Три пути для коронавируса

Три пути для коронавируса

Истории 08 ноября Алёна Константинова

Россия вместе с остальным миром переживает вторую волну коронавируса. Психологическая отметка в 20 тысяч новых инфицированных в день пройдена. Хотя по уровню заболеваемости страна находится на четвёртом месте, показатели смертности в РФ куда ниже, чем в других странах. Исходя из текущей эпидситуации, возможны несколько сценариев развития событий: от выработки популяционного иммунитета и ухода COVID-19 до продолжения роста заболеваемости, а вместе с ним и панических настроений.

Россия, как и многие страны, несмотря на осенний рост заболеваемости COVID-19, отказалась от сценария жёсткого локдауна: сохранён режим самоизоляции для групп риска, с ограничениями открыты рестораны и развлекательные заведения, перевод сотрудников на удалёнку носит рекомендательный характер. Сравнимые с весенними меры были введены во Франции и в Германии, а в других странах практикуется частичный локдаун – закрытие общепита и развлекательных заведений, но школы, университеты и другие организации продолжают работать.

В России в смысле регулирования заболеваемости сделана скорее негласная установка на выработку так называемого популяционного иммунитета, говорится в докладе Агентства политические и экономических коммуникаций (АПЭК) «Вторая волна пандемии в России и в мире: вызовы, модели борьбы, сценарии».

«Подразумевается, что в этом случае нагрузка на систему здравоохранения должна быть сопоставима с её возможностями – это в полной мере выполняется в Москве, но далеко не во всех регионах», – делают вывод авторы доклада.

Это объясняется и трансформацией общественных настроений: страхи населения теперь носят в большей степени социальный характер.

Прежде всего беспокойство вызывает восстановление экономики. Тревогу увеличивает такое очевиднее проявление кризиса, как рост уровня безработицы: осенью численность безработных в России приблизилась к 5 млн человек, при этом с момента начала пандемии их количество увеличилось примерно на миллион.

Средний показатель безработицы оценивается на уровне 6,1 процента. Более высокие показатели зафиксированы в регионах Северного Кавказа (например, в Ингушетии уровень безработицы достигает 30 процентов), а самые низкие – в Москве (2,7 процента), Санкт-Петербурге (3,6 процента), ЯНАО (2,5 процента) и ХМАО (3,2 процента), подсчитали в АПЭК.

«С точки зрения рынка труда ещё предстоит оценить, к каким последствиям приведёт распространение удалённой работы. Как показывает практика, перевод на так называемую удалёнку сопровождался сокращением зарплат и другими потерями перспектив и социальных гарантий сотрудников».

Доклад АПЭК Доклад АПЭК

При всех рисках удалённая работа вызывает меньше раздражения, чем дистанционное образование. По мнению авторов доклада, это связано с тем, что школа как социальный институт всегда замыкала на себе значительную часть воспитательных функций и снижала нагрузку на родителей, теперь этот баланс нарушен. Как писал «Октагон», родители не всегда понимают причины, по которым школьникам продлевают каникулы и переводят на дистант, из-за чего зреют протесты.

«Впрочем, недовольство дистанционным образованием носит скрытый характер, ещё сохраняется значительный запас терпения», – отмечают в АПЭК.

Ранний финиш в гонке за вакциной

Россия победила в неофициальной гонке, которая развернулась между странами за создание вакцины от коронавируса, выпустив «Спутник V», разработанный в Институте имени Н. Ф. Гамалеи Минздрава России. Однако эксперты АПЭК подчёркивают, что победу можно считать символической, так как до завершения всех исследований окончательных выводов об эффективности первой вакцины сделать нельзя.

АПЭК считает, что создание вакцины пока рано считать победой: до завершения всех исследований выводов об эффективности первой вакцины сделать нельзя.АПЭК считает, что создание вакцины пока рано считать победой: до завершения всех исследований выводов об эффективности первой вакцины сделать нельзя.Фото: РФПИ и Центр имени Гамалеи/ТАСС

«Немаловажное значение будет иметь способность власти сформировать доверие к предлагаемым разработкам. Страхи массовой вакцинации связны с политическими рисками, но и принудительная вакцинация вряд ли рассматривается как рабочая стратегия. Вероятно, вакцины скорее будет не хватать», – говорится в докладе. Также подчёркивается, что, хотя власти Москвы и анонсировали начало массовой вакцинации в течение ближайшего месяца, в регионах она стартует не раньше 2021 года с учётом того, что отмечаются перебои с поставками обычных лекарств.

Запатентована уже вторая российская вакцина от коронавируса «ЭпиВакКорона» (разработана новосибирским центром «Вектор»), третья – Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени М. П. Чумакова РАН – проходит испытания. Тем временем про альтернативные иностранные предложения известно только то, что они в разработке. Россия получила запросы от 20 стран на поставку более 1 млрд доз вакцины, однако США и ЕС не только подвергли резкой критике российскую вакцину, но и не скрывают, что оказывают давление на партнёров по вопросу её возможного приобретения, отмечают в АПЭК.

«В официальном заявлении Еврокомиссии сказано, что в отношении стран ЕС, принявших решение о покупке российской вакцины от COVID-19 без согласований на уровне организации, будут приняты меры (какие – не уточняется). Среди стран ЕС такой интерес уже выражала Венгрия».

Доклад АПЭК Доклад АПЭК

По текущим реалистичным прогнозам массовая вакцинация начнётся в 2021 году как в России, так и за рубежом, считают аналитики АПЭК, но итоговая оценка отечественных и западных разработок будет зависеть от масштабов и успехов массовой вакцинации.

Пока же оценивать можно лишь эффективность методов лечения COVID-19, и «диагноз» неутешительный. «Разработаны специальные рекомендации Минздрава, куда включён перечень препаратов, применяющихся при лечении коронавируса, но единого протокола лечения по-прежнему нет ни в России, ни в мире. Это заметно по более высокой статистике смертности в ходе второй волны. Так или иначе, эффективность принимаемых мер медицинской помощи сопоставима с первой волной – существенного прорыва пока не произошло», – отмечают в АПЭК.

Москва и регионы

В Москве количество новых случаев заболевания уже превышает 5 тысяч человек в сутки, госпитализаций – более тысячи человек ежедневно, приводят данные в докладе.

«Текущий московский показатель смертности тоже выше весеннего: в среднем умирает более 50 человек в сутки, но иногда и по 60–70 человек. Таким образом, к началу ноября общее количество активных зафиксированных случаев в Москве превосходит отметку в сто тысяч; показатель летальности составляет 1,6 процента».

Меры борьбы с эпидемией в Москве и других российских регионах во многом схожи…Меры борьбы с эпидемией в Москве и других российских регионах во многом схожи…Фото: Владимир Гердо/ТАС

Среди особенностей течения второй волны отмечены рост охвата тестированием и его доступности, постепенное сближение цифр заболевших и выздоровевших и отказ от массового режима самоизоляции. Ранее глава группы по моделированию ситуации с коронавирусом в России Алексей Боровков прогнозировал, что пик эпидемии коронавируса в Москве придётся на 14 декабря.

Меры борьбы с пандемией в Москве и других российских регионах во многом схожи, фиксируют в АПЭК. Это введение перчаточно-масочного режима, самоизоляция (в актуальной терминологии – «домашний режим») для пенсионеров старше 65 лет, людей с хроническими заболеваниями и беременных женщин, установка на расширение удалённой работы, частичный перевод школ и университетов на дистанционный режим обучения (здесь стоит отметить, что удлинённые каникулы, которые перешли в дистант, первым объявил Сергей Собянин).

…но у Москвы есть неоспоримое преимущество – больше возможностей.…но у Москвы есть неоспоримое преимущество – больше возможностей.Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

«Немаловажным фактором является общее принятие жителями Москвы отказа от массового режима самоизоляции. Требования тотального ограничения социальной жизни носят выборочный характер и не виляют на общий уровень общественно-политических настроений. В этом смысле ситуация в России соотносится с общемировой. Более того, открытые акции протеста на Западе прошли именно против введения ограничений (даже в наиболее пострадавших странах, в Италии и Испании, такие протесты приняли довольно агрессивные формы), несмотря на высокий уровень заболеваемости. Ситуация в некотором смысле парадоксальна: чем более реальной представляется угроза, тем слабее базовые страхи, связанные непосредственно с распространением пандемии», – говорится в докладе.

Главное различие между столицей и остальной Россией – возможности систем здравоохранения. Пока в Москве открываются резервные госпитали, субъекты вынуждены останавливать оказание плановой помощи для перепрофилирования под COVID-19 новых больниц.

«В регионах отмечается нехватка коечного фонда и аппаратов для КТ, очередь на этот вид диагностики может достигать недели. Появляется информация о продаже мест в очереди на КТ», – отмечают в АПЭК.

Загадка КТ: дефицит, которого нет

В редакцию «Октагона» поступают обращения от читателей, которые жалуются, что не могут сделать компьютерную томографию (КТ) лёгких из-за отсутствия аппаратов или вынуждены простаивать огромные очереди в ожидании процедуры. Чиновники утверждают, что дефицита томографов в стране нет.

Перейти к материалу

Кроме того, возник дефицит врачей: в «красные зоны» отправляются студенты, а дополнительные выплаты непосредственно работающим с COVID-19 во вторую волну стали носить избирательный характер, что вызывает недовольство.

Три пути

В АПЭК видят три сценария развития событий. Согласно инерционному, активная фаза пандемии придётся на первые год-два, при этом во вторую волну заболеваемость и смертность будут выше.

«Затем действительно выработается так называемый популяционный иммунитет, о котором сейчас ходит много споров, и болезнь постепенно идёт на спад, хотя чуть более высокая смертность сохраняется в течение нескольких лет. Ключевой фактор – формирование иммунитета, но приоритетная функциональная задача – разработка более эффективных средств лечения и укрепление системы здравоохранения», – пишут составители доклада.

Второй сценарий заключается в ставке на массовую вакцинацию, если волнообразное развитие вируса продолжится.

Однако в случае выбора «принудительной» стратегии не избежать общественно-политических рисков, потому приоритетной задачей является совершенствование вакцины.

Наименее оптимистичный – апокалиптический сценарий, по которому рост заболеваемости продолжается, но существующие версии вакцины не доказывают в полной мере свою эффективность, а лекарственные препараты не отвечают всем вызовам, связанным с лечением вируса: «Наступает глобальное избавление от иллюзий, понимание долгосрочного и, возможно, тотального характера проблемы. Мир ждёт всеобщая автаркия, рост панических настроений, серьёзный пересмотр сложившихся моделей социального взаимодействия».