончена? Забудьте.

Те, кто знакомы с историей нефти, уже ищут конфигурацию нового конфликта. Нефть – война и мир современного (последние 150 лет) человечества, театр непрерывных боевых действий. Пока эксперты изучают рекогносцировку, ландшафт меняется до неузнаваемости.

Центральный банк нефти

Сделка ОПЕК+ 2.0 изменила ландшафт кардинальным образом.

Большинство наблюдателей оценивало конфликт вокруг сделки ОПЕК+ как войну Саудовской Аравии и России, однако главным игроком в этой партии были США. Сражался Эр-Рияд не с Москвой, а с Вашингтоном. Сражался за право на жизнь.

Вывод парадоксальный (для адептов канонического взгляда на историю нефти – еретический), поэтому step by step.

За точку отсчёта событий, которые привели к сделке ОПЕК+ 2.0, надо брать 11 сентября 2001 года (атака на башни ВТЦ). Но для сюжета скрытой борьбы Эр-Рияда и Вашингтона ключевой год – 1931-й. Тогда Штаты официально признали Королевство Неджд и Хиджаз (современная Саудовская Аравия), а через два года Standard Oil of California (Socal, ныне Chevron) за 5 тыс. фунтов в год и разовый кредит в 50 тыс. фунтов купила у саудитов права на разведку и добычу нефти на полуострове. У договора было секретное приложение, согласно которому Socal получила эксклюзивные права.

Нефтяное месторождение в Саудовской Аравии. Первая половина XX века.Нефтяное месторождение в Саудовской Аравии. Первая половина XX века.Фото: Wikipedia

На тот момент Саудовская Аравия представляла собой пустыню, населённую разнородными племенами. В 1938 году в пустыне найдут большую нефть, а 31 мая 1939 года об эксклюзивных правах Socal на саудовскую нефть объявят публично. Это станет окончанием послевоенного мира (Первая мировая) и началом подготовки новой большой войны.

Дело в том, что главным итогом Первой мировой войны стал раздел ресурсной базы Ближнего Востока. Монополия на право добычи нефти на территории бывшей Османской империи принадлежала Turkish Petroleum. В её состав равными долями входили Anglo-Persian Oil Company (ныне BP), Royal Dutch Shell, Compagnie franҫaise des pétroles (ныне Total) и созданный администрацией США консорциум из пяти компаний (позже войдут в Международный нефтяной картель).

США обнулили итоги войны, нарушив союзнические обязательства (соглашение по Turkish Petroleum носило межгосударственный характер). А для саудитов эксклюзивный договор с США стал спасением династии и королевства. На аравийскую нефть претендовали, помимо Британии и Франции, также Япония, Германия и Италия. Если бы не эксклюзив, саудитов, скорее всего, свергли бы, а страну расчленили.

Сотрудники Anglo-Persian Oil Company, входившей в состав Turkish Petroleum.Сотрудники Anglo-Persian Oil Company, входившей в состав Turkish Petroleum.Фото: Wikipedia

Через три месяца после оглашения секретной части договора США и саудитов началась Вторая мировая война. Англия ввела войска в Тегеран, а США – Саудовскую Аравию в программу ленд-лиза (военная помощь). В 1944 году (до открытия второго фронта) Штаты заключили с Англией договор о совместных действиях в области нефтяной политики и приступили к строительству трансаравийского нефтепровода и военной базы в Дахране.

Год спустя (4–11 февраля 1945 года) пройдёт Ялтинская конференция, а уже 15 февраля президент США Рузвельт будет принимать в гостях на борту крейсера «Куинси» короля Аль Сауда. Все довоенные гарантии будут подтверждены в новом соглашении, получившем название «Пакт Куинси». Де-факто США оккупировали после войны Саудовскую Аравию, и тем не менее это был симбиоз. Саудовская Аравия как единое государство просуществовала до сегодняшнего дня благодаря этой оккупации.

В послевоенном мире США выполняли функцию мирового ЦБ, а Саудовская Аравия – функцию мирового резервуара нефти – нефтяной Центробанк.

Ведущей скрипкой дуэта «двух ЦБ» был Вашингтон, что позволяло США доминировать на мировых рынках, а саудитам гарантировало непреложность их королевского статуса.

Рассказы о могуществе ОПЕК – миф. Вся нефть Саудовской Аравии вплоть до 1990 года напрямую принадлежала Exxon, Texaco, Mobil и Chevron (акционеры Saudi Aramco), при этом Саудовская Аравия играла роль замыкающего клапана ОПЕК, первой повышала и понижала свою добычу по решению ОПЕК. То есть Exxon понижала и повышала. Так было и в 1973 году (нефтяное эмбарго), и в 1986 году (начало нефтяной войны против СССР).

11 сентября разрушило нефтяной баланс вовсе не потому, что 15 из 19 террористов были гражданами Саудовской Аравии.11 сентября разрушило нефтяной баланс вовсе не потому, что 15 из 19 террористов были гражданами Саудовской Аравии.Фото: Hubert Boesl/DPA/TASS

После перехода от картельного механизма ценообразования к биржевому все соглашения между США и саудитами приняли характер неформальных. Гарантией их соблюдения служило обязательство королевской семьи хранить финансовые авуары страны в американских банках (сегодня это порядка 700 млрд долларов). 11 сентября разрушило баланс. И не потому, что 15 из 19 террористов были гражданами Саудовской Аравии...

Сланцевая петля для саудитов

Теракт 11 сентября обозначил слом модели. 2 декабря 2001 года о банкротстве объявил один из лидеров глобального рынка, энергетический гигант, крупнейший торговец фьючерсами и деривативами – Enron. Причиной банкротства стала бизнес-модель извлечения виртуальной прибыли.

Enron оформляла долги на офшорные компании, что виртуально снижало издержки и увеличивало прибыль. Её прелесть в том, что в налоговые службы США сдавалась консолидированная отчётность, а для фондового рынка выставлялся рекламный буклет (суперприбыльная отчётность головного офиса). В итоге налоги Enron не платила (получала даже дотации из бюджета), а на фондовом рынке снимала пенки.

Схема простая, как всё гениальное. Выводить прибыли в офшоры, как это делает российский бизнес, в США запрещено законом, а убытки – пожалуйста. В экономике «финансового пузыря» это называется оптимизацией.

Дача показаний представителей Enron комитету по торговле, науке и транспорту сената США.Дача показаний представителей Enron комитету по торговле, науке и транспорту сената США.Фото: Ron Sachs/ DPA/TASS

От банкротства Enron не спасли ни крупные взносы в предвыборную кампанию президента Буша-младшего, ни близкие отношения с вице-президентом Диком Чейни. Банкротство Enron было необходимо, как и банкротство Lehman Brothers в 2008 году (использовал бизнес-модель Enron). Это «сакральные» жертвы – на изломе бизнес должен понимать, что Ленин может быть только один.

Накануне своего банкротства Enron консультировала комиссию Чейни, которая занималась разработкой новой 20-летней энергетической стратегии США. Позже это даже станет предметом судебного расследования. Конгрессмен-демократ Генри Уoксмен насчитает в новой стратегии США 17 пунктов, совпадающих с интересами Enron. Против Чейни будет выдвинут иск с требованием раскрыть всех членов комиссии. Но Белый дом не исполнит требование, сославшись на конфиденциальность.

Схема Enron легла в основу новой энергетической стратегии США, сутью которой стала сланцевая революция. Сланцевые компании снимали фондовые пенки, а издержки несли страны с традиционной добычей. Но это бизнес-модель. Стратегия определяется целью. В энергетической стратегии США записано: рост добычи «сланца» должен снизить зависимость страны от внешнего рынка. Но и это не цель, а средство.

О цели новой стратегии США мир узнал в 2003 году, когда в Ираке был свергнут и казнён «тиран», а подконтрольные «тирану» нефтяные активы отошли «освободителю».

В октябре 2004-го цель новой стратегии США озвучит Джордж Буш-младший. На саммите G8 в Си-Айленде он объявил о плане «Большой Ближний Восток», его суть ёмко выразила глава Госдепа Кондолиза Райс. Отказ от поддержки авторитарных режимов в угоду стабильности и демократизации.

Вскоре на Ближнем Востоке «расцвела» арабская весна. Революции в Тунисе, Египте и Йемене. Восстание в Бахрейне. Массовые протесты в Алжире, Иордании, Марокко и Омане. Волнения в Кувейте, Ливане, Мавритании, Судане, Джибути и Западной Сахаре. Ливия повторила судьбу Ирака. Сирия не рухнула в пропасть только благодаря России и Ирану.

Времени на церемонии не было. Enron продемонстрировала, какая судьба ждёт виртуальные прибыли лидеров мирового рынка.

11 сентября показало, что сценарий мобилизации не работает. «Финансовый пузырь» требовал реальных стоимостей. 2008 год и Lehman Brothers ситуацию сделали ещё более красноречивой.

Сразу после кризиса бывший глава ФРС США Алан Гринспен заявил, что решением проблемы является освоение долларом новых рынков. Осваивать мировую фабрику (Китай) муторно и затратно по времени. С нефтью проще – поставил на баланс чужие месторождения, и нолики в конце твоего счёта запрыгали как сумасшедшие. Прямой контроль над нефтяным ЦБ стал условием выживания реального мирового ЦБ.

Саудиты «сланцевую» стратегию США, судя по всему, прочитали. Во всяком случае, все последние действия Эр-Рияда укладываются в логику противодействия возможной демократизации по иракскому варианту.

Вывод Saudi Aramco на IPO и скупка акций европейских нефтяных компаний (Royal Dutch Shell, Total, Eni и Equinor) на сумму в 1 млрд долларов диверсифицируют круг игроков, заинтересованных в сохранении стабильности на Аравийском полуострове. Задачу диверсификации (бюджет около 300 млрд долларов) курирует наследный принц Мухаммед ибн Салман.

Принц Мухаммед ибн Салман.Принц Мухаммед ибн Салман.Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Создание нового формата ОПЕК+ в 2016 году, его подрыв 6 марта и открытый демпинг нанесли сокрушительный удар по сланцевой добыче и нарастили значимость Эр-Рияда в решении проблем нефтяного рынка.

Дело в том, что «сланец» и рост добычи других стран снизил долю ОПЕК в мировом экспорте нефти с 86 процентов в 70-х годах до нынешних 40 процентов, снизив и статус королевского семейства.

Сделка ОПЕК+ 2.0 нарастила политический вес Саудовской Аравии, одновременно ограничив (но не устранив) возможности прямого влияния США на нефтяное королевство. Это не значит, что игра закончена, а победитель предопределён.

Энергетическая стратегия США принималась в 2001 году сроком на 20 лет. Часы тикают. В цейтноте физически время всегда сжимается, а в ощущениях оно растягивается. Мир вступает в эпоху очередного перелома.

США теряют свою роль регулятора глобального рынка. Участие Трампа в выработке сделки ОПЕК+ 2.0 тому свидетельство. Первый и последний раз Вашингтон садился за стол переговоров по вопросу регулирования нефтяного рынка в начале прошлого века. Российская империя от переговоров отказалась, посчитав, что в нефтяной войне ей обеспечена победа. Закончилось это 1905, 1917 годом и удалением из-за условного стола переговоров.

Сегодня за этим столом, помимо России и США, находятся все страны G20, включая Саудовскую Аравию. Уж в чём в чём, а в искусстве интриги Востоку не отказать.

Автор – доцент Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.