мск 15°
  • USD ЦБ 70,7479
  • EUR ЦБ 80,0937
  • GBP ЦБ 89,1990
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Мировые сверхдержавы начали битву ледоколов

Назревает очередная фаза соперничества за господство в богатом ресурсами Арктическом регионе, и ведущие государства начинают обзаводиться инструментами для обеспечения этого господства.

Россия способна защитить свои интересы в Арктике, которую продолжает рассматривать как территорию сотрудничества, а не соперничества, заявил замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков во время онлайн-дискуссии, организованной Советом по международным отношениям. Это заявление Рябкова прозвучало сразу после того, как глава Белого дома Дональд Трамп отдал распоряжение о начале строительства мощного ледокольного флота в рамках меморандума о защите национальных интересов США в Арктике и Антарктике.

Несмотря на явное экономическое превосходство американцев по сравнению с Россией, в Вашингтоне, похоже, понимают, что у государств неравный стартовый потенциал в грядущей «битве за Арктику». И он явно не в пользу США, которые к настоящему моменту обладают лишь двумя тяжёлыми ледоколами устаревшего класса, причём только один из них несёт службу – это построенный в 1976 году USCGC Polar Star (WAGB-10). Другое судно проекта Polar – Polar Sea – было передано Береговой охране США в 1978 году, но в 2010 году было отправлено в резерв из-за постоянных проблем в системе двигателя.

Polar Star тоже всё чаще даёт сбои, опасения по поводу его надёжности стали причиной отмены в 2018 году военных учений в Арктике, которые американцы собирались провести вместе со своими союзниками.

Теперь в Белом доме хотят в корне изменить ситуацию с ледокольным флотом, который США фактически должны создавать с нуля.

Подписанный Трампом меморандум предусматривает постройку к 2029 году минимум трёх тяжёлых ледоколов и более лёгких кораблей, а также создание четырёх американских баз – как на арктической территории Соединённых Штатов, так и за её пределами.

– Американская программа строительства ледокольного флота уже реализуется, три больших ледокола уже заказаны, – рассказал «Октагону» старший научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий Михаил Барабанов. – Строго говоря, смысл меморандума в том, чтобы провести исследование и определиться, что строить дальше: ещё три средних ледокола, как хотела Береговая охрана, или продолжить постройку больших, а может, даже замахнуться на атомные (что представляется пока маловероятным). А пока идёт строительство – попробовать взять что-нибудь в аренду.

USCGC Polar Star (WAGB-10) – тяжёлый ледокол Береговой охраны США. Введён в эксплуатацию в 1976 году.
USCGC Polar Star (WAGB-10) – тяжёлый ледокол Береговой охраны США. Введён в эксплуатацию в 1976 году.
Фото: Wikipedia

Что касается ближайшего арктического партнёра США – Канады, – то у неё могут нести службу всего три-четыре дизель-электрических ледокола из имеющихся в наличии семнадцати. Два года назад канадские власти объявили о планах построить четыре военных ледокола. У Швеции, Финляндии – по семь ледоколов, у Дании – четыре, у Норвегии, как и у неарктических стран – КНР, Германии и Южной Кореи, – по одному.

Наши ледоколы всегда готовы к бою

Россия же сегодня остаётся единственной страной в мире, располагающей ледокольным флотом. К началу 2020 года в его составе находилось более 40 судов различного класса, не считая судов с ядерной энергетической установкой, которые тоже могут использоваться для выполнения различных (в том числе и военных) задач в Арктике. Министерство обороны РФ ранее заявляло о намерении создать флот военных ледоколов и ударных кораблей ледового класса.

– Следует понимать разницу в подходе к строительству ледоколов в США и России, – пояснил «Октагону» эксперт Российского совета по международным делам Илья Крамник. – Основой в Советском Союзе, а потом и в России были экономические потребности освоения Арктики. Для нас важно освоение Северного морского пути, а также природных богатств, имеющихся в Арктическом регионе. Военный аспект в строительстве ледоколов был, конечно, очень важен, но рассматривался уже во вторую очередь, после экономического.

У США иной подход, отмечает Крамник, Арктика для них не представляет логистического интереса – для перевозок есть куда более подходящий им Панамский канал. К тому же американская часть Арктики менее экономически развита, чем российская, – добыча природных ресурсов тоже не в фокусе внимания. Поэтому меморандум, подписанный Трампом, имеет чисто военное направление.

Спуск на воду ледокола «Илья Муромец» в Санкт-Петербурге. 2016 год.
Спуск на воду ледокола «Илья Муромец» в Санкт-Петербурге. 2016 год.
Фото: Анатолий Медведь/ТАСС

Второе рождение российских боевых ледоколов началось 30 ноября 2017 года, когда в состав вспомогательного флота российского ВМФ вошёл однопалубный многофункциональный дизель-электрический ледокол проекта 21180 «Илья Муромец». Это судно может выполнять функции ледокола, морского буксира и патрульного корабля. В носовой части «Ильи Муромца» находится вертолётная площадка, которая может принимать вертолёты Ка-27 и Ка-32. А между вертолётной площадкой и надстройкой в случае необходимости можно поставить и артиллерийскую установку.

Ранее мощным флотом боевых ледоколов располагал Советский Союз. Ещё с 1960-х годов в составе ВМФ СССР несли службу такие суда, как ледокол проекта 97 «Добрыня Никитич» (вступил в строй 31 декабря 1960 года), ледокол проекта 97П «Иван Сусанин» (принят на вооружение в 1973 году).

Однако в 1990-е годы подавляющее большинство судов проектов 97 и 97П было выведено из строя и утилизировано.

– Строительство ледокольного флота с советских времён включало и военную составляющую, – отмечает Илья Крамник. – Главная боевая задача ледоколов – проводка боевых кораблей в Арктике, снабжение баз. Некоторые из них могут нести вооружение – как правило, зенитные артиллерийские установки. Военные ледоколы, входящие в состав российского ВМФ, относительно невелики, наиболее мощные российские ледоколы – атомные – строятся прежде всего с гражданскими целями.

Подготовка к войне или великодержавный хайп?

Спустя почти два года после ввода в строй «Ильи Муромца», 25 октября 2019 года, на воду было спущено первое патрульное судно «Иван Папанин», которое имеет на вооружении переносной зенитно-ракетный комплекс и артиллерийскую установку АК-176МА (выполнена по стелс-технологии), а также располагает площадкой для боевого вертолёта. Кроме того, «Иван Папанин» имеет на борту РЛС для контроля за воздушной и надводной обстановкой, а также гидрометеорологическую станцию. Как заявил начальник технического управления ВМФ России Игорь Зварич, ледокол будет выполнять задачи по охране арктических рубежей, конвоированию и буксировке в порт задержанных судов, при этом он способен поражать морские, береговые и воздушные цели, а также преодолевать ледяные покрытия толщиной 1,7 метра.

Владимир Путин на церемонии закладки патрульного корабля ледового класса «Николай Зубов» на заводе «Адмиралтейские верфи».
Владимир Путин на церемонии закладки патрульного корабля ледового класса «Николай Зубов» на заводе «Адмиралтейские верфи».
Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости

На предприятии «Адмиралтейские верфи» в Санкт-Петербурге в 2020 году должны начать строительство ещё одного ледокола проекта 23550 – «Николай Зубов», это положит начало серийному производству судов данной серии. На Выборгском судостроительном заводе должны построить по меньшей мере два судна для пограничных войск.

– Поскольку для России освоение Арктики является выгодным с экономической точки зрения, то строительство наших ледоколов, безусловно, имеет перспективы, – отметил Илья Крамник. В настоящее время строится серия ледоколов «Арктика» и идёт разработка более мощного проекта «Лидер».

«США рассматривают в качестве основного военного противника в Арктике прежде всего Россию. Но в то же время их программа направлена и на противостояние в этом регионе с Китаем, который, как известно, тоже планирует участвовать в освоении Арктики. Однако только военного интереса к Арктике может не хватить для обоснования расходов, и тогда программу отложат».

Илья Крамник | эксперт Российского совета по международным деламИлья Крамник эксперт Российского совета по международным делам

Вообще, в США тема строительства ледокольного флота то и дело всплывает, но через какое-то время внимание к ней падает. Поэтому гарантировать то, что новые ледоколы обязательно будут построены к такому-то сроку, нельзя.

Михаил Барабанов считает, что «градус милитаризации» процесса строительства ледоколов будет снижаться:

– Я думаю, что в России идея военной составляющей при строительстве ледоколов тихо сойдёт на нет, поскольку практически в ней нет особого смысла, только удорожание и усложнение эксплуатации. Если же говорить об американцах, то они, видимо, сами пока не знают, зачем они будут строить ледокольный флот, – собственно, поэтому долгое время и не строили, что на самом деле они им совершенно не нужны. Сейчас это чисто великодержавный хайп, не имеющий никакого экономического смысла, да и военного, по всей видимости, тоже.

Фото на обложке: aerophoto/Shutterstock

Читайте также