Как США и их союзники сокрушили Ирак гибридными методами

Как США и их союзники сокрушили Ирак гибридными методами

Война 11 января Евгений Берсенёв

В январе 1991 года многонациональные силы (МНС) под началом Соединённых Штатов начали большую военную операцию против Ирака под названием «Буря в пустыне». Операция зафиксировала изменившийся в начале 1990-х стратегический баланс сил в мире, а также определила характер ведения войн на ближайшие годы. Последствия пошатнувшегося баланса сил на Ближнем Востоке, вызванные той войной, ощущаются до сих пор.

Нет Кувейта – нет и долга

Тогдашний иракский лидер Саддам Хусейн долгое время весьма успешно политически маневрировал между СССР и западными странами (сохраняя с этими участниками холодной войны ровные отношения), играя на опасении обеих сторон «экспорта исламской революции» из Ирана. С этой страной Ирак, как известно, вёл долгую кровопролитную войну 1980–1988 годов. Однако её последствия сильно подорвали экономику государства, требовались немалые средства для её восстановления, к тому же страну тяготили накопившиеся за время войны долги. И Хусейн со своими соратниками задумал решить проблему за счёт соседнего Кувейта – слабого в военном отношении, но богатого нефтью.

Руководство Ирака обвинило эмират в нарушениях договорённостей по добыче нефти и воровстве чёрного золота из своих скважин, предложив «решить вопрос» выплатой компенсации почти в 2,5 млрд долларов. Власти Кувейта отказались, и тогда в августе 1990-го саддамовские силы за два дня оккупировали страну, сделав её 19-й провинцией Ирака. Стоит заметить, что во время ирано-иракской войны Кувейт оказывал Багдаду разнообразную помощь и охотно давал деньги в долг.

– Решение Ирака вторгнуться в Кувейт было обусловлено ещё и политико-психологическими мотивами, – оценивает минувшие события историк и востоковед Евгений Милютин.

«Несмотря на людские и финансовые потери в войне с Ираном, у Багдада сохранился большой мобилизационный потенциал, огромные арсеналы оружия и боеприпасов, поэтому Хусейн считал, что вправе претендовать на роль гегемона в арабском мире. И он полагал, что можно не считаться ни с мнением советских друзей, ни принимать в расчёт возможную реакцию арабского мира».

Евгений Милютин | историк, востоковед Евгений Милютин
историк, востоковед

Однако множеству стран как на Ближнем Востоке, так и на Западе подобный шаг иракского руководства решительно не понравился. К тому же единственная страна, способная встать на сторону и повлиять на ход событий, – Советский Союз – переживала перестройку и налаживала отношения с Вашингтоном, становясь в фарватер его политики. В США на тот момент президентом был Джордж Буш – старший, тесно связанный с нефтяным лобби и собиравшийся включить Кувейт в орбиту своей экономической политики.

Поначалу было непонятно, намерен ли саддамовский Ирак двинуться дальше и ударить по Саудовской Аравии, тоже помогавшей ему в противостоянии с Ираном. Поэтому с согласия и по просьбе Эр-Рияда в страну были переброшены войска государств сформированной антииракской коалиции, после чего началась подготовка к воздушно-наземной операции.

Бахвальство против тактики

29 ноября 1990 года Совет безопасности ООН принял резолюцию, которая допускала проведение военной операции. Советский Союз не высказал возражений, что, кстати, вызвало негодование в национал-патриотических кругах внутри страны и ещё больше ударило по авторитету президента Михаила Горбачёва. В самом Ираке к войне готовились по большей части пропагандистски. Незадолго до начала боевых действий Саддам Хусейн заявил в одном из своих выступлений: «Американцы придут сюда, чтобы продемонстрировать акробатические трюки, подобные тем, что показывают в фильмах о Рэмбо. Но здесь они столкнутся в реальной обстановке с народом, который будет сражаться с ними. Мы – народ, который имеет восьмилетний опыт ведения войны, опыт боевых действий».

Зенитки, установленные на крыше здания в Багдаде. 1 марта 1991 года.Зенитки, установленные на крыше здания в Багдаде. 1 марта 1991 года.Фото: Соловьёв Андрей/Фотохроника ТАСС

Атаки МНС начались 17 января 1991 года, это были массированные воздушные удары по целям на территории Ирака и Кувейта. Уничтожались объекты ПВО, пункты командования, узлы связи. Всего за время операции авиация совершила около 4,7 тысячи боевых вылетов, было сброшено около 88,5 тысячи тонн бомб. Ведущие мировые СМИ красочно рассказывали о результатах бомбардировок МНС, иракских потерях, однако крайне редко упоминали о жертвах и разрушениях антисаддамовской коалиции. Это было тоже использование оружия – но уже информационного. Американская военная цензура тщательно отслеживала фото- и видеоматериалы, отправляемые журналистами в свои редакции, – интернета и мобильных телефонов тогда не было, поэтому возможности послать «картинку» непосредственно с поля боя репортёры ещё не имели. Великобритания также не допускала утечки данных о своих потерях. Израиль, территория которого несколько раз подвергалась иракским ракетным ударам, закрыл для СМИ практически всю информацию о наносимом ущербе.

А потери у МНС были. Иракские удары 300-миллиметровыми ракетами по передовым позициям, а по тылам – ракетами «Скад» вызывали разрушения и людские жертвы. В 2007 году министерство по делам ветеранов США в своём бюллетене упомянуло о потере нескольких тысяч человек во время боевых действий. Однако позднее эти данные никак не были ни подтверждены, ни опровергнуты и даже не обсуждались ни ведущими политиками страны, ни СМИ.

Большой военный эксперимент

Авиаудары продолжались более месяца – наземная операция МНС в Кувейте началась 24 февраля, после обхода войсками коалиции иракских подразделений со стороны пустыни. 26 февраля была очищена территория Кувейта, в течение двух следующих дней соединения МНС заняли около 15 процентов территории Ирака, подойдя к Басре и отрезав саддамовским войскам путь к отступлению.

По мнению экспертов, быстрота разгрома объясняется тем, что американцы хорошо проработали наступление в тактическом плане: силы обороняющихся были скованы британскими войсками, затем с помощью электроники и высокоточного оружия иракцы были «ослеплены», управление их военными формированиями было нарушено.

Вертолёты UH-1 «Ирокез» после операции «Буря в пустыне» у берегов Манамы. 19 марта 1991 года.Вертолёты UH-1 «Ирокез» после операции «Буря в пустыне» у берегов Манамы. 19 марта 1991 года.Фото: ВМС США, национальное достояние

– У войск западной коалиции всё вышло на пять с плюсом, – отмечает Евгений Милютин. – Британцы прорвали глубоко эшелонированную оборону противника, хотя им такая задача не ставилась. Иракцы не стали устраивать аналог Сталинграда, а просто побежали с позиций. На их счёт, правда, можно записать успешное использование ракет «Скад», которыми и сегодня пользуются повстанцы в Йемене и талибы в Афганистане. Плюс довольно удачное наступление на Хафджи. Кстати, в будущем тактику быстрых кавалерийских наездов будет использовать ИГИЛ (Запрещённая в РФ организация. – τ.). В целом при иной военной организации армия Ирака вполне могла бы успешно противостоять американцам и их союзникам.

Утром 28 февраля багдадское радио объявило о прекращении огня, а 3 марта командующий МНС американский генерал Норман Шварцкопф вместе с министром обороны Саудовской Аравии Халидом бин Султаном подписали с представителями Ирака соглашение об окончании боевых действий.

Позднее, в августе 1991-го, генерал Шварцкопф публично высказал критику в адрес президента США Джорджа Буша – старшего за нежелание дать команду силам МНС идти на Багдад, за что был отправлен в отставку. Позднее высокопоставленные чиновники Белого дома заявляли, что в случае принятия такого решения США оказались бы в роли оккупантов во враждебной стране. Впрочем, именно так и случилось спустя 12 лет, когда в 2003 году американские войска вторглись в Ирак, свергнув Саддама Хусейна и фактически породив ИГИЛ, в руководстве которого позднее оказалось немало высокопоставленных саддамовских военных.

Ряд военных специалистов считает, что «Буря в пустыне» стала своего рода экспериментальной площадкой для методов будущих войн.