мск 12°
  • USD ЦБ 70,7479
  • EUR ЦБ 80,0937
  • GBP ЦБ 89,1990
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Карантин отрезал оленеводов от продуктов и субсидий

Аномально тёплая зима и эпидемия коронавируса внесли коррективы в жизнь коренных малочисленных народов Севера (КМНС), ведущих традиционный образ жизни. На Ямале зимники, которые называют дорогами жизни, в этом году практически не открылись, а власти призвали оленеводов переждать карантин в тундре на родовых землях и воздержаться от посещения цивилизации.

От «путинских» денег КМНС тоже оказались отрезаны, ведь за ними нужно идти с бумажным заявлением к чиновникам.

На Ямале кочует около 18 тысяч ненцев – все они разбросаны по тундре и передвигаются за стадами оленей в сотнях километров от населённых пунктов, где нет ни полноценной связи, ни других благ цивилизации.

Ненцы запасаются продуктами, медикаментами и топливом в апреле-мае и уходят каслать до октября, то есть до начала ямальской зимы. В этом году из-за пандемии власти рекомендовали кочевникам не ездить в посёлки за продовольствием, а закупаться на факториях, где цены на несколько порядков выше. Неоткрывшиеся зимники не дали оленеводам подвезти на пастбища продовольствие. Ситуация осложняется тем, что ранее в связи с пандемией в тундру к семьям на пять месяцев были отпущены дети из интернатов.

Итог: народа в тундре оказалось больше, а продуктов и товаров первой необходимости – меньше.

Первой тревогу подняла ненецкая писательница, почётный гражданин ЯНАО Нина Ядне, написав открытое письмо на имя главы Ямала Дмитрия Артюхова. В своём обращении она напомнила властям о том, что период закупки товаров тундровиками упущен. Люди уже не питаются только олениной, им нужны мука, хлеб, сахар, масло и другие продукты. При этом ловля рыбы, которая является основным национальным продуктом, запрещена после вспышки сибирской язвы в 2016 году.

Житель удалённого села Яр-Сале Захар Даньшин специально для «Октагона» выписал цены в местном продуктовом магазине и на заправке. Булка северного хлеба сейчас стоит 65 рублей, банка сгущённого молока – 150 рублей, пачка макарон – 72 рубля, килограмм сахара – ровно 100 рублей, а сливочного масла – 580 «деревянных».

Тяжелее дела обстоят с топливом. Бензин 92-й отпускается по цене от 54 рублей, 95-й – уже по 55 целковых за литр, а солярка – по 59 рублей.

– Цены – кошмар! Как с такими ценами жить? Вообще не хватает ни на что. Люди живут в долг… А масло на снегоходы – это вообще караул. За четыре «тыщи» за четыре литра. И это самое простое масло, а самое дешёвое, какое есть, которым вообще нормальные люди обычно не пользуются, стоит 280 рублей за литр. Это двухтактное масло, понятно? На «Буран», – возмущается местный житель.

Это цены в посёлке, куда КМНС не рекомендовано являться. Стоимость тех же товаров на факториях нужно умножать на два. К тому же ассортимент там скуднее, потому что завоз шёл с перебоями.

Депутат заксобрания Ямала Иван Вершинин подтверждает, что проблема с топливом очень острая: чем дальше в тундру, тем дороже, «цену ломят перекупщики».

Как заявила «Октагону» Нина Ядне, после письма власть «немного зашевелилась» – начались поставки продовольствия на фактории.

– У власти есть транспорт, ресурсы, деньги, все возможности. Я лишь подняла проблему в наше сложное время… Не дай бог зараза дойдёт до кочевников, весь ненецкий народ вымрет, – переживает собеседник.

Иван Вершинин подтверждает, что помощь в тундру от властей начала поступать, как и поставка продуктов.

Оленеводы запасаются продуктами, лекарствами и топливом в апреле-мае. Из-за пандемии власти рекомендовали кочевникам закупаться на факториях, где цены на несколько порядков выше.
Оленеводы запасаются продуктами, лекарствами и топливом в апреле-мае. Из-за пандемии власти рекомендовали кочевникам закупаться на факториях, где цены на несколько порядков выше.
Фото: Алексей Андронов/URA.RU/ТАСС

– Я обзвонил тундру ямальскую и тазовскую. Какие-то меры поддержки они начали вводить. И продукты легли на фактории, и кочевые начали выплачивать. Обнадёживает, конечно, оленеводов то, что весна хорошая, не как в прошлом году. Уже есть проталины. Уже траву видно. Потому что в прошлом году была сложная весна, затяжная. Была корка льда. Поэтому будем надеяться, что в этом году падежа сильного не будет. Это обнадёживает, – объясняет народный избранник.

Для оленеводов в эпидемию обнажилась бюрократическая проблема: «путинские» выплаты – пособия на детей, а также «кочевые» субсидии выдают только по личному заявлению.

– А какое заявление они напишут из тундры? Интернета даже спутникового там почти нет. Поэтому сейчас будем думать, какой механизм разработать. Может быть, сотрудники соцзащиты могли бы по простой доверенности за них просить, что бы им на карточку приходило. Или кто-то уполномоченный, – замечает собеседник «Октагона» Вершинин.

Депутат заксобрания от КПРФ Елена Кукушкина обращает внимание и на другую категорию коренного населения – безоленных ненцев, живущих на пособия. По словам народного избранника, пособия в два раза увеличат – до 10 тысяч рублей. Но не всем, а только тем, у кого есть дети, гражданам пенсионного возраста.

– Нина Ядне справедливо спрашивает: «А остальные-то как? Остальные же тоже кочуют, они же тоже кушать хотят», – добавляет Кукушкина.

Пока что у оленеводов одна надежда – на тёплую погоду и цены на мясо.

– Разговаривал с общиной, они надеются, вроде весна началась хорошая. Надеются, что падежа оленей такого не будет. Цена на мясо их беспокоит осенняя: по сколько будут принимать. Сейчас повысили вдвое почти покупную стоимость, – заключает Вершинин.

По последней информации, власти Ямала оперативно начали вводить помощь в тундру с учётом правил безопасности на фоне коронавирусной инфекции. Выплаты тундровики смогут оформить дистанционно по телефону, а в труднодоступные места, на летние пастбища, вскоре вылетят работники социальных служб.

Как добавили в правительстве региона 19 мая, первыми единовременную помощь уже получили жители Надымского района – 155 кочевников с детьми – из расчёта 5 тысяч рублей на ребёнка. Кроме этого, средства перечислили и пожилым ямальцам, ведущим традиционный образ жизни, – их 95 человек. Чиновники также пообещали, что в самое ближайшее время помощь получат ещё две с половиной тысячи семей с детьми и две тысячи пенсионеров.

Фото на обложке: Антон Тайбарей/ТАСС

Читайте также