Дмитрий Ольшанский Записки о сложном мире Все записи автора
Дмитрий Ольшанский
19 июля 2022

Воображаемая Ялта

Есть такая мечта у нашего начальства, много раз сформулированная разными подчинёнными ему политическими умами – новые Ялтинские соглашения.

Словно бы пришло такое время, когда западный мир, долго упрямившийся и бодавшийся с нами то вокруг Украины, то около цен на нефть и трубы с газом, вдруг махнул устало рукой и сказал: пёс с вами, давайте договариваться!

А мы в ответ – гордые, но, если честно, обрадованные, – выдержали паузу небольшую, а потом срочно согласились, пока на той стороне не передумали.

Назначили сказочное место с морями-горами – почему бы и не Ливадийский дворец, повторять так повторять! – и тогда между сосен и можжевельников забегали охранники с официантами и девочки-репортёры с мальчиками-спичрайтерами. Накрыли столы, мы надели всё самое лучшее, приехала заграница, Европа-Америка – и холодная (местами горячая) война наконец-то закончилась. Нам Крым с Донецком, им нефть и газ, они нам доллары и визу с мастеркардом, а мы у них снова купим виллу и яхту – и никто никому больше не угрожает ядерной бомбой. Любовь, согласие, устрицы и шампанское ценой в пенсионный фонд пары регионов за одну бутылку.

Но мечте этой не суждено сбыться.

Никто не приедет в Ливадийский дворец, чтобы заново разделить континенты – прагматично и справедливо – и выпить шампанского ценой в пару областных больниц за одну бутылку. Западный мир собирается изводить нас, бороться с нами и презирать нас ещё неопределённо долго, хоть целыми поколениями своих премьер-министров, тогда уже сомалийских трансгендеров по своему происхождению, будет побеждать русскую угрозу, пока мы не встанем на колени и не сдадимся. А мы, как я надеюсь, всё-таки не сдадимся.

И всё же наше начальство не может забыть эту иллюзорную, сладкую мысль – о настоящих, окончательных договорённостях, совсем как профессор Преображенский, который требовал у комиссаров для себя «окончательную бумажку», – и каждый раз, когда произносятся громкие, гневные речи в адрес условного Запада, каждый раз, когда мы высмеиваем и обвиняем, есть стойкое ощущение, что эти бурные чувства скрывают что-то другое, какую-то тайную надежду, как у жены, которую обманул и предал муж, и вот она уже идёт в суд, она уже рассказывает суду, какой её муж негодяй, но всё-таки надеется, что он впечатлится, покается и к ней вернётся.

Так почему же этого не происходит? Почему годы идут, а Россия – вместо долгожданного, рационального соглашения о своём месте в большой политике – получает только огонь обострения ещё выше прежнего?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вспомнить, что было сделано советскими властями – идеологические и нравственные особенности которых сейчас нет смысла обсуждать, – до того, как хозяева величайших империй назначили им встречу в Ялте, а равно и в Тегеране с Потсдамом.

Советские власти за двадцать пять лет своего правления до этих встреч – успели осуществить следующее.

Они, насильственно забрав власть, разбили всех своих противников в многолетней гражданской войне, вернули под свой контроль большинство отделившихся провинций, полностью сменили управляющий класс, упразднили все формы владения имуществом и ведения хозяйства, что были до них, создали новую гражданскую религию взамен старой, традиционной, перевернули весь крестьянский уклад, заставили миллионы людей покинуть деревни и завербоваться на стройку, их усилиями построили – хоть и на старой основе, и привлекая иностранцев, – машину военной и тяжёлой промышленности, выдержали неожиданное нападение первой сухопутной армии мира, облегчив положение Англии, перенесли промышленность на восток, дважды победили эту первую армию в масштабных сражениях – московском и сталинградском, и заставили считать себя потенциальным триумфатором мировой войны.

И только после того, как всё это произошло, Рузвельт и Черчилль стали очень любезны с большевиками.

Отсюда следует элементарная мораль: если ты хочешь, чтобы сильнейшие – на протяжении многих столетий – державы признали тебя хоть союзником, хоть даже врагом, но врагом равным, заслуживающим уважения и прочных договорённостей, – нужно, назовём это так, слегка поработать.

И отличный пример такого признания – уже в наше время, и без всяких мировых войн, – это Китай, который полвека назад воспринимался как нищая и безнадёжная деспотия, где хунвейбины в одинаковых мрачных робах гоняются за своими жертвами. А теперь это второе государство планеты – и, критикуя его, «державы» стараются не хамить. Китайцев, конечно, не любят, но – осторожно, и никогда не используют в качестве огородного пугала, в отличие, увы, от нас.

Потому что одной доставшейся от суровых предков ядерной бомбы – мало. Чтобы заставить с собой считаться, надо демонстрировать всю страну как своё достижение: от университетов и лабораторий – до красивых городов с холёными обывателями.

Но тогда можно спросить: а почему же Россия – имея, казалось бы, в своём распоряжении много тихих лет и много шальных денег, не использовала это время и эти ресурсы, чтобы сделаться «ещё одним Китаем», объектом зависти и восхищения, перемешанного с тщательно скрываемой ненавистью? Где же наши успехи – в том впечатляющем масштабе, который мог бы заставить хозяев мира пойти на уступки и выпить в Ялте, за встречу и за относительную дружбу, того самого шампанского по цене ста сельских школ за бутылку?

Проблема поиска «того самого» источника всех наших проблем так велика, а список версий – почему же мы не летим, а только кое-как ползаем потихоньку, – настолько длинный, что хочется помолчать с важным видом, глядя вдаль и докуривая сигарету, а уж потом высказать собственную гипотезу.

Я думаю, что первопричина того, что мы не в Ялте и не в Китае, а всё в том же странном, неопределённом киселе полуподъёма-полупровала, – состоит в том, что русский человек пришёл в двадцать первый век страшно голодным.

Почти сто лет, от летней мобилизации 1914 года до обвалов девяностых, Россия жила в ощущении грандиозного напряжения, выживания, в поиске хоть каких-нибудь сил и возможностей для существования, в поиске еды, тепла, безопасности – в том числе и от собственного государства, в ощущении постоянного преодоления целого океана трудностей и катастроф, каждая из которых ломала поколения и сносила привычный уклад. Почти сто лет здесь всем всего не хватало – и потому теперь, когда цепи внешнего принуждения пали (в Китае, заметим, они на месте), и когда нужно было бы заняться промышленностью и технологиями, образованием и молодыми талантами, лесами, деревнями и городами, – русский человек занимается самим собой, словно бы возмещая столетнюю жажду комфорта, пытаясь отчаянно загребать всё сколько-то ценное, если уж как-то дорвался. Этот материальный голод, эта ничем не сдерживаемая жадность выходцев из безбытного коммунизма выглядит отвратительно, но её можно понять.

А ещё можно надеяться, что придёт тот момент, когда общее, полезное и законное – снова будут сильнее, чем частное, приятное и украденное. Когда голод пройдёт.

Но, пока он не прошёл, Россия не сможет показать миру свою силу, перспективу, успех.

А значит, и договориться с ним, с этим надменным и жестоким миром, в русском Крыму, в любимой Ялте.

Другие записи автора

15 августа 202210:39
Человек четырнадцатого года
Лет шесть назад я решил стать участником политической организации (как это торжественно звучит, не правда ли?), само идейное направление которой мне было и остаётся близким, но мотивы мои, когда я присутствовал на её заседаниях, были далеки от общественного активизма. У меня не было никакого желания бороться за власть – неважно, легально или нелегально, – голосовать за резолюции и получать должности, хоть реальные, хоть мнимые. Меня интересовало другое: я хотел внимательно рассмотреть двух людей, возглавлявших тогда наши собрания, людей, по моему мнению, исторических. Если угодно, я был политическим туристом, та организация – смотровой площадкой, а эти двое – чем-то вроде вида с высокой горы. Дмитрий Ольшанский Записки о сложном мире
02 августа 202209:04
Мнимый путь на Восток
Модная тема для рассуждений в тревожном 2022 году: грянул великий развод России и Запада, оборвалась и ушла навсегда эпоха надежд на соединение с Европой, а то и с Америкой в прочном союзе, зато теперь, когда в наших отношениях с либеральной заграницей кока-колу и дачу на Лазурном берегу сменили искандеры с калибрами, Россия найдёт себе новых друзей где-то в Азии, и вместо геев с феминистками – вечно недовольных и сочиняющих про нас всякие пафосные мерзости, мол, задушим санкциями русского медведя, – нашими новыми компаньонами станут китайские партийные секретари, индийские раджи и арабские шейхи. Не получилось с Парижем и Лондоном – получится с Тегераном, Пекином и Дели, а те, парижские, отвергнувшие нашу дружбу, предавшие нашу наивность из девяностых, ещё пожалеют, что остались без нас и без нашего газа. Дмитрий Ольшанский Записки о сложном мире
05 июля 202217:22
Мечты эпохи СВО
Пока русские войска в трудных боях забирают один за другим донбасские города, а прогрессивная публика соревнуется в проклятиях своей стране и мстительных сладких фантазиях о гаагском трибунале для Кремля, о наступающей украинской армии и гибели родины, – на противоположной от неё, патриотической стороне сочиняется много умелых и корявых текстов о том, как хорошо – и, главное, по-новому – мы заживём, когда победим. Есть среди них и образцы казённого, фальшивого оптимизма, но много и вполне искренних сочинений от идейных, пусть и немного простодушных людей. Дмитрий Ольшанский Записки о сложном мире
23 июня 202211:29
Почему мы те, кто мы есть
Не так интересно, какие взгляды разделяет какой-нибудь человек, как то, почему он выбрал для себя именно эти взгляды. Дмитрий Ольшанский Записки о сложном мире
10 июня 202210:57
Россия чуть позже
Нашу родину вот уже несколько столетий преследует один и тот же печальный сюжет. Дмитрий Ольшанский Записки о сложном мире
Читайте также