Иркутский регион стоит перед выборами

Иркутский регион стоит перед выборами

Политика 12 августа Иван Зуев

Иркутская область – максимально сложный регион, как и любой крупный сибирский субъект федерации. Именно здесь в сентябре ожидаются одни из самых конкурентных для партии власти выборов. Корреспондент «Октагона» провёл несколько дней в регионе и разобрался, как возникает ситуация, когда для кандидатов, на которых не ставит федеральный центр, сходятся все звёзды.

Иркутская область – пример того, что победа оппозиционного политика не всегда вызывает жёсткое отторжение в федеральном центре. Другое дело, что для того, чтобы удержаться в кресле губернатора, надо соблюдать баланс интересов. Чем больше и богаче регион, тем больше интересов. Иркутская область очень большая.

В 2015 году во втором туре выборов коммунист Сергей Левченко на 15 процентов обошёл конкурента – врио губернатора Сергея Ерощенко.

– Что отчасти определило победу Левченко? Это забавная история. У Ерощенко был шанс задавить Левченко во время прохождения муниципального фильтра. Но Володин (Вячеслав Володин, спикер Госдумы. – τ.), который тогда был замруководителя Администрации президента, прямо сказал: не будет Левченко – победа не засчитывается. Потом в первом туре Левченко не хватало всего полпроцента для выхода во второй, но они не стали подличать. В итоге Левченко вышел во второй тур с разницей всего в полпроцента, – рассказывает политтехнолог, который активно участвовал в кампании 2015 года.

В 2015 году Вячеслав Володин, который тогда был замруководителя Администрации президента, прямо сказал Ерошенко: не будет Левченко – победа не засчитывается.В 2015 году Вячеслав Володин, который тогда был замруководителя Администрации президента, прямо сказал Ерошенко: не будет Левченко – победа не засчитывается.Фото: Вячеслав Замыслов/Octagon.Media

13 сентября 2020 года Иркутской области предстоит выбрать нового губернатора. Выборы будут по сути досрочными. Так удачно одержавший победу над «Единой Россией» Сергей Левченко ушёл со своего поста по собственному желанию в декабре 2019 года. Об обстоятельствах его не самой обычной отставки спорят до сих пор, тем более что в мае он неожиданно захотел снова принять участие в выборах. Впрочем, после истории с Сергеем Фургалом в Хабаровске, который не ушёл вовремя по собственному желанию, механизм принятия этого решения стал немного понятнее.

Сейчас активную кампанию ведёт врио главы региона, выходец из структур МЧС Игорь Кобзев. Накануне стали известны имена его противников – завершился этап регистрации претендентов на пост главы региона. На кресло губернатора претендуют семь кандидатов: Григорий Вакуленко от «Гражданской платформы», Максим Евдокимов от партии «Родина», Лариса Егорова от «Справедливой России», Андрей Духовников от ЛДПР, Михаил Щапов от КПРФ и Геннадий Щадов от КПСС.

В местных и федеральных телеграм-каналах уже два месяца обсуждаются конфликты, которые возникли в результате работы врио. Как оказалось, местные политические элиты действительно несколько озадачены его манерой управления.

Игорь Кобзев, временно исполняющий обязанности губернатора, – выходец из структур МЧС. Многих раздражает его солдатский стиль руководства регионом.Игорь Кобзев, временно исполняющий обязанности губернатора, – выходец из структур МЧС. Многих раздражает его солдатский стиль руководства регионом.Фото: сайт правительства Иркутской области

– Есть раздражение от его солдатского стиля. Его стиль управления – из МЧС. Все работают режиме ВКС – постоянные оперативные штабы, мэрам приходится по полдня сидеть и выслушивать его пространные рассуждения о том, как надо работать. Его главная позиция – я приехал выстраивать вертикаль власти. Мне сказал президент, а я спускаю это указание вам. Он и депутатам уже давал поручения, у них от этого челюсти падали, когда он говорил: «Я научу вас работать», – рассказывает «Октагону» политтехнолог, пожелавший сохранить инкогнито.

С другой стороны, именно таким подходом довольны местные экологические активисты, которым достаточно сложно угодить.

– Мне, наоборот, это и нравится. 19 июля мы были в одиночном пикете по поводу водохранилища. Через день мы уже были у него на встрече. Мне нравится в нём этот стиль генерала. Есть претензии. Он приехал без команды, и вокруг него сразу образовались наши ушлые люди, – оппонирует экоактивистка Любовь Аликина.

В регионе существует огромное количество серьёзных игроков: от нефтянки до золотодобытчиков. У каждого из них есть желание влиять на местную кадровую политику.

Перечислим только тех, кого собеседники «Октагона» назвали основными.

Лес

Основным заготовителем леса в регионе является группа «Илим», которая производит около 70 процентов всей российской целлюлозы. Компании приписывают швейцарско-американское происхождение, однако с российским участием. В 1992 году «Илим» основало ЗАО «Финцелл», в число соучредителей которого входили Захар Смушкин и братья Борис и Михаил Зингаревичи. В среде сибирских журналистов принято вспоминать о том, что в числе учредителей фирмы «Финцелл» был бывший премьер-министр и глава партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев.

Кроме этого, существенная часть лесного рынка (без малого 300 разнообразных компаний) занята так называемыми лесовиками-ипэшниками. Как рассказывали «Октагону» собеседники в Иркутской области, курируются они, как правило, местными силовиками.

Энергетика и алюминий

Активы Олега Дерипаски в регионе представлены Иркутским алюминиевый заводом и Братским алюминиевый заводом. Логично, что ему же принадлежит и вся региональная энергетика, поскольку без неё алюминиевый бизнес развивается скучнее, чем с ней.

Оборонка и фактор Чемезова

Как и любой крупный сибирский регион, Иркутская область под завязку набита самыми разнообразными предприятиями ВПК. После того как большинство из них было передано в «Ростех», в регионе появился новый крупный игрок – Сергей Чемезов.

Сергей Черемезов – новый крупный игрок в Иркутской области.Сергей Черемезов – новый крупный игрок в Иркутской области.Фото: Марина Лысцева/ТАСС

– У нас силён так называемый фактор Чемезова. Ему в своё время сказали, что Иркутская область – его вотчина, и пусть делает что хочет, – рассказывает «Октагону» собеседник.

Строители

Серьёзная политическая сила в Иркутской области – строительные кланы, которые давно привыкли оказывать влияние на местную политику. Именно альянсу со строителями КПРФ была обязана своей неожиданной победой над Ерощенко в 2015-м.

– У нас сильные позиции всегда были у строителей. Они всегда были отдельно. Они могли поддержать как коммунистов, так и «Единую Россию», да и кого угодно, наверное. В целом переговоры с ними – это была битва за землю, – рассказывают собеседники «Октагону».

Конфликты и интересы

Современная карта конфликтов в Иркутской области сформировалась при бывшем губернаторе Сергее Левченко. Выступая в качестве «красного» губернатора-социалиста, он заставил ряд крупных бизнесов зарегистрироваться на территории региона, а также частично вывел из тени сразу несколько отраслей. Это вызвало недовольство у крупных игроков.

В числе тех, чьи доходы при Левченко сильно уменьшились, – Олег Дерипаска и хозяева лесной отрасли. У «красного» губернатора был раунд переговоров с командой группы «Илим» и мелкими лесными предприятиями. Большинство из них вынуждено было зарегистрироваться в регионе (например, «Илим» работал в Иркутской области из Санкт-Петербурга). «Лесовиков» также обязали чипировать весь лес, который они рубят и вывозят. Таким образом, на таможне и в других проверяющих структурах стали чаще и лучше выявлять нарушения. Доходы от леса в региональный бюджет увеличились с трёх миллиардов рублей до 10 миллиардов.

Олег Дерипаска – ещё один крупный игрок региона, которому была выгодна отставка Левченко.Олег Дерипаска – ещё один крупный игрок региона, которому была выгодна отставка Левченко.Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

– «Лесовики» довольны, что при Кобзеве эта история ушла в прошлое. Сейчас они опять перестали платить, отсюда и образовалась дырка в бюджете в 20 миллиардов рублей, которая серьёзно раздражает Администрацию президента, – рассказывает «Октагону» источник.

Таким образом, отставка Левченко была в интересах и структур Олега Дерипаски, и представителей лесного бизнеса. Вместе с ними на неё работали и в команде «Ростеха» Сергея Чемезова. Последний собирался поставить на место губернатора своего человека – Сергея Сокола (Бывший глава штаба «Ростеха» на президентских выборах 2018 года, лидер иркутских единороссов. – τ.).

Однако, как рассказывают собеседники «Октагона», назначение на место врио Игоря Кобзева сильно разочаровало «Ростех». В итоге если «лесовики» и структуры Олега Дерипаски благосклонно приняли Кобзева (Замруководителя аппарата врио Георгий Кузьмин пришёл в команду Кобзева из EN+. – τ.), то с «Ростехом» ситуация сложнее.

– Сокол ходит, ходит и улыбается, ведёт себя учтиво. Но из-за конфликта Чемезова и Кобзева, скорее всего, не будет поддерживать Кобзева, – рассказывает «Октагону» собеседник.

Более того, по предположению сразу нескольких источников «Октагона», «Ростех» «помирился» с бывшим губернатором Сергеем Левченко и аккуратно поддерживает кампанию кандидата от КПРФ Щапова.

Новый врио Игорь Кобзев за полгода вошёл в очевидный конфликт со строительным кланом.

– Его [Кобзева] предложение было очень простое: давайте, чтобы вам не было плохо, и не было уголовных дел, и у вас осталась земля, поддерживайте меня. Они согласились, но потом поползли слухи, что за Кобзевым на рынок придут воронежские застройщики. И это никому не понравилось, – объясняет собеседник.

Главный вопрос середины лета в политической повестке Иркутска – почему Левченко не смог стать Фургалом? Пиарщики и политтехнологи запустили сразу несколько публикаций на эту тему в местной прессе. С другой стороны, пиар-команда Кобзева явно эксплуатирует «фургальский стиль» ведения кампании. Игорь Кобзев принимает нарочито популистские решения вроде отправки всего регионального министерства строительства на поселение в Тулун, где ликвидируют последствия наводнения 2019 года. Между тем «фургальская» повестка очевидно может сыграть совсем на другом фронте: антимосковские настроения в Иркутской области были сильны и без хабаровской истории, теперь же они явно только укрепились. Каким образом они сыграют в условиях очевидного раскола элит, предсказать достаточно сложно.

Предвыборный штиль

Впрочем, в самом Иркутске пока нет ощущения нарастания атмосферы протестного голосования. В местной политической тусовке, с одной стороны, объясняют это режимом самоизоляции, из которого регион до сих пор не вышел, с другой – тем, что протест для региона – уже пройденный этап, и к выборам тут относятся достаточно спокойно.

– В публичном пространстве грядущих выборов просто нет. У нынешнего губернатора специалисты хорошо работают в соцсетях, мы не видим там антивластной риторики. Пока жители не так активно думают о выборах, они больше наслаждаются тёплыми летними деньками. Это даже близко не главный вопрос в жизни иркутян», – говорит иркутский политолог Алексей Петров.

«Нет какой-то серьёзной политической повестки, вопросов, по которым нужно немедленно определяться. Может быть, через неделю-две, когда кампания начнётся вовсю, что-то и появится. Пока же Игорь Иванович безраздельно завоевал пространство. Он везде, на всех баннерах. Выборы не воспринимаются как какая-то точка разрыва, как позиция “или мы, или они”».

Алексей Петров | политолог Алексей Петров
политолог

При этом, по его словам, протестное голосование за Левченко в 2015 году определялось в том числе и объединением вокруг него бизнес-сообщества:

– Была сильная информационная кампания. Газеты выпускались миллионными тиражами и дошли до каждого села, с тех пор многое изменилось.

Впрочем, как предполагает социолог Борис Кагарлицкий, который работал с командой Левченко, после истории с протестами в Хабаровском крае протестная активность может вырасти из антимосковских настроений.

– Региональные интересы ощущаются острее, чем классовые или профессиональные. Москва нас грабит – этот посыл есть везде, по всей России. Есть не только в Хабаровске, но и в Иркутске. Только в Сибири понимание более цельное. Москва грабит нас, а олигархи грабят Москву. Настроения, что какие-то люди далеко от нас получают наши деньги, а мы работаем на чужого дядю, – говорит Кагарлицкий.

Иркутск