Тайна операции «Азориан»

Тайна операции «Азориан»

Война 15 июня Владислав Шурыгин

Глубокой ночью 24 февраля 1968 года с базы на Камчатке во внеплановый поход вышла подводная лодка К-129 с тщательно закрашенным (по требованиям секретности) номером 574 на непропорционально большой рубке. О спешке, в которой готовился этот поход, говорит хотя бы тот факт, что после выхода в море ни у кого из командования не оказалось даже полного списка находящихся на борту людей. Это был пик холодной войны, каждая стратегическая ракета была гирей на весах большого противостояния СССР и США.

Мощные – в четверть длины лодки – рубки были отличительной особенностью дизельных ракетоносцев проекта 629, или Golf II, как их называли в НАТО. Такая длина имела объяснение: рубка являлась не только надстройкой для движения в надводном положении, но и контейнером для трёх моноблочных баллистических ракет Р-13. Каждая мощностью в одну мегатонну и дальностью пуска 600 километров. Кроме ракет на борту находились две атомные торпеды. Командовал лодкой один из асов тихоокеанского подводного флота капитан 1-го ранга Владимир Кобзарь.

Внеплановым поход оказался по причине технической неготовности лодки, которая должна была сменить К-129 на боевом дежурстве у берегов США. Поэтому спустя три недели после возвращения было принято решение вновь отправить К-129 в море.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

К этому моменту часть офицеров экипажа уже находилась в отпуске, и его срочно доукомплектовали офицерами с других лодок. Кроме того, в поход была отправлена группа матросов-стажёров школы подводного плавания. После проверки и подсчёта выяснилось, что на борту лодки вместо 89 человек находилось 98…

Переход проходил штатно. Лодка регулярно связывалась с КП флота и докладывала о переходе. Последний доклад состоялся 6 марта, очередной сеанс был намечен на 8 марта, но лодка на связь не вышла. На КП флота объявили тревогу. На следующий сеанс лодка снова не вышла, все запросы флота оставались без ответа, началась операция по поиску и спасению пропавшей лодки.

Поначалу командование ещё надеялось на то, что на К-129 вышла из строя аппаратура связи, но через две недели поисков стало ясно, что лодка погибла.

Два месяца Тихоокеанский флот искал пропавшую лодку, но тщетно. Не было найдено никаких следов. Лодка буквально исчезла где-то в центре Тихого океана в 1900 морских милях к северо-западу от Гавайских островов.

Поиск осложнялся тем, что пропажу лодки необходимо было сохранить в секрете от вероятного противника. Американцы, наблюдавшие за действиями нашего флота, передали по открытому каналу советскому командованию информацию об обнаружении подозрительного масштабного солярового пятна в прилегающем к району поиска квадрате Тихого океана. Забор проб воды в этом районе показал, что топливо аналогично применяемому нашим подводным флотом. Но поиск в этом квадрате ничего не дал. И дать, как потом стало ясно, ничего не мог. Зона, указанная американцами, находилась в сотне миль от реальной точки гибели К-129.

Выждали и нашли

Пока поисковые корабли флота процеживали пустоту океана, в разведуправление ТОФ поступила информация о внеплановом заходе на американскую базу Йокосука на Окинаве атомной подводной лодки «Суордфиш» (SSN-579). Из информации следовало, что лодка, находившаяся на боевом патрулировании в подводном положении, столкнулась с айсбергом и, получив повреждение рубки, была вынуждена зайти на ремонт в Йокосуку.

Разведчиков сразу заставила насторожиться причина захода. Никаких айсбергов в это время года в этом районе никогда не наблюдалось.

Кроме того, это столкновение с айсбергом слишком подозрительно совпало по времени с исчезновением нашей К-129: «американка» пришла в Йокосуку 17 марта – через 10 дней после гибели К-129.

Третьим моментом, заставившим разведку связать воедино все факты, была информация о том, что именно «Суордфиш» вела слежку за нашими лодками и получала благодарности командования за успешное «проведение специальных разведывательных операций».

Всё это сделало версию подводного столкновения нашей К-129 и «Суордфиш» одной из основных, хотя и не бесспорных. Её критики указывают на то, что «Суордфиш» прибыла в Йокосуку днём, в надводном положении и была сфотографирована японскими журналистами. На этих фото видны только лёгкие повреждения рубки в районе выдвижных устройств.

Вырезка из японской газеты об американской подлодке, зашедшей на базу Йокосука.Вырезка из японской газеты об американской подлодке, зашедшей на базу Йокосука.Фото: журнал «Самиздат»

Но существуют и другие версии гибели лодки. Первая – затопление лодки через воздушную шахту дизелей при зарядке батарей по причине технической неисправности клапана и провала на запредельную глубину. Вторая – взрыв водорода при зарядке аккумуляторных батарей из-за неисправности систем вентиляции, вызвавший разрушение прочного корпуса. И столкновение с надводным кораблём.

Американцы основной версией гибели назвали самопроизвольный запуск двигателей ракет в двух шахтах и даже утверждают, что имеют звукозапись их работы. Но их версия не выдерживает критики – ракеты, находившиеся на борту лодки, на момент её гибели не были заправлены топливом. Топливо закачивалось в них из специальных цистерн непосредственно перед запуском.

Опубликованные спустя 30 лет после гибели К-129 её фотографии косвенно подтверждают версию столкновения.

На них с левого борта в районе переборки между вторым и третьим отсеками видна узкая глубокая пробоина. Ответить на этот вопрос можно было бы сегодня, обследовав корпус лодки, но это сделать уже не представляется возможным.

Дальнейшая судьба пропавшей субмарины стала одной из самых масштабных шпионских операций времён холодной войны. Как стало известно после рассекречивания части документов ЦРУ, американцы почти сразу с высокой точностью установили место гибели советской подлодки. Этот секрет до сего дня не раскрывается и, возможно, является разгадкой тайны её гибели.

Американцы знали точное место гибели советской лодки и, выждав, когда русские прекратят разыскивать субмарину, в свою очередь приступили к её поиску. Под видом гидрографических работ они выбрали момент, вышли на точку и, обнаружив лодку, провели обследование состояние её корпуса с помощью батискафа «Мизар» и глубоководной подводной лодки «Халибут». И когда выяснилось, что лодка лежит на ровном киле и находится в хорошем состоянии, за дело взялось ЦРУ США.

Тайна Говарда Хьюза

Поднять целую советскую подводную лодку со всеми её секретами – шифродокументами, боевыми пакетами, аппаратурой радиосвязи и термоядерным оружием – невероятный куш. Но чтобы осуществить операцию такого масштаба, нужны были огромные ресурсы и невероятные технические решения. Никто и никогда не поднимал такие масштабные объекты с глубины в пять километров.

Рассекреченные документы по операции «Азориан».Рассекреченные документы по операции «Азориан».Фото: Военно-морской институт США и ЦРУ

Чтобы сделать это, руководство ЦРУ разработало секретную операцию под кодовым названием «Проект “Азориан”», или «Дженнифер». Любопытно, что эти два названия также служили цели прикрытия – «Дженнифер» обозначало помещение, где велась разработка «Азориана», и «засветка» любого из названий позволяла выявить источник утечки.

Об операции были осведомлены только три высокопоставленных лица в США: президент Ричард Никсон, директор ЦРУ Уильям Колби и миллиардер Говард Хьюз, финансировавший эти работы.

Подготовка к подъёму К-129 заняла почти семь лет, а затраты составили около 350 млн долларов.

Было спроектировано и построено два специальных судна: «Хьюз Гломар Эксплорер» водоизмещением в 63 000 тонн и док-камера «Хьюз Мининг Барж», которая имела раздвигающееся днище, снабжённое гигантскими клещами-захватами по форме корпуса советской подлодки.

Для соблюдения секретности оба судна изготавливались по частям на разных судоверфях западного и восточного побережья США. Даже на этапе окончательной сборки инженеры не имели представления о предназначении этих судов. Официально всё списывалось на некий экстравагантный проект чудаковатого миллиардера по разведке и извлечению со дна океана «марганцевых включений».

«Хьюз Гломар Эксплорер» был оборудован особо мощной подъёмной системой над «буровой шахтой», которая на самом деле являлась большим подводным ангаром внутри судна для док-камеры. Русская подлодка должна была быть поднята большой «лапой», загружена на баржу и доставлена на секретную верфь.

«Эксплорер» прибыл на место подъёма в июле 1974 года, и в течение месяца готовился подъём К-129. Всё шло по плану, но в самый ответственный момент, когда лодка уже была поднята со дна почти на три километра, произошёл её разлом, и корма с рубкой устремились вниз и разбились, превратившись в бесформенную груду метала. На поверхность «Эксплорер» извлёк только носовую часть подлодки с двумя ядерными торпедами и шестерыми мёртвыми членами команды. После этого «Эксплорер» покинул место гибели К-129.

Согласно рапорту американского командования, погибшие моряки были похоронены в море по советскому военно-морскому ритуалу под гимн СССР. Киноплёнка, запечатлевшая ритуал похорон, была передана России в 1992 году.

Погребение в море советских подводников с Hughes Glomar Explorer. Источник: ЦРУ

До сих пор неизвестно, что же реально смог извлечь из воды «Эксплорер». Те, кто верит, что американцам удалось поднять лишь носовую часть лодки, утверждают, что они не достигли желанной цели – сейфа с кодами, шифрами и таблицами связи. За два года до гибели лодки в ходе её ремонта на Дальзаводе главный строитель по просьбе командира судна капитана Владимира Кобзаря перенёс шифр-рубку в ракетный отсек, который поднять не удалось. Но разведка ТОФ придерживается мнения, что была поднята вся субмарина, и история об одном поднятом отсеке стала лишь прикрытием, которое должно успокоить и усыпить бдительность русских.

Только в 2010 году ЦРУ обнародовало публикацию сильно отредактированной статьи объёмом в 50 страниц, описывающей проект «Азориан», но и там нет ответов на главные вопросы об этой тайной операции.

Любопытно и то, что разведка Тихоокеанского флота смогла не только вскрыть выход «Эксплорера» в море, но и, объединив все имеющиеся данные, сделала вывод о том, что американское судно находится в месте гибели К-129 и завершает этап подготовительных работ по подъёму. Телеграмма с предупреждением была передана начальнику разведуправления Главного штаба ВМФ СССР вице-адмиралу Ивану Хурсу. Ответом была шифровка: «Обращаю ваше внимание на более качественное выполнение плановых задач», что означало: не лезьте со этими глупостями, а занимайтесь своим делом.

В советском ВМФ решительно отказались верить в такую фантастическую историю. И только через год, когда информация о тайном подъёме К-129 просочилась в американскую печать, в Министерстве обороны СССР грянул огромный скандал. Но это уже совсем другая история.