мск 14°
  • USD ЦБ 70,8800
  • EUR ЦБ 80,4134
  • GBP ЦБ 89,5994
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Русские создали боевые лазеры, но забыли об этом

Новейший лазер «Пересвет» уже стоит на боевом дежурстве. Западная пресса сомневается в его возможностях. Позиция оппонентов понятна – но почему в России отнеслись к победе оборонки с недоверием? Ведь «Пересвет» – это реинкарнация советского лазерного наследия.

В 2017 году CNN показал испытания боевых лазеров на американских кораблях. Система LWS стоимостью 40 млн долларов поразила цели беззвучно и со скоростью, превышающей скорость любой из ракет в десятки тысяч раз. Израильская система «Небесный щит» укрощает лазерами ракеты ПЗРК, а комплекс «Железный луч» – ракеты, миномётные и артиллерийские снаряды. В 2020 году КНР оснастит лазерами свои истребители, а США – подлодки.

О том, что в России тоже есть лазерное оружие, в 2018 году публично объявил президент Владимир Путин, а народ выбрал для него имя – «Пересвет». Комплекс засекречен, эксперты предполагают, что он нужен для противовоздушной и противоракетной обороны, включая противоспутниковую борьбу. И хотя «Пересвет» уже несёт боевое дежурство, объективной информации о его практическом применении нет, что вызывает скепсис за рубежом.

Россию упрекают в том, что она дезинформирует мир.

Америка всё ещё имеет преимущество в лазерных технологиях, утверждает журналист Логан Най на сайте We Are The Mighty. Некоторым соотечественникам информация президента тоже показалась фантастикой. Удивительно, но страна забыла, что уже создавала когда-то боевые лазеры. Более того, лазер, то есть оптический квантовый генератор, впервые в мире создали именно наши учёные.

Нобелевка по физике

Их было трое – двое русских и один американец. Наш Александр Прохоров, будущий основоположник квантовой электроники, вместе с молодым коллегой Николаем Басовым сформулировал принципы квантового усиления и создал микроволновый квантовый генератор. Схожие эксперименты за океаном проводил Чарльз Таунс. В 1964 году Нобелевская премия по физике за создание лазера была присуждена всем троим единомышленникам.

Американский физик, лауреат Нобелевской премии профессор Чарльз Хард Таунс (в центре) и лауреаты Нобелевской премии Н. Басов (слева) и А. Прохоров (справа) в Физическом институте Академии наук СССР имени П. Н. Лебедева. СССР, Москва. 1965 год.
Американский физик, лауреат Нобелевской премии профессор Чарльз Хард Таунс (в центре) и лауреаты Нобелевской премии Н. Басов (слева) и А. Прохоров (справа) в Физическом институте Академии наук СССР имени П. Н. Лебедева. СССР, Москва. 1965 год.
Фото: Кузьмин Олег/ТАСС

«Военные надеялись, что лазерный луч будет прожигать боеголовку, – рассказывал Прохоров. – Я доказал академику Харитону, что луч при ударе о металл рождает облако плазмы, которая отражает лазерный луч. То есть эффект поражения резко снижается, и боеголовку довольно легко защитить от такого поражения. Иное дело, когда луч выводит из строя электронику, то есть ослепляет ракету».

В 1969 году для разработки мощных лазеров создано ЦБК «Луч», позже преобразованное в НПО «Астрофизика». Что это была за техника? Комплексы вооружений противоракетной и противокосмической обороны и лазерные самоходка и танк. Именно в «Астрофизике» спроектирован первый лазерный локатор воздушно-космического пространства ЛЭ-1. Ещё одно достижение НПО – самоходный лазерный комплекс 1К11 «Стилет» и его версии.

Подбили «Челленжер»

Советские учёные рассказали ЦК КПСС о возможности поражения баллистических ракет с помощью излучения. Так в 1966 году появилась программа лазерной стрельбовой установки «Терра-3». Построенный на полигоне Сары-Шаган в Казахстане комплекс из 196 лазеров, наводящихся на цель, позволял точно определять координаты летящих со скоростью 4–5 километров в секунду боеголовок. В ходе показательных стрельб для министра обороны Андрея Гречко разработка поразила цель размером с 5-копеечную монету.

Останки здания разрушенной лазерной боевой испытательной станции 5Н76 полигонного комплекса «Терра-3» на казахстанском полигоне Сары-Шаган.
Останки здания разрушенной лазерной боевой испытательной станции 5Н76 полигонного комплекса «Терра-3» на казахстанском полигоне Сары-Шаган.
Фото: D. Kalmykov/архив Карагандинского экологического музея

– Американская разведка долгое время безуспешно пыталась выяснить, какие системы испытывались на секретном объекте в Казахстане, – рассказал «Октагону» эксперт по российскому вооружению Сергей Птичкин. – В итоге американский разведывательный спутник смог заснять лазерные пушки в Казахстане. В Вашингтоне испытали шок.

Американцы не могли понять, почему у них периодически отключаются системы управления спутниками военного назначения, «Шаттлы» порой тоже переставали слушаться команд астронавтов. Вспомнили, что в 1984 году «Челленджер» проходил над территорией Казахстана, когда астронавты почувствовали недомогание, а система связи дала сбой. Оказалось, что советские боевые лазеры работали в невидимых спектрах электромагнитных частот. Москве был заявлен официальный протест, но последствий не было.

Советская сторона потом признала, что использовала локатор как средство измерения, лазеры не включались.

Корабль летел на высоте в 365 километров, а показатели дальности обнаружения и сопровождения составили 400–800 километров. Решили, что сопровождать космические корабли комплексом негуманно, а в 1989 году установку для наведения лазера показали делегации США.

– В ходе испытаний выяснили, что в «Терре-3» невозможно использовать настолько мощные лазеры, чтобы они разрушали баллистические ракеты. После развала СССР все работы были закрыты, опытные установки в Казахстане физически уничтожены. Финансирование «Астрофизики» было практически прекращено. Богатейшее и прекрасно оснащённое НПО пришло в запустение, – резюмирует Сергей Птичкин.

Супершасси с Урала

Пока в «Астрофизике» решали, как нацеливаться на баллистические ракеты и ослеплять вражескую технику, «Уралтрансмаш» разработал бортовое управление и шасси для самоходного комплекса 1К11 «Стилет». Уральцы были лучшими в этом, и потому работа была доверена именно им. Процессом руководил «отец современной самоходной артиллерии» Юрий Томашов. В его копилке более 60 изобретений, в том числе знаменитая самоходка «Мста-С».

«Лазерный луч подавляет оптико-электронные системы боевой техники неприятеля. Представьте стекло, которое изнутри расходится мелкими трещинами: ничего не видно. Здесь необходим очень точный механизм прицеливания, который бы не сбивался при движении машины. Задача нашего КБ состояла в том, чтобы создать броневой носитель, способный нести лазерную установку бережно, как стеклянный шар. И мы сумели это сделать, – гордится Томашов.

Генеральный конструктор ЦКБ ГО «Уралтрансмаш» Юрий Томашов. 1999 год.
Генеральный конструктор ЦКБ ГО «Уралтрансмаш» Юрий Томашов. 1999 год.
Фото: Семехин Анатолий/ТАСС

Испытания показали, что жертвами «Стилета» могли стать низколетящие вертолёты, танки и самоходки. Оптику противника аппарат выявлял по бликам на линзах. Светочувствительные элементы оптико-электронных систем и баллистические ракеты выходили из строя, а сетчатка глаз солдат противника выгорала. Одна из двух выпущенных машин до сих формально стоит на вооружении, так как при таких ТТХ комплекс всё ещё современен.

Развитием «Стилета» стала самоходка «Сангвин», призванная противостоять оптико-электронным приборам воздушных целей. С предыдущей версии сняли крупногабаритные зеркала наведения и стали наводить луч напрямую, что позволило увеличить мощность. Если цель находилась на расстоянии в 8–10 километров от лазерного комплекса, её техника не подлежала восстановлению. Если дальше – система ослеплялась на несколько десятков минут.

На базе «Сангвина» был разработан корабельный комплекс «Аквилон» для поражения техники береговой охраны. Мощности энергетической системы десантного корабля увеличили силу излучения и скорострельность лазера. На испытаниях, правда, выяснилось, что сила заряда поглощается из-за влажности. Впрочем, «Аквилону» повезло. Он до сих пор стоит на вооружении и размещён на пограничном сторожевом корабле проекта 12081 «Вьюга».

Взвесь запирали в сейф

Доработка «Стилета» продолжалась до 1990 года. Последняя версия получила название 1К17 «Сжатие». Теперь это была уже не самоходка, с настоящий лазерный танк, ведь для шасси использовали базу Т-72 с ёмкими генераторами. Установка состояла из 12 оптических каналов с индивидуальной и независимой системой наведения луча разной длины.

– Мне удалось найти человека, который принимал участие и в разработке, и в испытаниях аппарата. К сожалению, раскрывать его имя нельзя. Он рассказал, что лазерный танк использует два вида лазеров. Второй, инфракрасный, человеческим глазом увидеть невозможно. Уникальное свойство этого лазера проникать через всё и вся, не оставляя следов присутствия, выводя из строя инженерные и оптические системы, компьютерные начинки – это то, что нам невозможно даже представить, – рассказала «Октагону» сотрудница Государственного военно-технического музея Марина Ушакова.

Машина в условиях тумана или ночной мглы находила цель и указывала на неё другим союзным машинам дальномерами.

Скорострельность оружия составляла 1 выстрел в 15 минут. Такую машину врагу выследить легко, и поэтому её уязвимость достаточно высокая. Сегодня для оружия понадобится другая база.

– То, что помещалось в Т-72, сегодня помещается в коробку из-под обуви. Да, не танкетки, а сапоги, но ясно, что технологии ушли вперёд, – замечает Ушакова.

Говорят, для «Сжатия» был выращен синтетический кристалл рубина массой 30 килограммов, покрытый сверху слоем серебра. Но специалисты предполагают, что это были более мощные лазеры, созданные по технологии YAG.

– Однажды я читала книгу, где разработчики рассказывали, как создавали эту линзу, хотя в книге и не говорится о назначении разработки. «Работая над оптикой, включающей в себя алюминонатриевый и неодимовый сплавы, мы подвергались строгому контролю со стороны службы безопасности. Даже опилки от шлифовки мы должны были сдавать на вес, и эту взвесь закрывали в сейф под ключ». И это было за 20–30 лет до «Стилета» и «Сжатия»! – рассказывает Ушакова. – Один из специалистов объяснял мне, что рубиновый кристалл на тот момент для наших учёных устарел. Технологии с рубиновым кристаллом тогда ещё были передовыми, и мы их официально подтвердили. Эксперт признался, что кристалл был выращен, но совершенно другой.

1К17 «Сжатие» – советский и российский самоходный лазерный комплекс для противодействия оптико-электронным приборам противника.
1К17 «Сжатие» – советский и российский самоходный лазерный комплекс для противодействия оптико-электронным приборам противника.
Фото: Виталий Кузьмин/Vitalykuzmin.net

Правда, в серию самоходки и танки не пошли. Танк стоит в военно-техническом музее в селе Ивановском Московской области. Директор Дмитрий Дорогойченко рассказал «Октагону», что военные согласились передать им списанную технику.

Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу

Дороговизна опережающих своё время лазерных пушек поставила на них крест. О том, что комплексы «Стилет» и «Сжатие» признали слишком дорогостоящими, говорил Юрий Томашов. И не только их. Военное руководство прекратило целый ряд разработок. В 1980-е для космонавтов были придуманы лазерный пистолет и лазерный револьвер (теперь подобное оружие выпустили в Китае), хотели проектировать «Скиф-Стилет», ослепляющий космические спутники других стран, и даже успели создать для него специальный телескоп. Но безденежье и неопределённость зарубили проекты на корню.

О том, что лазерное оружие было, России пришлось напоминать уже в 2010-е годы. И первое время в это не верили.

Российские учёные любят заниматься делом молча, и это часто выходит им боком. Пока зарубежные коллеги красочно описывают достижения и получают финансирование на будущую работу, наши помнят о том, что делали, но не напоминают об этом остальным.

Даже сейчас, когда лазеры в моде, разработчики хранят молчание. Например, тот же «Уралтрансмаш», создавший «Стилет» и «Сжатие», утверждает, что открытые данные, о которых говорил Юрий Томашов, «являются государственной тайной». Если гостайной считается то, что уральцев выбрали для проекта за выдающуюся работу над самоходками и наградили за это Ленинской премией, то стоит ли удивляться, что предприятие так и выпускает шасси для советских детищ – «Мста-С» и «Акации», а до современных разработок его не допускают.

– Это касается многих КБ, они сами ничего теперь не знают. Профессионалы ушли, на их место пришли молодые люди, которые получают ответы с помощью компьютера. Всегда легче сказать, что это военная тайна. Были КБ с уникальными разработками, да всё растеряли, – сетует военный эксперт Сергей Птичкин.

То, что было, оставили в музеях или же отправили на металлолом.

Такая судьба постигла морской лазерный комплекс «Айдар», доставшийся Украине. Кстати, тот же корабль «Диксон», на котором был монтирован «самый мощный боевой лазер СССР» «Айдар», в 1996 году отправили на слом в США. Американцы целенаправленно выкупили ненужный металлолом. Но не учли, что перед отправкой с корабля утащат всё, и на борту нашли только генераторы в 35 МВт, которые могут обеспечить энергией город с населением в 200 тысяч человек.

В результате США приступили к полигонным испытаниями собственной лазерной корабельной установки только в 2007 году. Спустя 10 лет система LWS поразила мишени на катерах и сбила дрон. Над установкой лазеров на борт работает с 1992 года и американский «Боинг» и гордится успехами. К слову, в СССР летающая лаборатория Ил-76 с боевым лазером появилась в 70-е годы прошлого века.

Комплекс российского лазерного оружия «Пересвет».
Комплекс российского лазерного оружия «Пересвет».
Фото: пресс-служба президента РФ/kremlin.ru

Россия вернулась к работе в 2013 году, приняв программу создания боевых лазеров. И уже в 2018 году на боевое дежурство заступил «Пересвет». Гениальные разработки дали российской науке такой задел, что даже 13-летний простой не отодвинул страну на задний план. В разработках лазерного оружия она опережает другие страны на 7–8 лет.

– Американцы прекрасно понимают, что проигрывают, и поэтому многие платформы переводят в космос, чтобы компенсировать отсталость в разработке лазерной техники. В военном отношении дисбаланс сил между странами в нашу пользу, – уверен военный эксперт Владимир Анохин. – Конечно, 10–13 лет – это большой срок для развития науки, в XXI век мы вошли с рваными штанами, но я уверен, что наши научные кадры должны сделать рывок.

Будет ли страна продолжать работу в этом направлении или снова отложит сложные научные исследования в условиях жёсткой экономии из-за пандемии до лучших времён – большой вопрос.

Фото на обложке: Sergeyussr/Dreamstime

Читайте также