Режим самосохранения Собянина

Режим самосохранения Собянина

Политика 05 июня Илья Гращенков

В Москве голосование по поправкам к Конституции под угрозой срыва из-за нарастающего народного недовольства. Затянувшийся «режим самоизоляции», продавливаемый мэром Сергеем Собяниным, настроил против него жителей столицы, которые имеют лишь одну возможность выразить своё отношение законным путём – проголосовать против власти. Ближайшей возможностью «передать привет» столичной администрации как раз станет голосование по поправкам.

Понимая, что шансов честно выполнить спущенные Кремлём установки по 50-процентной явке и 60 процентах голосов «за» у городских властей немного, нанятые ими политтехнологи оказались перед сложной задачей – как обеспечить результат?

Тревожные цифры

Впервые Собянин баллотировался в мэры Москвы в 2013 году и набрал лишь 51,37 процента. Ещё чуть-чуть и второй тур мог бы поставить столицу под угрозу перехода власти в руки оппозиционного кандидата. В 2018 году, идя на второй срок, Собянин получил уже 70,17 процента голосов, что выглядело вполне логичным следствием его «крепкого хозяйствования» – мэрия обещала масштабную реновацию жилья, один за другим открывала парки и скверы. Над сезонной сменой бордюров подшучивали, но всерьёз на рейтинг мэра коррупционный флёр программ по благоустройству никак не влиял. Но два месяца весны 2020 года и жёсткий режим борьбы с коронавирусной угрозой, которую многие уже окрестили попыткой создания «цифрового концлагеря», сделали своё дело.

Церемония инаугурации Сергея Собянина. 2013 год.Церемония инаугурации Сергея Собянина. 2013 год.Фото: Валерий Шарифулин/ ИТАР-ТАСС

Рейтинг Сергея Собянина начал падать, хотя официальных подтверждений в виде социологических замеров от крупных исследовательских компаний вроде ФОМ и ВЦИОМ мы, конечно, пока не видели. Зато опросы в телеграм-каналах и СМИ дали очень негативный срез сетевой аудитории: свыше 80 процентов подписчиков каналов (в опросе приняли участие более 10 тысяч человек) заявили, что если бы завтра были выборы мэра, они проголосовали бы против кандидата Собянина. Примерно такой же результат – 78 процентов против действующего главы города – приводит и информагентство Regnum, которое провело свой соцопрос (12 тысяч пользователей) и тем самым подтвердило гипотезу голосования в «телеге». Конечно, электорат Собянина шире, чем активные пользователи Сети, однако привычные группы его электоральной поддержки вроде 65+, которые мэрия поразила в правах, предписав им длительную самоизоляцию, перестали быть лояльны власти.

Таким образом, 70,17 процента «за» на выборах обернулись 78 процентами «против» в Сети.

Это не официальная социология, но тревожный звоночек для мэрии. Как в таких условиях пройдёт голосование по поправкам к Конституции?

Главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов написал в своём Telegram-канале, что, по его подсчётам, принять участие в голосовании смогут лишь 6,8 процента москвичей. Его поправила глава ЦИК Элла Памфилова, которая заявила, что это скорее разговор про традиционные формы волеизъявления на участках за один день, а поскольку голосовать можно в течение недели и разными методами (на улице, через интернет и так далее), то расчётное число проголосовавших – 3–4 миллиона избирателей (это 50–60 процентов от общего числа).

Позже и мэр Сергей Собянин заговорил о надежде на портал «Активный гражданин», который мог бы помочь людям проголосовать. Таким образом, если бы выборы проходили по традиционной схеме, то явка на них составила бы те самые 7–10 процентов, причём при росте явки число протестных голосов росло бы кратно, так как в целом акт голосования по поправкам превратился бы в тот самый фидбэк политики мэрии – народ голосовал бы против Собянина. Поэтому не исключено, что результат мог бы быть близким к интернет-опросу, то есть 70–80 процентов проголосовали бы против власти как таковой и поправок в частности.

Если вернуться к результатам проведённых интернет-опросов, то давайте подумаем, что за срез мы всё-таки получили?

Прежде всего речь не столько о снижении рейтинга поддержки мэра, сколько о нарастающем антирейтинге мэра.

Для Собянина этот фактор наиболее тревожен, так как одно дело – рейтинг, который нужен на выборах (переизбираться он не намерен), а другое – антирейтинг, что по сути означает отсутствие поддержки со стороны населения самого института региональной власти в лице её высшего должностного лица. Этот показатель тревожен тем, что с ним будет тяжело управлять, а в случае мэрии – далее продавливать неудобные и раздражающие москвичей сценарии разных режимов, штрафов и поборов. Антирейтинг тут – ключевой показатель, так как именно он может привести к тому самому «росту протеста», а проще говоря – политизации населения и даже его выходу на улицу.

В свете «американского сценария» власть должна настороженно относиться к таким перспективам и планировать нейтрализацию протеста, как летом 2019 года. Но не проще ли устранить сам фактор роста недовольства – отправить региональную власть в отставку? Пусть даже формально с повышением – в правительство или Совбез, например.

Рейтинг или спокойствие?

Сегодня не только Собянин, но и другие представители губернаторского корпуса выступают в роли политической губки, вбирая в себя негатив, который в нужный момент может быть сброшен федеральной властью через отставку глав с наибольшим антирейтингом.

Другой вопрос, что теперь за балансом негатива нужно пристально следить, иначе можно упустить тот момент, когда губка перестанет впитывать и протест начнёт вытекать на улицы. Собственно, голосование по поправкам к Конституции может стать катализатором этих процессов.

Принятые в связи с пандемией меры обернулись для мэра Москвы тем, что полярность его рейтинга перевернулась с ног на голову.Принятые в связи с пандемией меры обернулись для мэра Москвы тем, что полярность его рейтинга перевернулась с ног на голову.Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Если Собянин и его команда примут решение «дать результат», то есть любой ценой показать Кремлю заданные цифры, используя для этого все возможные политтехнологические приёмы, это даст слишком большой разрыв между реальными настроениями в обществе и теми цифрами, которые спущены в регионы как цель. Это может спровоцировать среди москвичей резкий рост недовольства.

Другой сценарий – «отцепить» рейтинг Собянина от путинских поправок, каким-то образом сепарировать мэрию с её вечным «масочным режимом» и голосование по Конституции. Однако с каждым днём сделать это всё тяжелее. 

Интерес к голосованию как к сакральному жесту падает день ото дня, превращаясь либо в сугубо техническое мероприятие для тех, кто подконтролен админресурсу (сходил – проголосовал), либо в возможность проявить своё недовольство всем происходящим в городе и стране.

Таким образом, Сергей Собянин, который как бы пожертвовал рейтингом ради спасения москвичей, оказался в ситуации, когда он должен решить, что ему важнее – достижение результатов, поставленных Кремлём, или сохранение относительного спокойствия в Москве, и без того измученной борьбой с коронавирусом.

Правда, последнее заявление Собянина о том, что «режим самосохранения» (какой-то новый режим!) может продлиться в городе до 2021 года, косвенно говорит о том, что мэр готов идти дальше, закручивая гайки и демонстрируя президенту то, как он держит горожан в подчинении. А это означает, что и голосование по поправкам к Конституции для него шаг чисто технический: дадут хороший процент, москвич у нас – активный гражданин.