Неокомсомольцы не пришли

Неокомсомольцы не пришли

Политика 24 апреля Ростислав Журавлёв

Секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев напрямую и без купюр заявил ни много ни мало о необходимости создания новой молодёжной политики. Всё, что выстраивалось последние годы, по сути, признано провалом.

Из легальной политической жизни страны выпало целое поколение, если не два. Патрушев на своём совещании с главами регионов посетовал, что это связано с тем, что интернет становится всё более мощным инструментом манипуляции сознанием и поведением молодого поколения.

«Очевидно, что материальное расслоение, коррупция, несправедливость, снижение уровня жизни, невостребованность на рынке труда и иные подобные негативные явления формируют предпосылки недовольства», – откровенно заявил он.

Как пишет официальная пресса, подростки и молодые люди за редким исключением сегодня практически не интересуются политикой, мало читают серьёзных книг, не смотрят умных фильмов и мало соприкасаются с теми ценностями и задачами, которые приняты в обществе и государстве.

В нулевых Владислав Сурков «создал» известных и уже канувших в Лету кремлёвских неокомсомольцев.В нулевых Владислав Сурков «создал» известных и уже канувших в Лету кремлёвских неокомсомольцев.Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Все нулевые молодёжной политикой в нашей стране занимался Владислав Сурков. Именно он «создатель» известных и уже давно канувших в Лету кремлёвских неокомсомольцев: «Наши», «Молодая гвардия», «Мы», «Свои» или «Местные»… Никто уже не припомнит. Зато многотысячные марши комиссаров «нашистов» на проспекте Сахарова запомнились хорошо. Тогда никто не скрывал, что созданы они были в противовес оппозиционным и стихийным молодёжным организациям.

За эти же годы были созданы и молодёжные парламенты, которые, как сейчас выяснилось, не стали социальными лифтами. По иронии судьбы Сурков также курировал и Донбасс. Ирония заключается в том, что в час «Ч» (именно так его называли «Наши», готовясь к нему, а точнее к «оранжевой» угрозе) в 2014 году в окопах под Горловкой, в Крыму, под Славянском оказалась отнюдь не та молодёжь, на которую тратили миллиарды бюджетных рублей. Автомат в руках сжимали те, кто ходил под дамокловым мечом 282-й «русской» статьи об экстремизме, – нацболы, молодые леваки, коммунисты и коричневые патриоты из националистической среды. То есть все те, кто был силой выдавлен на обочину политической жизни страны.

Сейчас власть остро нуждается в кадрах, но взять их, как выясняется, неоткуда.

Отсюда и жалобы на интернет. То, что готовят в своих недрах чиновничьи ясли РАНХиГС, – лишь эрзац, почкование и клонирование самих себя без реакции, без эволюционного процесса, не говоря уже о революционном. Молодые технократы (все как под копирку даже внешне) на поток устремились в губернаторские кресла, но не решают исторических задач и не способны на креативное мышление в силу отрицательного отбора.

Впрочем, журналист и исследователь молодёжной среды Олег Кашин в разговоре с «Октагоном» утверждает, что всё не так страшно.

«Не думаю, что сурковская молодёжная политика провалилась. Только что на “Евровидение” Россия отправила (только карантин помешал) воспитанную Селигером группу. Главное кремлёвское медиа – политические телеграм-каналы – практически полностью управляются именно сурковской молодёжью из нулевых. С Кристиной Потупчик вынуждена считаться даже [Маргарита] Симоньян, – замечает собеседник. – Все инвестиции в молодёжь, сделанные в те годы, отбились помногу раз, а аргумент “никто с Селигера не уехал воевать в Донбасс” скорее указывает на место Донбасса в приоритетах Кремля. Молодёжная политика Кремля нулевых себя оправдала, а новые её издания типа “Лидеров России” вообще выглядят уже как что-то совсем приличное – “нашистов” можно было дразнить, что вот, бездельники, карьеристы, а этих вообще не за что. Думаю, и слова Патрушева указывают прежде всего на его интерес к тому, что давно расцвело без его участия».

Но дьявол кроется в другом: если взглянуть с классовых позиций, то возникает противоречие, которое и осознала власть только сейчас. Молодёжная политика – это часть социальной политики.

А социальная политика была неолиберальной: меньше дать, побольше попилить и прикрыть всё это модными «дискурсами». Провалилась социальная политика – провалилась и молодёжная.

Суть в самом главном противоречии: упор делался на рынок и бюрократическую ренту, социальные лифты зависели от причастности к ним, это подразумевало достаточно долгую карьеру. Но молодёжь в этой системе лишняя: её удел – работа в «Макдоналдсе», и не более того. То есть провал молодёжной политики – в самой сути неолиберальной социально-экономической модели.

Молодёжь в государственной структуре России оказалась у обочины. Работа – за копейки, востребованности и мотивации – ноль.Молодёжь в государственной структуре России оказалась у обочины. Работа – за копейки, востребованности и мотивации – ноль.Фото: Алексей Майшев/РИА Новости

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин на вопрос «Октагона» о том, почему сейчас происходит провал в молодёжной политике, замечает, что масштаб советских тотальных организаций давал сильный эффект, это были весьма интересные организации, которые обеспечивали карьерный рост. А это именно то, что должно быть во главе угла, определяющее в молодёжной политике. Но, увы, понимания этого сейчас нет.

«Сейчас делают попытки… Всевозможные конкурсы, гранты, поддержка деньгами, да, нужно сохранить это, но нужно прежде всего давать удочку, а не только рыбкой подкармливать. В идеале для того чтобы вернуть осмысленность молодёжной политике, необходимо обеспечивать поколение жильём, причём не своим, а государственным. И оно будет располагаться там, где эта самая молодёжь нужна: часть в Москве, часть – в отдалённых регионах востока, где необходимо создать стартовые возможности. Это научные городки, силиконовые долины, производства, которые должны вырасти в города», – говорит Мухин.

По его словам, деньги на это у государства есть, и даже есть политическая воля, но на этом не откатишь. «Но нами сейчас управляет бюрократический класс, и он диктует правила игры, к сожалению», – делает вывод он.

Государство только-только начало делать шаги навстречу молодёжи.Государство только-только начало делать шаги навстречу молодёжи.Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Примечательно, что о том же самом рассуждал когда-то и писатель Эдуард Лимонов. В своей книге «Другая Россия», написанной в тюрьме в те самые нулевые, он замечал, что молодёжь сегодня – самый угнетённый класс. Это актуально и по сей день: «Напрашивается мысль, что при помощи демагогии, хитростей, пользуясь тем, что молодые не успевают ещё создать свои группы (“мафии”) – средний возраст просто украл, крадёт ежедневно у молодёжи её долю власти и собственности».

Аргумент в пользу “опыта” и “опытности” среднего возраста, опыт якобы даёт им преимущества перед молодёжью, тут не работает. Во многих областях жизни опыт приобретается чрезвычайно быстро. 

«А основной опыт, получаемый в жизни большинством – это опыт трусости и осторожности. Лучше его не иметь вовсе, – писал Лимонов. – Если бы хотя бы власть и собственность делились бы между двумя основными классами поровну. Но нет, молодой человек имеет много меньше даже, чем пенсионер, у пенсионера есть пенсия, есть квартира. У юноши, у девушки нет в нашем обществе даже нескольких метров крыши над головой. А уж стипендию студента и отдалённо нельзя сравнить с заработком среднего возраста».

В итоге власть осознала, что кадровую скамейку нужно заполнять немедленно, созрел дефицит креативных идей, реакции, что даст толчок развитию. Но ситуация, когда чиновником и управленцем может стать только сын управленца, не сработала. Через гены, увы, не передаётся патриотизм и талант. А Ломоносовы, идущие пешком в лаптях в Москву, нужны сейчас.