Нефтяной коронакризис. Состоится ли соглашение ОПЕК+ 2.0?

Нефтяной коронакризис. Состоится ли соглашение ОПЕК+ 2.0?

Политика 09 апреля Леонид Крутаков

Нефть упала до 20 долларов. Нефть выросла до 30 долларов. Нефть снова упала до 23 долларов. Нефть снова выросла до 35 долларов. Суть освещения темы нефтяного кризиса в отечественных и мировых СМИ укладывается в сценарий старого анекдота про избушку лесника, которую по очереди захватывали то немцы, то русские. Потом пришёл лесник и послал всех на… Вопрос здесь один – кто в предложенном на всеобщее обозрение сценарии выступает в роли лесника? То есть сценариста.

Чтобы долго не интриговать, скажу сразу: сделка ОПЕК+ 2.0 состоится. В основе этого прогноза не состояние нефтяного рынка и противоречия России и Саудовской Аравии. В основе крутое пике мирового фондового рынка, который строился на рынке нефти и на нём базируется до сих пор. В основе угроза мировому статусу доллара, а здесь у США лежбище.

Однако по порядку. Начнём с того, кому нужна была сделка ОПЕК+ и кто её подорвал. Ведь «перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто его подвесил».

Выстрел в ногу

Сделку ОПЕК+ инициировала Саудовская Аравия в 2016 году после очередного обвала нефтяных цен до 32,13 доллара за баррель, создавшего риски цепной реакции банкротств сланцевых компаний США. Благодаря сокращению добычи нефти участниками сделки цена быстро выросла до 50 долларов за баррель, а к октябрю 2018 года – до 86,1 доллара за баррель.

Чтобы понять логику событий, надо пояснить природу «сланцевого феномена». Взрывной рост «сланца» стартовал в 2011 году, когда цена на нефть подскочила до 120 долларов за баррель после обвала в результате кризиса 2008 года.

За три года максимальных цен (к 2014 году) добыча «сланца» в США выросла в три раза – с 1,8 до 5,5 млн баррелей в день.

В 2016 году нефть опять рухнула, рост сланцевой добычи оказался под угрозой. Инициированная Эр-Риядом сделка в рамках ОПЕК+ поддержала сланцевиков. В итоге к сегодняшнему дню общая добыча нефти в США выросла до 13 млн баррелей в день (девять из них – «сланец»).

Во время встречи министров нефти и энергетики стран – участниц ОПЕК. 2016 годВо время встречи министров нефти и энергетики стран – участниц ОПЕК. 2016 годФото: Ronald Zak/AP/TASS

Особенностью сланцевой добычи является низкий (максимум 1,5 года) дебет скважин. Рост обеспечивается не развитием технологий, а непрекращающимся бурением. Дебет новых скважин должен постоянно перекрывать падение дебета старых.

Это обстоятельство наблюдатели трактуют как преимущество сланцевой добычи перед традиционной – можно быстро свернуть и развернуть. На самом деле всё ровно наоборот, экстенсивный рост не имеет отрицательной динамики. Остановка роста (даже его торможение) неизбежно чревата крахом отрасли. Экстенсивный рост ограничен числом буровых установок.

Есть у «сланца» ещё один ограничитель роста – фондовый рынок. За всё время своего существования сланцевые компании не показали долгосрочной операционной прибыли. Финансирование шло исключительно за счёт привлечения кредитных ресурсов. К 2016 году (год сделки ОПЕК+) объём средств, привлечённых сланцевыми компаниями с фондового рынка, в пять раз превышал рост рынка высокодоходных облигаций.

Говорить надо не о «сланцевой революции», а о «сланцевом пузыре». К концу 2019 года «пузырь» исчерпал свои возможности, прирост сланцевой добычи составил всего 1 процент (в 2018 году – 7 процентов). Добыча на новых скважинах едва превышала падение дебета старых, рост капитализации остановился, «пузырь» оказался на грани взрыва.

Одной из особенностей сланцевой добычи является низкий дебет скважинОдной из особенностей сланцевой добычи является низкий дебет скважинФото: Jim West/Фотобанк Лори/age Fotostock

Перед США встала дилемма: сократить сланцевую добычу или заставить другие страны урезать производство нефти. Необходимо было вернуть «пузырю» стабильность, как это произошло в 2016 году благодаря сделке ОПЕК+. Этим и был вызван ультиматум Эр-Рияда с требованием сократить добычу на 1,5 млн баррелей в день, отказ России и демпинг саудовцев, обрушивший рынок нефти.

На Россию решили навалиться со двух сторон. Саудовцы давят демпингом, США резко обваливают фондовый рынок, одновременно до нуля снизив ставку ФРС и запустив на полную мощность печатный станок, чтобы покрыть убытки собственных компаний.

Однако план не сработал. США вынуждены выступить с инициативой о перемирии (поиск новой сделки), Эр-Рияд послушно отреагировал на окрик из Вашингтона. Риторика Трампа призвана лишь создать иллюзию победы.

Трамп, это провал

То, что сработало в 2008 году, когда США впервые запустили печатный станок (количественное смягчение), не принесло результатов в 2020-м. Тогда финансовый рынок не был разделён санкциями, и напечатанные доллары растеклись по всей мировой экономике, втягивая в себя цепочки производства стоимости других стран (Китая, России, Ближнего Востока, Европы и так далее).

В 2014 году Штаты сломали механизм, запустив машину санкций и торговых войн против России и растущих экономик Азии. Единый финансовый рынок разделили на две зоны, между которыми провели контрольно-следовую полосу и натянули «колючку». Офшорный механизм перетока капитала заблокировали ещё в нулевых, после атаки на башни ВТЦ.

Когда в 2020 году США попытались вновь использовать фокус с бесконтрольной эмиссией, он не сработал. Напечатанные деньги стали возвращаться на резервные счета коммерческих банков в ФРС, создавая дополнительный навес ликвидности и увеличивая дисбаланс между реальной экономикой и финансовым сектором.

Вместо снижения давления внутри финансового пузыря за счёт втягивания в него активов других стран напряжение стало расти. Вслед за ценами на нефть в тартарары полетел весь фондовый рынок. Дело в том, что нефть является товаром № 1 на товарных рынках и обеспечивает самую большую долю фондового оборота.

Объём в 100 млн баррелей в день реальных поставок нефти при цене в 60 долларов обеспечивает более 2 трлн долларов финансовых проводок в год. Объём фондовых операций с нефтяными фьючерсами (без деривативов) превосходит товарные поставки примерно в 30–40 раз, обеспечивая ещё около 80 трлн долларов в год. При этом нефтяной рынок мультиплицируется на всю мировую экономику, ведь энергозатраты содержатся в стоимости всех товаров и услуг.

Обвал цен, который с согласия Вашингтона устроил Эр-Рияд с целью принудить Россию к сокращению добычи в одностороннем (по отношению к США) порядке, привёл на грань катастрофы глобальный финансовый рынок. За крахом фондового рынка последовала бы разбалансировка всего мирового хозяйства и ликвидация Бреттон-Вудской системы расчётов.

Резкие – в расчёте на авось – действия Эр-Рияда лишили равновесия всю систему мирового рынка. На прошлой неделе четыре сланцевые компании США объявили о банкротстве.

Whiting Petroleum (крупнейший из банкротов) была оценена в 37 млн долларов, в начале сланцевого хайпа её капитализация достигала 11 млрд долларов. Разница между этими суммами – чистые потери инвесторов. Потеряли также банки, которые во время реструктуризации ранее списали 2,2 млрд долларов долгов Whiting Petroleum.

Всего в США работает около шести тысяч сланцевых компаний, из них порядка 90 процентов должны будут пройти через санацию из-за падения кредитных рейтингов. Под каток попал не только «сланец». Должна пройти переоценка долгов всех американских корпораций, включая мировых лидеров. За прошедшую неделю «усушка» и «утруска» по долгам американских компаний составили около 250 млрд долларов.

Трамп начал спасать экономику страны с телефонных звонков Путину и королю Саудовской АравииТрамп начал спасать экономику страны с телефонных звонков Путину и королю Саудовской АравииФото: ZEUS/Zuma/TASS

И вот тут у Путина зазвонил телефон:

– Кто говорит?

– Трамп…

ОПЕК+ 2.0

Когда Трамп звонил по очереди Путину и Салману ибн Абдул-Азиз Аль Сауду (король Саудовской Аравии. – τ.), он не порядок наводил в стане провинившихся, он спасал экономику США. 9 апреля сделка ОПЕК+ 2.0, скорее всего, состоится. На следующий день она, видимо, будет одобрена на запланированном заседании министров энергетики стран G20.

В новый состав сделки войдут Бразилия и Норвегия (уже объявили о снижении добычи на апрель), а также Канада и США. США, по всей видимости, вместо административного сокращения добычи нефти ограничатся естественным падением сланцевой добычи (ориентировочно 1,5 млн баррелей в день).

Формат участия в новой сделке США принципиального значения имеет. Сам факт того, что Вашингтон сядет в одну лодку с двумя другими ключевыми игроками рынка (Россия и Саудовская Аравия), станет историческим прецедентом.

Единственный случай за всю историю нефтяного рынка, когда США (в лице главы Standard Oil Рокфеллера) предлагали России картельный раздел рынка, был в начале прошлого века. Тогда Российская империя смогла практически выдавить Standard Oil из Европы и начала теснить американскую нефть в Китае.

Здесь важно понимать, что сегодня долгосрочное устойчивое соглашение на нефтяном рынке невозможно. Кто контролирует рынок нефти, тот контролирует мировой рынок и мировую финансовую систему. Сделка ОПЕК+ 2.0 – это лишь «водяное перемирие» до момента восстановления мирового спроса.

Вашингтону предстоит договориться с двумя другими ключевыми игроками рынка: Россией и Саудовской Аравией. На фото: Владимир Путин и Салман ибн Абдул-Азиз Аль СаудВашингтону предстоит договориться с двумя другими ключевыми игроками рынка: Россией и Саудовской Аравией. На фото: Владимир Путин и Салман ибн Абдул-Азиз Аль СаудФото: Pavel Golovkin/AP/TASS

Ключевые противоречия между ведущими центрами силы (баланс мирового рынка обеспечивает только силовой паритет) никуда не денутся. Однако открытые боевые действия сегодня невозможны. Ни одна из противоборствующих сторон не может предложить миру новую формулу экономического взаимодействия. Не только предложить, но и развернуть её в конкретных институтах. Пока не может.

Альтернатив у новой сделки ОПЕК+ в расширенном формате нет. Единственное, что может произойти, это перенос сделки, но на очень короткий период. Запас прочности у мировой экономики на нуле.

Автор – доцент Финансового университета при Правительстве России.