Ненужные люди и нужные авто

Ненужные люди и нужные авто

Истории 18 ноября Дарья Воронина

Скандал из-за перевода транспорта службы скорой помощи на аутсорсинг произошёл в Свердловской области, где год начался с забастовки водителей скорой Екатеринбурга – тоже по причине прихода аутсорсера. Сейчас передача службы под управление частника грозит сокращением 157 сотрудников автопарка в Нижнем Тагиле, все они в разгар пандемии получили уведомление о расторжении трудового договора с 1 февраля 2021 года. «Октагон» узнал, почему вслед за водителями уйдут врачи, и чем так привлекателен аутсорсинг для руководства подстанции.

Готовились тихо

3 ноября на сайте госзакупок появился тендер по обеспечению бригад скорой помощи Нижнего Тагила транспортом департамента госзакупок Свердловской области. Подрядчик поставит в Нижний Тагил 33 укомплектованных автомобиля: с дефибриллятором, электрокардиографом, пульсоксиметром с возможностью определения сатурации кислорода, портативным аппаратом ИВЛ с кислородными баллонами для детей и взрослых и прочей техникой. Машины доставят на две подстанции в Нижнем Тагиле, а также на посты в посёлках Новоасбест, Уралец, Горноуральский и в селе Петрокаменское, следует из закупки.

Начальная цена контракта – 651 млн рублей, победителя торгов определят 4 декабря.

Об опубликованном тендере персонал скорой не знал до того момента, как спустя пару дней после объявления торгов механику автопарка не завезли стопку уведомлений. Не знали работники о том, что ещё в конце октября главврач тагильской службы СМП подписал приказ о сокращениях. Вместе с водителями будут сокращены медицинский регистратор, медсестра, проводящая предрейсовые осмотры, кладовщик, инженер, механик, слесарь, диспетчер, начальники гаража и технического отдела.

Победители заранее

– В прошлом году «дочка» «Ростеха» пыталась к нам зайти, присылали представителя, он проводил собрания, уговаривал. Мы дали жёсткий отпор, к чему они не были готовы. За год они подготовились и предлагают теперь автомобили с водителями, – рассказал «Октагону» водитель нижнетагильской скорой Михаил Смольников.

О том, что сейчас поставлять автомобили будет именно «РТ-Скорая помощь», уверенно сообщают все водители и медики, с которыми удалось пообщаться. Сотрудники говорят, что на общем собрании начальство заявило, что эта структура сейчас закупает нужный транспорт.

Безбородов (главный врач службы в Нижнем Тагиле. – τ.) приехал и поставил нас перед фактом: «Вы переходите в “Ростех-Скорая помощь”. Нам сказали так, потому что уже знают, что именно они будут победителями. Объяснили, что они уже покупают 75 машин в Каменск-Уральский, Первоуральск и Нижний Тагил, – говорит водитель Юрий Девятков.

Сейчас водитель в гараже на станции скорой помощи может самостоятельно и оперативно устранить мелкие неполадки в машине, поэтому все автомобили всегда в рабочем состоянии. На аутсорсе в каретах скорой помощи, находящихся на гарантийном сроке, даже лампочку самостоятельно заменить нельзя будет – всё через сервис.Сейчас водитель в гараже на станции скорой помощи может самостоятельно и оперативно устранить мелкие неполадки в машине, поэтому все автомобили всегда в рабочем состоянии. На аутсорсе в каретах скорой помощи, находящихся на гарантийном сроке, даже лампочку самостоятельно заменить нельзя будет – всё через сервис.Фото: Максим Конанков/Octagon.Media

Это подтверждают другие работники, подчёркивая, что на главного врача надавили якобы областные власти, которые настояли на переводе службы на аутсорсинг.

Водителям намекнули, что аутсорсер намерен очистить компанию от сотрудников предпенсионного и пенсионного возраста. Таких, по словам Михаила Смольникова, около 55–60 процентов.

– Сказали, что тех, кто добровольно подпишет бумагу об уходе по собственному желанию, потом возьмут к частнику. А тот, кто не подпишет, будет претендовать на выплату трёх окладов в связи с официальным сокращением. И так как человек уже возьмёт деньги от службы, то с ним дальше даже связываться не будут, и точно откажут в приёме на работу к частнику, – рассказывает водитель Сергей.

00:00:00/00:00:00
Водители городской станции скорой медицинской помощи Нижнего Тагила о переходе на аутсорс.

Надо добавить, что процедура сокращения штата перед приходом аутсорсера – обычная практика. И зачастую сотрудников успокаивают тем, что частник возьмёт их к себе в штат. Однако подводный камень такой схемы – новые условия работы, которые не всегда устраивают медперсонал.

Почему врачи против?

О том, что придётся уходить, думают многие медики станции, так как наслушались рассказов о сложностях работы с нанятыми водителями от коллег из Екатеринбурга.

– Водители на просьбы о помощи отвечают: «Нам за это не платят». Нашим тоже не платят, но они работают и как водители, и как санитары, – рассказывает фельдшер спецбригады интенсивной терапии Ирина Рожкова.

По её словам, водители тренируются на медико-тактических учениях, а с годами становятся равноправными участниками спецбригады.

Водители скорой помощи являются полноценными участниками бригады, которые могут оказывать и первую медицинскую помощь.Водители скорой помощи являются полноценными участниками бригады, которые могут оказывать и первую медицинскую помощь.Фото: Максим Конанков/Octagon.Media

– Недавно нас награждали от медицины катастроф. У села Покровского легковушка влетела в грузовик, пять пострадавших. Мы примчались на вызов первыми. Водители как медики выскочили – и давай сортировать пострадавших. Кого-то сразу клали на бок (это называется «боковое устойчивое положение»), они всё это знают. Водители даже в реанимационных действиях нам помогают: качать, делать наружный массаж сердца, держать больного, пока мы его интубируем. А если сейчас наших парней рассчитают, то кто будет вместо них – те, кто больше нигде не устроился? И что мы с ними делать будем? – задаётся вопросом Рожкова.

Врач, работающий на скорой помощи с 1984 года, вспоминает, что эксперимент по передаче транспорта службы в Нижнем Тагиле уже проводили. В 1990-е годы на базе службы создали предприятие «Медавтотранс», но схема оказалась нерабочей.

– Во главе с Безбородовым стали всё восстанавливать: построили большой отапливаемый гараж, закупали технику. В этом году крышу перестелили у гаража, а месяц назад пришёл удобный врачам и пациентам «Форд». Теперь вместо «фордов» едут «газели», а автомобили с техникой решено оставлять на улице, чтобы не платить аренду за гараж, – поясняет Ирина. Летом придётся садиться в раскалённую солнцем машину, а зимой - терпеть холод в салоне.

О том, что аутсорсинг ведёт к нарушениям правил эксплуатации автомобиля, и у бригады реанимации на экстренном вызове сломается, например, дефибриллятор, никто не думает.О том, что аутсорсинг ведёт к нарушениям правил эксплуатации автомобиля, и у бригады реанимации на экстренном вызове сломается, например, дефибриллятор, никто не думает.Фото: Максим Конанков/Octagon.Media

Но больше всего медиков беспокоит то, что дорогая специализированная техника будет оставаться в транспорте и в мороз, и в зной, а значит, эксплуатироваться не при тех температурах, которые рекомендует производитель. Что будет, если из-за нарушений правил эксплуатации у бригады реанимации на экстренном вызове сломается дефибриллятор, никто не думает. Не думают и о том, что перевозчик отказывается от техобслуживания и будет отвозить машины на ТО в Екатеринбург.

Без коронавирусных выплат, но с дополнительной нагрузкой

Частой причиной отказа водителей от работы у аутсорсера является снижение зарплаты при возросшей нагрузке и недоступность «президентских» выплат.

– Знакомый работал в Екатеринбурге на аутсорсе, перешли на него прошлой весной. Сначала всё было нормально, через пару месяцев зарплата стала снижаться, а переработка – расти, потому что люди увольнялись, а на их место никто не приходил. В итоге он работал сутки через сутки без доплат. Продержался полгода и ушёл, потому что сил не осталось, – рассказывает водитель Александр.

Сейчас водители в Нижнем Тагиле получают 30–32 тысячи рублей в месяц, в Екатеринбурге у частника водителям платят 18 тысяч рублей, самозанятым – 23 тысячи рублей.

Коллеги из Екатеринбурга рассказали тагильчанам, что водители при переработках под 300 часов в бешеном графике получают 24–27 тысяч рублей.

– «Путинские» выплаты – это 30 тысяч рублей, плюс 5 тысяч рублей «губернаторских». Когда началась пандемия, водителям частников не давали эти выплаты, но потом решили выделять 5 тысяч рублей от области, чтобы они не устроили скандал. Я сейчас получаю 50 тысяч рублей. Почему в такой напряжённой и опасной обстановке я должен получать 20 тысяч рублей и рисковать собой? – спрашивает Юрий Девятков.

В Нижнем Тагиле сейчас острая ситуация с распространением коронавирусной инфекции.

За последние две недели перед отпуском у Юрия был один выходной в неделю.За последние две недели перед отпуском у Юрия был один выходной в неделю.Фото: Максим Конанков/Octagon.Media

– Дошло до того, что я сам, без фельдшера, осуществлял транспортные перевозки больных с ковидом. Подсаживаю из одной больницы пациентов и развожу по другим, где есть места. А новые водители будут это делать? – говорит Юрий.

Михаил Смольников составляет коллективные письма с просьбой отказаться от аутсорсинга. Он отвёз письмо со 180 подписями главе города Владиславу Пинаеву, отправил письма министру здравоохранения Свердловской области, губернатору и президенту. На этой неделе активисты ждут ответа от губернатора, в случае новой отписки работники хотят идти в Генпрокуратуру.

Нужен ли аутсорсинг?

Главный врач службы Сергей Безбородов рассказал «Октагону», что по сравнению с «мирным временем» нагрузка на скорую выросла на 40 процентов. В том числе поэтому он выступает за аутсорсинг: действующие автомобили передадут в поликлиники, стационары и больницы – медучреждения города получат 30 дополнительных авто. Раньше автомобили консервировали, но в пандемию это непозволительная роскошь.

Оснащение транспортом других медучреждений Нижнего Тагила напрямую поможет службе скорой помощи, говорит Безбородов. По его словам, скорая делает очень много несвойственных ей вызовов и обслуживает тех, кого не должна. Например, сейчас поликлиники объясняют властям, что не могут обеспечить доезд до пациентов из-за отсутствия у них транспорта.

«Были бы у них машины, они бы сами доезжали до больных, отвозили нужные лекарства. Или надо больницам из одного корпуса в другой перевезти больного – опять вызывают нас. У них нет ни аппаратуры, ни машин, не на руках же больного нести».

Сергей Безбородов | главный врач службы скорой помощи Нижнего Тагила Сергей Безбородов
главный врач службы скорой помощи Нижнего Тагила

– Когда передадим транспорт, больницы не будут отвлекать нас от работы и исполнения прямых обязанностей. Медицине катастроф мы должны подавать транспорт для того, чтобы от вертолёта до больницы доехать 100 метров, а машина должна быть с кислородом, оборудованием, носилками. Мы им всё дадим, пусть возят, – говорит Безбородов.

Главный врач уверяет, что уведомления о сокращениях – это формальность, и с перевозчиком после торгов обязательно обсудят сохранение сотрудников.

Не только Тагил

4 декабря будет известно, кто станет победителем на поставку транспорта не только в Тагил, но и в Каменск-Уральский, Полевской и городской округ Староуткинск. Начальная цена контрактов на поставку 18 автомобилей в Первоуральск и Староуткинск составляет 311 млн рублей. Руководитель контрактной службы первоуральской структуры Вячеслав Фёдоров сообщил «Октагону», что освободившиеся авто передадут медорганизациям города. Ответственность за сохранность и работоспособность медтехники в новых автомобилях возьмёт на себя выбранный подрядчик. Также его обяжут предоставить рабочие места нынешним водителям службы СМП.

– Это требование к кандидатам. Мы посчитали необходимым прописать обязанность перевозчика обеспечить работой наших сотрудников, которые попадут под сокращение, в проектной документации, – пояснил эксперт.

Начальная цена контракта на 20 автомобилей в Каменск-Уральский составила 384 млн рублей. Водители каменской службы скорой медицинской помощи рассказали «Октагону», что весь водительский состав попадает под сокращение. Как поступит с людьми будущий подрядчик, неизвестно, руководство станции «умыло руки», отказавшись комментировать грядущее увольнение сотрудников и передачу транспорта на аутсорсинг как представителям СМИ, так и собственным работникам.

Как минимум, в городах Свердловской области перевод службы скорой помощи на аутсорсинг будет продолжаться. Руководство региона считает практику эффективной, об этом в очередной раз заявил губернатор Евгений Куйвашев во время выступления в заксобрании региона. Депутаты предложили отложить приход частника на 2022 год, но Куйвашев аргументировал решение эффективным использованием финансовых ресурсов.

«Никто не ставит целью сократить скорую помощь, главная цель – увеличение количества машин, улучшение качества работы. Весь мир идёт по этому пути. Деньгами надо распоряжаться эффективно», – заявил он.

Свердловская область