Якутия ждёт ювелирной огранки

Якутия ждёт ювелирной огранки

Политика 20 августа Ростислав Журавлёв

Несмотря на то, что Якутия – это национальная республика, на первый взгляд может показаться, что здесь царит чёткая вертикаль власти и тотальная поддержка федерального центра и элит на выборах, например, как на Кавказе или в Татарстане. На деле Саха – политически вольнодумный регион, его столица при желании может с лёгкостью дать фору даже либеральному Екатеринбургу или мятежному Хабаровску.

Как и в других дальневосточных субъектах, это объясняется невниманием Москвы, которая засылает временщиков-управленцев и выкачивает из региона деньги, делая богатую Якутию дотационной.

Непосвящённые люди представляют Якутию как богатый, самодостаточный и необыкновенно красивый край. И всё вроде бы так и есть: нетронутая природа, щедрые недра, если бы не одно но: Якутия – регион сугубо дотационный. Несмотря на уголь, золото и известные всему миру алмазы, Якутия живёт за счёт федеральных поступлений. В улусах (районах. – τ.) не скрывают своего раздражения, ведь ВРП республики в 1,2 трлн рублей в год хватит на несколько мостов через Лену.

Но почему-то деньги утекают в западном направлении, а руководят этими процессами управленцы, для которых республика – перевалочный пункт.

Чтобы понять, что происходит в самом большом регионе страны, корреспондент «Октагона» отправился в Якутию и попытался найти с жителями общий язык.

«Чёрный шар» для Якутии

Главным политическим событием в регионе стало назначение несостоявшегося губернатора Приморья, замглавы Росморречфлота Андрея Тарасенко на должность врио председателя правительства Якутии. В политическую обойму из опалы после провала на последних выборах его вернул пост в Сахе, что стало неожиданностью для многих, в том числе и для местной элиты.

Назначение несущественно лишь на первый взгляд. Источники «Октагона» в Якутии утверждают, что появление Тарасенко в Сахе – сюрприз не только для президента республики Айсена Николаева, но даже для дальневосточного полпреда Юрия Трутнева. Считается, что его фигуру активно поддерживал и лоббировал глава Администрации президента Антон Вайно.

В пользу этой версии говорит и то, что Николаев, предчувствуя скорое появление «варяга», поставил исполнять обязанности главы кабинета министров своего человека – зампреда правительства Алексея Колодезникова, надеясь, что Москва не станет переигрывать это решение.

Назначение Тарасенко врио губернатора Сахи после провала в Приморье стало сюрпризом и для президента республики Айсена Николаева, и для полпреда Юрия Трутнева.Назначение Тарасенко врио губернатора Сахи после провала в Приморье стало сюрпризом и для президента республики Айсена Николаева, и для полпреда Юрия Трутнева.Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

«На земле» назначение Тарасенко не вызвало большого ажиотажа. Местные депутаты и политики с равнодушием отнеслись к появлению новой фигуры, считая Тарасенко очередным гостем, который долго в республике не задержится, как и его предшественник на посту Владимир Солодов. Республиканские СМИ иронизировали, нисколько не тушуясь перед большим начальником. Например, газета «Якутск вечерний» опубликовала карикатуру на врио, восклицающего: «А можно я отсюда уже еду!» под заголовком «Премьером Якутии станет приморский изгнанник».

Как поясняют собеседники «Октагона», дело не в личности нового премьера, а в самой должности, которую, с одной стороны, считают технической, с другой – карьерным трамплином для прыжка в другие регионы с солидной записью в трудовой книжке.

Это видно на примере того же Солодова, который в сентябре будет избираться на пост губернатора Камчатки. Якутские товарищи «начальника Камчатки» по секрету рассказали, что сам Солодов не планировал менять место работы, но с решениями Москвы не спорят.

– У премьера поручение одно – жизнеустройство республики и её обеспечение. Политических вопросов в его компетенции нет: он никаких распоряжений не выпускает, а только исполняет. Вся власть у президента республики, – объясняют республиканские депутаты. Они со скепсисом говорят о его возможности завести в кабинет министров своих людей. – Основных всех министров мы утверждаем, а остальных назначает глава. Никого он самостоятельно не сможет взять… Ну секретаршу, может, или водителя.

Впрочем, по информации инсайдеров, Андрей Тарасенко получил вполне конкретные установки из центра, и его деятельность не ограничится технократическими полномочиями, а, напротив, для якутских элит он готовится стать «чёрным шаром» – смотрящим от Москвы.

А смотрящий региону нужен. В Якутии происходят не совсем приятные для федерального центра процессы. В частности, 40,65 процента жителей республики выступили против поправок к Конституции. Наиболее протестное голосование показала столица – город Якутск, где каждый второй житель (47,85 процента) не поддержал новую редакцию основного закона страны. Дискомфорт у элит и Москвы вызывает и независимый мэр Якутска Сардана Авксентьева, которая сменила Николаева на посту главы города, развернув самостоятельную политику.

И это, как ни странно, норма для Якутии. Как таковой жёсткой вертикали власти в республике нет, а сам регион является «демократическим заповедником», где до сих пор сохранились прямые выборы глав на муниципальном уровне. Сильное и развитое самоуправление несёт за собой другую особенность: хочешь побеждать на региональном уровне – договаривайся и завоёвывай симпатии улусов.

Независимость якутского мэра, Сарданы Авксентьевой, вызывает в Москве и в рядах местных элит плохо скрываемое раздражение.Независимость якутского мэра, Сарданы Авксентьевой, вызывает в Москве и в рядах местных элит плохо скрываемое раздражение.Фото: Александр Рюмин/ТАСС

– К каждому надо идти отдельно и находить с ним язык. У нас как: есть группа вилюйских районов – западная, заречных районов – восточная, а также группа промышленных и северных районов, а ещё центральная. Если ты с ними не находишь общий язык, не понимаешь их ментальность, то делать нечего тебе на выборах. Обязательно эту особенность надо знать. И поэтому пришлые, которые сейчас становятся премьерами, они не знают, чем дышат там, и, как правило, проигрывают на выборах, – объясняют якутские народные депутаты.

Пока же ситуация в регионе оценивается как не совсем стабильная. За всем этим должен был уследить Ил Дархан – президент республики Николаев, который возглавил регион два года назад. Но он не справляется, и его усилили Тарасенко.

Пятая часть России

Но у Тарасенко-политика задач не меньше, чем у Тарасенко-завхоза. По словам вице-спикера Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха Виктора Губарева, новому премьеру, если его кандидатуру одобрят депутаты на сентябрьской сессии, придётся столкнуться с рядом проблем. Во-первых, это транспортная доступность региона.

– Авиапарк, который имеется в распоряжении республики, по факту оставшийся ещё с советских времён, устарел и имеет большой срок эксплуатации. Ему нужна замена, и здесь очень большое отставание. Поэтому необходимо добиваться того, чтобы внутриреспубликанские перевозки субсидировались полностью государством, – говорит зампред Ил Тумэна.

Для сравнения: если в Москву из Якутска можно улететь за счёт субсидий за 7 тыс. рублей, то перелёт в отдалённый посёлок внутри региона может стоить от 30 тыс., сетует собеседник.

Во-вторых, внимания требуют вопросы «северного завоза» продовольствия и топлива, на эти цели Якутия тратит более 30 млрд рублей ежегодно. Срыв завоза грозит чрезвычайным положением.

– Более 80 процентов транспортных артерий в Якутии – это временные автомобильные дороги, так называемые зимники. Только на их обустройство и содержание уходит 2 млрд рублей из региональной казны, а в конце сезона дороги уходят со льдом в море. А законопроекта, который бы предусматривал федеральную поддержку зимников, нет, – делится Виктор Губарев.

Дороги очень важны для самого большого и сурового региона России. Это настоящие артерии жизни для отдалённых уголков Якутии.Дороги очень важны для самого большого и сурового региона России. Это настоящие артерии жизни для отдалённых уголков Якутии.Фото: пресс-служба МЧС по Республике Саха (Якутия)/ТАСС

В-третьих, вопросы здравоохранения и образования. Половина населения Якутии живёт в сельской местности, в отдалённых территориях, многие ведут традиционный образ жизни. Большие расстояния между населёнными пунктами требуют сохранения малокомплектных школ и создания первичного звена здравоохранения на местах. Общий закон сегодня таков, что государство берёт на себя лишь обязательства по обеспечению районных больниц, расстояние до которых в Якутии может насчитывать по несколько сотен километров. Местные больницы содержатся за счёт средств бюджета республики.

Каждый пункт – большие расходы, и это тоже проблема: Якутия сегодня входит в десятку антирейтинга регионов страны по уровню бедности.

Дотации на фоне алмазных гор

В Якутии добывается более 8 млн тонн нефти, угля – 16 млн тонн, золота около 30–32 тонн уже добыто только в этом году, столько же серебра. Но богатства природные достатка республике не приносят. Якуты считают, что Москва выкачивает деньги из региона и из-за этого республика стала дотационной (из 220 млрд рублей бюджета больше половины – дотации).

– Был закон о недрах, по которому половина прибыли от добычи ресурсов оставалась в местном бюджете, а остальное шло в центр, так как старая налоговая база предусматривала федеральный договор о национальных республиках. Но сегодня этого уже нет, – жалуются в парламенте. – Был закон о недрах, который предусматривал в том числе право республики на владение природными ресурсами, – этого тоже сегодня нет. В закон было принято более 300 поправок, и поэтому налоги уходят в центр, а оттуда уже идёт распределение дотаций, субсидий, субвенций, трансферты на выравнивание бюджетного финансирования.

Средняя заработная плата в республике официально составляет 72 тыс. рублей, но, по словам депутатов, эту зарплату получают всего лишь 13 процентов работающих – те, кто трудится в горной отрасли, добывает нефть, алмазы и уголь. У других зарплаты даже ниже прожиточного минимума в 33 тыс. рублей.

– В сельском хозяйстве заработок где-то 25–30 тыс., а надо понимать, что у нас любой килограмм груза, который на север, сразу прибавляет в цене 75 рублей, – говорит народный депутат Пётр Аммосов. – Чтобы скосить тонну сена, надо 30 литров солярки, а она стоит 60 рублей. А во сколько обходится себестоимость картошки, никто же не считал. Только из Амурской области мы завозим 550 тонн картофеля. Муки мы завозим за счёт казны где-то 7 тыс. тонн из Алтайского края и стараемся не поднимать цену для хлебопечения за счёт дотаций. Если говорить об электроэнергии, то Иркутская область отпускает в 11 раз больше, и при этом у них киловатт-час – 1,17 рубля, а в Якутске с 1 июля – 6,5 рубля. Наша Вилюйская ГЭС даёт 30–40 процентов от своей мощности, хотя она рассчитана на алмазодобывающую промышленность, потому что там рядом промышленный город Мирный.

Драгоценные камни преткновения «Алросы»

Каждый четвёртый добытый в мире алмаз приходится на якутскую компанию «Алроса». Алмазы – это особая гордость Якутии и её боль. Сегодня предприятие из-за пандемии находится не в самом лучшем положении, и дивидендов в этом году, судя по всему, не будет, и без этого дотационные местные бюджеты оно пополнить не сможет. Спрос на бриллианты резко упал.

Алмазы – особая гордость Якутии и её боль.Алмазы – особая гордость Якутии и её боль.Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Сегодня «Алроса» находится под государственным управлением: федерация владеет 33 процентами акций, Якутия – 25 процентами, ещё 8 процентов находятся в активах улусов, а остальные 34 процента акций – в свободном обращении.

Ещё несколько лет назад компания была закрытым акционерным обществом, но при последнем губернаторе часть акций была выпущена в свободное обращение, приватизация последнего пакета в 10,9 процента прошла в 2016 году.

Акции «Алросы» – государственные и республиканские – хотели вносить в планы приватизации. Но в конечном счёте от этого решения все уровни власти отказались. В Якутии не говорят вслух, но особо и не скрывают, что федеральный центр желает взять под свой контроль республиканский пакет акций.

– Каждого национального губернатора ломают через колено, чтобы эти акции отдал Москве, – говорят наши источники, знакомые с ситуацией. – Это на самом деле очень серьёзная ситуация, которая требует от центра поставить туда русского и своего, близкого.

Об этих опасениях говорит и зампред Ил Тумэна Виктор Губарев:

– Есть опасность такая, что компания может быть продана в частные руки. Чего нельзя ни в коем случае допустить. Нужно вернуться к тому, чтобы на государственном уровне было принято особое решение.

«Таким компаниям, как «Алроса», необходимо особое решение Правительства, которое не допускает акционирования дальнейшего. Ни в коем случае нельзя её отдавать кому бы то ни было, а такая опасность, наверно, есть».

Виктор Губарев | вице-спикер Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) Виктор Губарев
вице-спикер Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия)

Кроме того, Губарев сетует, что курс руководства компании направлен на избавление от непрофильных активов в социальной сфере.

– Например, многие годы алмазная компания помогала совхозу «Новый», где работали коренные малочисленные народы Севера. Сегодня совхоз они из своей структуры вывели, и он в очень трудном положении находится. Мы в государственном собрании Ил Тумэн озабочены тем, что республика теряет своё влияние в руководстве компании, и не согласны со многими вопросами, которые касаются содержания социальной сферы. Мы создали рабочую группу из депутатов и будем готовить предложения выхода компании из кризиса. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы «Алроса» повторила судьбу объекта «Якутуголь», который был акционирован, как и другие предприятия нефтегазового комплекса.

Далеко от Москвы и забыта царём

В Якутии видят корень проблем в том, что Москва через своих эмиссаров плохо видит и знает национальные особенности таких отдалённых территорий, как Якутия. Даже представители партии власти прямо говорят об этом. Федеральные законы не всегда отображают чаяния на местах, считает замсекретаря регионального отделения «Единой России» в Якутии, народный депутат госсобрания Елена Голомарёва:

– В этом регионе всегда, со времён советской власти, даже раньше – со времён царя, выбирали тех людей, которые знают особенности территории, людей, уклада жизни. Сегодня в федеральных законах, которые касаются нас, упущены самые основные моменты. Когда мы обсуждали федеральный закон о государственной поддержке предпринимательства, за его рамками остались настоящие хозяева территорий – коренные малочисленные народы, которые тысячелетиями живут там и ведут свой образ жизни.

У коренных народов Якутии свой, особенный образ жизни, который они ведут тысячелетиями, сохраняя культуру и традиции.У коренных народов Якутии свой, особенный образ жизни, который они ведут тысячелетиями, сохраняя культуру и традиции.Фото: SERGEI ILNITSKY/EPA

Депутат Голомарёва, которая также руководит и региональной общественной приёмной главы партии власти Дмитрия Медведева, на примере рыбы объясняет, что в Москве оторваны от земли.

– Вот, например, правила установили: четыре рыбы поймал – дело заводят. А кто делал эти правила? Не коренные малочисленные же, которые знают, что сеть, которой ловят рыбу на Камчатке, и сеть в наших реках не подходят, они разные. А ещё сейчас потепление климата идёт. И рыба идёт уже не в те сроки, которые установили федеральные правила. Другой месяц уже. И получается, что, когда рыба идёт, люди сидят, а за спиной рыбнадзор стоит. А надо чтобы моментально менялись эти правила. Вот природа изменилась – надо людям помочь, срочно поменяйте эти правила.

Обида у местных есть и на глав крупных компаний, которые являются бюджетообразующими в республике. Говорят, топ-менеджеры совсем не выходят в народ и руководствуются только интересами своего бизнеса.

Не раз в разговорах местные политики жаловались, что рядом с Владимиром Путиным не хватает якута.

– Татары в федеральной власти есть, даже тувинцы – все есть, а у нас нет своего человека, – сетовали собеседники и с ностальгией вспоминали советские времена, когда свои люди были в Госплане. – Раньше, когда ехали в Москву, сразу к своим напрямую шли. Положено нам сто тракторов «Белорусов», а мы триста выбивали.

Кстати, первым таким человеком на федеральном уровне может стать как раз Айсен Николаев. По крайней мере, слухи об этом ходят здесь давно и складывается ощущение, что местные элиты и население будут такому повышению своего главы искренне рады.

Эвенки говорят, что высокий пост около Кремля Николаеву напророчил Красный Шаман (Федот Иванов) – один из самых авторитетных и уважаемых в Якутии

– Он с ним уже двадцать лет вместе, и говорят, что недавно они вместе ездили в Москву к президенту, – такие секреты ходят в народе.

Выходит, что те, кто работает на различных должностях в Якутии, ждут поста в Москве, а регион, как бы обидно ни звучало, находится на периферии, он если и не покинутый, то немного забытый, рассматриваемый именно как чулан с богатыми природными ресурсами и источник выкачивания денег.

Почти все мэры Якутска уехали в Москву, а республиканскую столицу иногда называют городом временщиков. «Варягам» же и всем, кто бы ни пришёл в Якутию, местные советуют в первую очередь понять характер республики и её народа.

– Нужно задать себе вопрос и нужно понимать, что территория Якутии – это прародина человечества, отсюда пошло освоение Америки. Народ не только выжил в таких условиях, он создал культуру, образ жизни. Эту историю нужно знать. Народы создали такой образ жизни, который позволял не просто выживать, а жить продуктивно, быть форпостом безопасности страны. Он [народ] не только осваивал эту территорию, не просто себя кормил, но и нёс важную государственную задачу в тяжелейших условиях. Если знать и опираться на это, то тебя всегда поймут, и руководитель будет находить правильное решение, – констатируют собеседники. – Тогда будет легче работать, и нельзя быть просто технократом. Если ты не почувствуешь саму атмосферу республики, настроение людей, будет сложно тогда. Просто проценты, математический подход здесь не сработает.

И напоследок небольшой штрих: премьер-министр России Михаил Мишустин, который в настоящее время находится в большом дальневосточном турне, так и не доехал до Якутии – самого крупного по территории региона в государстве.

Якутия так и не дождалась Михаила Мишустина, поэтому Айсен Николаев сам полетел на встречу с премьером в Благовещенск.Якутия так и не дождалась Михаила Мишустина, поэтому Айсен Николаев сам полетел на встречу с премьером в Благовещенск.Фото: Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС

В итоге глава Якутии Айсен Николаев сам полетел к главе кабмина на совещание в Благовещенск, где попросил у Мишустина льготные режимы для территорий опережающего развития, для предприятий IT-отрасли, занятых наукоемким и инновационным производством, – продлить программу субсидирования электроэнергетической отрасли, а также предложил поддержать развитие капиталоёмких отраслей экономики, таких как авиа-, судо- и машиностроение.

Но, наверное, самое главное то, что Николаев напомнил Мишустину о том, что он обещал проводить заседания госкомиссии по развитию Дальнего Востока чаще – «не менее чем раз в квартал». «На них необходимо рассматривать конкретные вопросы не только со стороны глав регионов, но и со стороны федеральных министров – как выполняются те или иные поручения по развитию Дальнего Востока», – сказал Ил Дархан.

Иными словами, попросил Москву не забывать о них.

Якутск